Чукчи — свирепые воины севера…

Чукчи — величайшие воины севера

Чукчи - свирепые воины севера...

В нашем бытовом фольклоре давно закрепился образ чукчи, как персонажа из анекдотов. На самом деле, в свое время чукчи были величайшими воинами севера.

Бесстрашными, воинственными, опьяненными мухоморами и носящими экзотические доспехи, которые могли остановить пули казаков.

Чукчи были настолько свирепы, что русские колонизаторы так и не сумели покорить этот народ — полностью присоединить их удалось только в XX веке.  

Внешний вид, подготовка и традиции

Лучше всего образ чукчи описал капитан Д.И. Павлуцкий, долгое время воевавший с этим народом, вошедший в их мифологию в виде злобного персонажа и в конце-концов чукчами же и убитый:

«Чукчи — народ сильный, рослый, смелый, плечистый, рассудительный, справедливый, воинственный, любящий свободу и не терпящий обмана, мстительный, а во время войны, будучи в опасном положении, себя убивают».

— Исчерпывающая характеристика, особенно ценная тем, что ее написал их непримиримый противник.

Собственно, сами чукчи делились на оленных кочевников, занимавшихся в основном разведением оленей, и оседлых рыболовов и охотников на морского зверя.

Оленные чукчи были самыми подготовленными и сильными и воспринимали оседлых как более слабых и изнеженных, что не мешало им в случае морского набега, объединяться вместе, чтобы пограбить тех же американских эскимосов.

Любопытно, что иногда некоторых воинов в поход заставляли идти против их же воли.

О частоте боевых столкновений с эскимосами говорит хотя бы такой обряд: когда встречались два этих народа и собирались торговать, перед торгом проводили жертвоприношение, убивая двух оленей и по тому, как они падали, определяли, кто в случае ссоры нападет первым.

Если ссора действительно случалась, все расходились, готовились, отправляя женщин и детей подальше, и с рассветом нападали на противника. Сама практика такого ритуала, говорит о том, что драки и войны были настолько обыденными, что их уже стали заранее регулировать с помощью жертвоприношения.

Оленные же или по другому, кочевые чукчи с детства тренировались в беге, переносе тяжестей и боевых и охотничьих искусствах. Мальчики подолгу бегали, преследуя оленей, и занимаясь выпасом стад, учились легко переносить голод и жажду, стрелять из лука и биться копьем и ножом, носить доспехи и бороться.

Ловкость юных чукчей доходила до того, что в их боевых обычаях закрепилась привычка уворачиваться от стрел во время битвы, если на них не было доспехов.

Рассказывают, что малолетних чукчей приучали чуять опасность таким образом: к ничего не подозревающему мальчику подкрадывался родитель и прижигал ему кожу раскаленным ножом.

И так до тех пор, пока парень не начинал отскакивать в сторону от каждого шороха.

А во время финального испытания за юным чукчей крался отец с луком и неожиданно стрелял в спину. Если парень уворачивался — становился воином. Если нет — умирал от раны, ибо такой неумеха был не нужен.

Военное дело

Оседлые чукчи чаще всего делали набеги на больших лодках-байдарах под парусом на своих американских соседей, или жителей островов. А вот оленные чукчи занимались кражей стад у коряков и других местных жителей, отправляясь в грабительские набеги в основном зимой, когда могли передвигаться с ощутимой скоростью на запряженных оленями нартах.

Чаще всего набег выглядел так: к стойбищу подкрадывались на рассвете, когда жертвы спали в яранге, общем жилище из шкур оленя и жердей, в котором кругом располагались палатки отдельных семей. С помощью аркана роняли ярангу и начинали бить копьями через шкуры по ничего не соображающим спросонья людям, а выбиравшихся наружу — убивали. В это время другие чукчи уже угоняли оленей.

Правда, иногда жители яранги начинали стрелять через специальные бойницы в стенах из луков или огнестрельного оружия, и если убивали нескольких чукчей, те предпочитали сбежать.

Иногда чукчи устраивали засады на казаков или местных жителей, которые прятались в русских крепостях-острогах. Для этого небольшой отряд нападал на острог и получив отпор притворно сбегал, а если их начинали преследовать, заманивал врага в засаду, где его поджидали гораздо большие силы.

При крупных сражениях чукчи старались основным отрядом напасть с фронта, отвлекая противника, а вторым — обойти с тыла, внося неразбериху и панику в ряды врага.
Осаждать крепости и брать их штурмом чукчи не особо умели, да им это чаще всего было не нужно.

Оружие и боевые приемы

Самыми важными орудиями войны у чукчей были луки и копья. Этим оружием учились владеть все, так как они были не только военным, но и охотничьим снаряжением.

Луки были сложносоставные, а наконечники стрел изготавливали сначала из камня и кости, а с приходом русских — из железа, так как у самих чукчей металлургия была не слишком развита.

Также в качестве наконечников использовали и старые ножи.

Копья чаще всего приспосабливали специально для рукопашной схватки, наконечники также старались делать из металла, делали их длинными и широкими, так, чтобы ими было легко рубить.

Существовала и иная разновидность древкового оружия — что-то вроде тесака на древке, которым иногда умудрялись отрубить противнику голову в одного удара. Ну и конечно любой чукча имел при себе нож.

Гораздо реже использовали топоры, тесаки, дубины и пращи для метания камней.

Сами воины разделялись на тяжеловооруженных — одетых в доспехи, стрелявших из лука, а затем идущих в рукопашную, а также легких — уворачивающихся от стрел и после победы догонявших разбегающихся врагов.

Доспехи чаще всего были пластинчатые, причем пластинки часто изготавливали из китового уса или кости, при этом качество выделки было таким, что мелкокалиберное огнестрельное оружие его не всегда пробивало. Позже доспехи стали изготавливать из металла.

Шлем носили редко, предпочитая защищать голову с помощью крыльев — шитков из дерева, покрытых пластинами, которые сзади закрывали затылок, и привязывались к рукам, позволяя не только стрелять из лука, но и легким движением закрываться крылом как щитом. Обычно воин носил одно крыло, вставая к врагу так, чтобы всегда можно было защититься крылом от стрелы. Часто на доспехи наносили изображение убитого врага — считалось что так его дух не сможет повредить своему убийце.

Нарты использовали не только для передвижения, но и как колесницы — с них могли во время движения стрелять из лука. Запрягали в них обычно пару холощеных оленей. Кастрировали же их раздавливая зубами канальцы яичек у молодого самца, а иногда отгрызая ему одно яичко. Такое свежеотгрызенное лакомство отдавали самому почтенному старцу или дорогому гостю — оно считалось деликатесом.

Также нарты использовали в виде временных полевых укреплений, ставя их кругом, наподобие гуситского вагенбурга, и отстреливаясь из-за такой импровизированной стены.

Бывало, что чукчи защищались, забравшись на холм, и полив водой тропинку, ведущую к вершине.

Вода замерзала, и навстречу наступающему противнику пускались тяжеленные нарты, заполненные камнями и утыканные спереди копьями и заостренными рогами оленей. После того, как такой таран сносил первые волны врага, чукчи шли в атаку.

В бою чаще всего участвовали молодые мужчины, которые хотели доказать свое мужество, а также опытные воины, получавшие от набегов добычу. Впрочем, иногда воевали и женщины, особенно если на ярангу нападали враги, в то время как мужчина был на охоте.

Бывало, что женщин брали и в набег, и иногда они даже участвовали в битве. Когда семья оставалась без кормильца, девочки тренировались точно также как мальчики, и такие воительницы могли участвовать в походах на равных с мужчинами. Но вообще, традиционно драться с женщиной считалось позорным.

Особо стоит отметить у чукчей существование своеобразной касты транссексуалов. Дело в том, что вся чукотская традиционная религия пронизана верой в духов и иногда они нашептывали мужчине или женщине о смене пола.

Тогда такой человек начинал носить одежду и подражать голосу того пола, который выбрали духи.

Мужчины-транссексуалы выходили замуж или оказывали сексуальные услуги, а женщины-транссексуалы выполняли мужскую работу и ходили на войну.

Отношение к смерти и воинские традиции

Чукчам свойственен фатализм и восприятие смерти как перехода в лучший мир предков. Поэтому проигравший в поединке часто просил его добить, а немощных стариков по их желанию умерщвляли родственники. Часто женщины, видя что их мужчины проигрывают в битве, закалывали детей и затем убивали себя.

Русские путешественники времен покорения Сибири отмечали, что чукчи были настолько вспыльчивыми и эмоциональными, что, случалось, совершали самоубийство под впечатлением от невыгодной сделки или другого подобного расстройства.

При этом воинственность этого народа настолько укоренилась в их культуре, что по традиции более сильный воин мог запросто потребовать от слабого отдать его жену или оленей. Если тот отказывался делиться, следовал вызов на борцовский поединок. Проигравший лишался имущества или женщины, и всем это казалось справедливым.

Татуировки — отдельная гордость чукчей. Чаще всего ими украшались лица воинов или женщин. Особо же лютые бойцы за каждого убитого врага, рисовали себе точку на руке. И у матерых воинов из этих точек могла выстроиться линия от запястья до локтя.

Использовались и стимуляторы. Перед боем чукчи часто жевали шляпку мухомора.

Опытным путем они обнаружили, что в малой дозе гриб действовал как стимулятор, и лишь в большой становился источником видений.

Особо упоротые употребляли мочу бойца, объевшегося мухоморами (активные вещества в ней сохраняются, так что единожды съев гриб можно испытать эффект повторно). Был в этом, видимо, некий шик.

В общем, оказавшись на крайнем Севере, среди улыбающихся оленеводов, десять раз подумайте, стоит ли рассказывать анекдот про глупого чукчу, ведь среди слушателей может оказаться человек, чьи предки так и не покорились колонизаторам, кастрируя своих оленей зубами и отправляя в набег боевых транссексуалов.

Тем, кого заинтересовала история этого народа, советуем обратиться к книге «Военное дело чукчей (середина XVII — начало XX в.)» Александра Нефедкина.

Источник: https://disgustingmen.com/history/warriors-of-chukotka

Почему после сражений с чукчами не было пленных

Чукчи - свирепые воины севера...

Вопреки устоявшемуся в массовом сознании образу простодушного и доверчивого чукчи, растиражированному многочисленными анекдотами и художественными произведениями, суровые жители Крайнего Севера были искусными и умелыми воинами. Правда, они не всегда побеждали. Но врагам практически не удавалось взять в плен ни одного чукчу, будь то мужчина, женщина или ребенок. Эти люди предпочитали умереть, но не сдаться на милость победителей.

Суровые воины

Многие путешественники и исследователи Арктики описывали чукчей как суровых воинов, которые могли совершать и длительные военные походы, и короткие внезапные вылазки в стойбище врага, действуя слаженно, расчетливо.

Доктор исторических наук Александр Нефёдкин в своей книге «Военное дело чукчей» (Санкт-Петербург, 2003 год издания) отметил, что представители этого народа периодически воевали со всеми своими соседями. Они угоняли оленей у коряков и юкагиров, разоряли стойбища эвенов, устраивали грабительские набеги на эскимосов, а в XVII-XVIII веках происходили кровопролитные столкновения чукчей с русскими.

Поводом для военных действий могла стать кровная месть, борьба за охотничьи угодья и пастбища, а также желание поживиться за чужой счет, захватить в рабство молодых женщин и детей. С появлением русских на Крайнем Севере войны обрели еще и политический характер.

Чукчи были умелыми бойцами. Во время сражений они надевали особые панцирные доспехи. Противники сначала обменивались градом стрел, а затем уже в ход шли копья и тяжелые палицы. Стратегия чукчей основывалась на внезапных набегах. Они, как правило, нападали на врагов перед рассветом, когда ничего не подозревающие люди еще спали.

Участь побежденных

Одержав очередную победу, суровые воины Крайнего Севера не церемонились с врагами, попавшими в плен. Судьба проигравших складывалась драматично.

Чукчи прагматично добивали раненных, а наиболее ненавистных противников, руководствуясь принципами кровной мести, могли замучить до смерти.

Остальных пленных угоняли в рабство, ведь на стойбищах не хватало рабочих рук. Причем, особенно ценились женщины и дети перебитых врагов.

«В конце XVIII века у приморских жителей типичными невольниками были эскимоски с Аляски, захваченные во время морских набегов.

Этих пленниц могли брать в жены бедные оседлые жители, их же могли продавать оленным чукчам, к примеру, за 12 важенок [самок оленя] или за 10 важенок и двух ездовых оленей, дети стоили дешевле. Судя по фольклору, мальчик стоил 10 оленей, а девушка – 20-30…

Пленного мужчину делали рабом реже, поскольку он мог представлять реальную угрозу семье, в которой жил», – написал А.К. Нефёдкин в своей книге.

Обращались с рабами не лучшим образом. Их заставляли исполнять самую тяжелую работу, плохо кормили, часто избивали. Пользуясь абсолютно бесправным положением пленного человека, чукчи могли даже безнаказанно убить раба или рабыню. К ним часто относились презрительно.

Впрочем, родственники пленных могли попытаться выкупить несчастных у хозяев-чукчей за тех же оленей, например.

Жизнь не так важна

Но победа не всегда была на стороне чукчей. И тогда они предпочитали смерть позорному рабству, совершая самоубийство. Большинство этнографов считают причиной такого отношения чукчей к собственной жизни их религиозные представления о реинкарнации.

Если невыносима сама мысль о тяжелом существовании в плену, то прекращение мучений путем самоубийства казалось людям реальным выходом из сложившейся ситуации.

Тем более что за смертью – загробный мир, встреча с покойными предками, а затем – новое воплощение в мире живых.

Известный этнограф Владимир Богораз в первом томе своей знаменитой научной работы «Чукчи» (Ленинград, 1934 год издания) отметил, что представители этого народа в прошлом действительно мало ценили жизнь, как чужую, так и свою собственную.

«Чукчи вообще проявляют склонность к самоубийству. Об этом есть частые упоминания в старинных характеристиках чукчей. Самим чукчам это свойство их также хорошо известно. «Вы знаете наш народ, – говорили они мне, – из-за пустяка чукча может убить другого человека или самого себя», – написал В.Г. Богораз.

Исследователь рассказал о целых семьях, все члены которых совершали самоубийства. А младенцев, чьи матери умерли во время родов, в старину было принято душить и хоронить вместе с покойными женщинами.

Чукчи считали, что ребенок все равно не выживет без матери. В.Г.

Богораз также слышал, что младенцев могли приносить в жертву духам сами женщины, которые плохо себя чувствовали после родов и надеялись таким образом отвести от себя болезнь.

Смерть лучше плена

Примечательно, что чукчи часто совершали военные набеги вместе с женами, и некоторые из них воевали наравне с мужчинами. Многие коренные жительницы Крайнего Севера хорошо стреляли из лука. Но в рукопашной схватке с врагами обычно участвовали только представители сильного пола, а женщины оставались позади, ожидая завершения битвы.

В случае поражения суровые воины предпочитали героически пасть в бою, нежели угодить в плен. За это их уважали все противники.

Если чукча не погибал в ходе сражения, то он предпочитал заколоть себя ножом, а при его отсутствии – хотя бы разбить голову о камень.

Зная о такой склонности чукчей, коряки или эскимосы стремились лишить пленного любой возможности совершить самоубийство, но тогда эти гордые люди просто отказывались от еды, постепенно замаривая себя голодом.

Женщины, видя поражение своих мужей, тоже стремились избежать рабства у чужаков. Они душили или закалывали ножами собственных детей, а потом убивали друг друга. Иногда воин мог успеть добежать до своей семьи, чтобы помочь родным отправиться в загробный мир, где они вскоре должны встретиться.

Такие действия лишали соседей одного из главных мотивов для военных набегов: заполучить рабов-чукчей было практически невозможно. А еще, коряки, юкагиры и эскимосы знали, как они отчаянно и храбро сражаются. Вскоре это стало известно и русским.

Победа не имеет смысла

Доктор исторических наук Андрей Зуев написал научную статью «Русская политика в отношении аборигенов крайнего Северо-Востока Сибири (XVIII в.

)», которая была опубликована в издании «Вестник Новосибирского государственного университета» (выпуск 3 за 2002 год).

Ученый рассказал непростую историю военного противостояния Российской империи, активно расширявшей свои владения, и коренных народов Чукотки.

«Однако несмотря на то, что за русскими служилыми и промышленными людьми стояла вся мощь огромного государства, их усилия по подчинению малочисленных обитателей Северо-Востока Сибири трудно назвать успешными.

Последние в своем большинстве, не желая платить ясак и противодействуя русским попыткам закрепиться на их землях, оказывали ожесточенное сопротивление, в результате чего вторая половина XVII – первая четверть XVIII вв.

были насыщены многочисленными русско-аборигенными столкновениями», – написал профессор А.С. Зуев.

В.Г. Богораз в своей книге упомянул о походе боярского сына Семена Чернышевского, который состоялся в 1701 году.

В официальном донесении, которое было направлено властям после успешного завершения военной миссии, говорилось, что вместе со служилыми казаками в поход на «немирных чукоч» отправились 110 лояльных русским юкагиров и коряков, которые часто страдали от грабительских набегов своих давних врагов.

«И в том де походе, в Анандырском Носу подле Анандырское море пеших Чюхоч юрт с тринадцать, и великого государя под царскую высокую руку их в ясачный платеж призывали и ясак просили; и те Чукчи им ясаку не дали и засели в юрты.

И прикащик де их Алексей Чудинов велел к тем юртам приступать, и на том приступе в тех юртах мужеска полу человек с 10 убили и жен их и детей в полон взяли, и многие полоненные у них сами давились и друг друга кололи до смерти», – написано в донесении.

То есть, чукчи оставались верны своим принципам, предпочитая смерть позорному плену.

Такое ожесточенное сопротивление шокировало русских. Какими бы воинственными людьми не были служилые казаки, отправившиеся завоевывать Чукотку, вид мертвых детей эмоционально обесценивал для них одержанную победу.

Как написал А.С. Зуев, все попытки военного покорения чукчей, предпринятые Российской империей, не принесли желаемого результата.

Захватнические экспедиции стоили казне немалых средств, а экономическая привлекательность тундры оставляла желать лучшего.

Кроме того, русские власти не стремились к полному уничтожению коренных жителей Крайнего Севера, ведь с кого тогда взимать ясак (налог) в виде ценной пушнины?

В результате, к 1760 году русско-аборигенное вооруженное противостояние сменилось мирным взаимодействием, а вектор колониальной политики сместился с силовых методов к дипломатическим.

Источник: https://cyrillitsa.ru/narody/96888-pochemu-posle-srazheniy-s-chukchami-ne-byl.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.