Добрые лисицы, выведенные в СССР

5 животных, которые обязаны своим существованием человеку

Добрые лисицы, выведенные в СССР
Экология

Ученые обожают возиться с генами и использовать генную инженерию для самых разных целей. Селекционное скрещивание животных известно уже давно, однако только недавно исследователи начали с его помощью изобретать доселе неизвестных домашних питомцев, которые поражают наше воображение. Вероятно, в детстве многие из нас мечтали о таких забавных животных.

1) Гигантские камышовые кошки, которые не причиняют вреда

Если вы не дрессировщик в цирке и не гоняетесь за дикими животными, шансы, что вам повезет пообщаться с большой кошкой, невероятно малы. Единственное, что вы можете посмотреть на них в зоопарке, однако едва ли вам разрешат их погладить.

Кто в детстве не мечтал взять домой ягуара или гепарда и выводить его на поводке погулять? Увы, будучи взрослыми, мы все прекрасно понимаем, что даже домашние кошки способны принести немало вреда и быть виновниками серьезных травм.

А дикие звери и подавно тут же вопьют в вас свои когти или зубы при любом подходящем случае.

Возьмем, к примеру, кустарниковую кошку – сервала, дикое млекопитающее семейства кошачьих, которое обитает в Африке. Интересно, что эти звери могут скрещиваться с обычными домашними кошками, давая гибридное потомство.

Новая порода кошек получила название саванна, которое напоминает о местах обитания их диких родственников. Впервые породу стал разводить в 1986 году заводчик Джуди Френк.

Новую породу признала Международная кошачья ассоциация лишь в 2001 году.

На самом деле эти кошки не такие крупные, как дикие, хотя и крупнее домашних. Саванны не питают отвращение к воде, как большинство домашних кошек, и любят принимать ванны. Они ведут себя очень преданно и в этом смысле сравниваются с собаками. Также они инстинктивно дружелюбны с детьми.

Если по какой-то причине вы все же считаете, что выкладывать тысячи долларов за кошку не имеет смысла, даже если это гибрид сервала, вы можете приобрести другую породу — пикси-боб, которая стоит дешевле и тоже является гибридом: на этот раз домашней кошки и короткохвостого лесного кота. Хотя некоторые сомневаются, что у этой породы были какие-то дикие родственники, и говорят, что она, скорее всего, была выведена путем многократного скрещивания разных пород. Однако факт остается фактом: пикси-боб в действительности очень похож на рысь.

2) Чернобурка: дружелюбная, как собака, независимая, как кошка

В конце 1950-х годов в СССР молодой человек по имени Дмитрий Беляев приобрел известность благодаря одомашниванию диких животных семейства псовые и превращению их в пушистых домашних питомцев.

Однако особенность процесса Беляева заключалась в том, что одомашнивание происходило гораздо быстрее, а также исследователь использовал для этих целей не серых волков, а серебристо-чёрных лисиц.

Ему удалось добиться успеха.

Беляев осторожно отбирал самых дружелюбных и покорных лисиц и размножал их. Всего через несколько поколений животные стали привязываться к ученым, требовали внимания к себе. Появились изменения и во внешнем виде: у них стали свисать уши, на шерсти стали возникать пятна. Все эти лисицы демонстрировали типичное собачье поведение.

Сегодня это отдельная порода лисиц, которые такие же преданные, как собаки, но такие же независимые, как кошки. Этих животных можно приобрести, и они станут отличными домашними питомцами, хотя придется раскошелиться. Щенок домашней лисы стоит порядка 7 тысяч долларов.

Конечно, как и каждый научный эксперимент, проект по одомашниванию чернобурок имел еще одну сторону. Беляев никогда не хотел останавливаться на создании послушных добрых лисиц.

Для того чтобы доказать, что одомашнивание и покладистый характер лис связаны с особым геном, он также отобрал самых злобных и опасных лисиц и начал их разводить. Эксперимент также был невероятно успешным.

До сих пор в России разводят небольшое количество «генетически модифицированных» и очень агрессивных лис-убийц, хотя они выглядят весьма мило и безобидно.

3) Зеброид: наполовину зебра, наполовину пони (или кто-то другой)

Может быть, эта лошадка носит модные чулки? Похоже, что нет. Интересно, что яркие черно-белые полоски на ногах этого зверя заканчиваются аккуратно в том месте, где начинается его туловище.

Это существо – вовсе не выдумка художника, а всего лишь гибрид двух разных видов. Представляем вам животное, которое называется зеброид.

Мы все знаем, кто такие зебры, самые запоминающиеся представители семейства лошадиных. Зебры знамениты своими интересными черно-белыми полосками.

Интересно, что зебру можно скрестить с обычными лошадьми или ослами, в результате получается потомство, которое только частично унаследует контрастные полосы. Причем скрещивать можно как самцов, так и самок. Результат, как можно заметить, всегда неожиданный.

Гибриды совершенно спокойно могут жить среди диких зебр или ослов, причем давать свое потомство они не смогут.

4) Кама: миниатюрные и очень дружелюбные верблюды

Более дружелюбные и более волосатые, чем обычные верблюды, но более сильные и тяжелые, чем ламы, камы – живые существа, которых вывели, когда сотрудникам Центра по разведению верблюдов в Дубае стало скучно.

Экспертам центра стало интересно, могут ли верблюды и ламы, которые стали развиваться отдельно 30 миллионов лет назад, снова давать общее потомство. Конечно, они не завели верблюда и ламу в одну клетку и не стали ждать, пока два существа воспылают друг к другу страстью, так как матерью должна была стать 70-килограмовая лама, а отцом – одногорбый верблюд в 6 раз ее тяжелее.

После искусственного осеменения в 1998 году на свет появился первый самец кама, который получил имя Рама. После удачной попытки скрещивания верблюда и ламы, ученые также добились рождения еще 3 кам. Троица получила имена Камила, Джамила и Роки.

Все четыре камы имели средний рост своих родителей, но они были во много раз милее, чем их предки с обеих сторон. Они отличались силой и выносливостью верблюдов, но у них был более мягкий, чем у верблюда, нрав. Также эти животные не имели тенденцию плеваться в кого вздумается.

Добавьте ко всему прочему, что камы дают мягкую и ценную шерсть, и у них отсутствует неудобный жесткий горб, поэтому путешествовать верхом на каме по пустыне будет куда более удобно.

В настоящее время существует всего горстка кам, но Центр по разведению верблюдов намерен продолжить работу над этим любопытным проектом.

В отличие от многих других гибридов, камы не являются стерильными и могут давать потомство.

5) Волчья собака Сарлоса: серый волк с покладистым нравом

С тех пор как еще в далеком Каменном веке был одомашнен первый дикий волк, превратившись в домашнего пса, люди работали над тем, чтобы на свете появились все новые и новые породы собак.

Они старались искоренить дикие злобные качества и заменить их добродушием и преданностью.

Это отнимало много времени и сил, но, в конце концов, человек приобрел самого преданного и верного друга среди животных.

Сравнительно недавно, точнее, в прошлом веке, голландец Ландер Сарлос решил, что волк сегодня снова может быть приручен. В попытке создать собаку, которую можно будет дрессировать и которая станет неуязвимой для чумки и других собачьих болячек, он выбрал Макензийского равнинного волка и скрестил его с немецкой овчаркой.

В результате получилась новая порода — волчья собака Сарлоса, которая по внешнему виду очень похожа на волка. Эти собаки весят примерно 45 килограмм, они очень умны и имеют сильную волю, а также сильный стайный инстинкт. Несмотря на внешность волка, они имеют удивительно покладистый характер и совершенно не злые.

Хотя Сарлосу не удалось избавить пса от всех собачьих болезней, он создал удивительно умного и смышленого пса. Волчьи собаки могут использоваться человеком где угодно, могут работать в полиции, быть собаками-поводырями и даже искать и спасать других собак и людей и так далее.

Этих животных практически невозможно достать где-то за пределами Голландии из-за строгого контроля за разведением и из-за того, что они очень редкие. Породу не рекомендуют заводить людям, у кого есть маленькие дети или другие животные, от греха подальше.

Источник: https://www.infoniac.ru/news/5-zhivotnyh-kotorye-obyazany-svoim-sushestvovaniem-cheloveku.html

Тайна беляевских лисиц: сибирские гены доброты ищут в Иллинойсе

Добрые лисицы, выведенные в СССР

У лисицы красивый ценный мех, но скверный характер. Именно эту коллизию и намеревался разрешить Дмитрий Беляев: партия и правительство поручили ему вывести породу лис, пригодных для разведения в неволе, то есть не боящихся человека и не проявляющих к нему агрессии.

Однако уже через несколько поколений отбор самых дружелюбных и общительных животных дал неожиданный результат: лисы изменились внешне.

У них по-собачьи обвисли уши, загнулись крючком хвосты (они к тому же еще и приобрели привычку приветливо вилять), а главное — испортился тот самый мех, ради которого все и затевалось: на нем появились белые пятна.

В этот момент прикладная задача неожиданно превратилась в фундаментальную проблему. Как позже выяснилось, она имеет отношение к самым разным областям науки, от генетики поведения до происхождения человека.

Биологов интересует вопрос: что за гены закрепляются у животных, готовых общаться с людьми?

Будучи глубоко эрудированным человеком, Беляев наверняка читал труда Чарльза Дарвина. Создатель теории эволюции еще в XIX веке упоминал о «синдроме одомашнивания» — появлении у животных определенного набора новых качеств после приручения их человеком.

То, что произошло с беляевскими лисами ­— прекрасный пример этого синдрома. Ученые новосибирского Института цитологии и генетики занялись изучением дружелюбной породы лисиц, выведенных Беляевым, и продолжают эту работу до сих пор.

А те из них, кто решил променять сибирские просторы на страны мира, более благоприятные для научной работы, заразили это темой иностранных коллег.

Биологов интересует вопрос: что это за гены, которые так быстро, всего за несколько поколений, закрепляются у животных, готовых общаться с людьми? Опыты, призванные выявить генетические основы приветливости и дружелюбия животных, ставились и на мышах, и на курах, и, конечно, на собаках в сравнении с их предками волками.

Но классическим объектом по-прежнему остается лиса — главным образом благодаря полувековому эксперименту по селекции, продолжающемуся в Новосибирске.

И когда Анна Кукекова и ее коллеги из Иллинойского университета затевали проект по расшифровке генома лисы, именно дружелюбные сибирские лисички были основным предметом их интереса.

Гены доброты

Очень трудно удержаться от соблазна погладить дружелюбную лису — продукт более чем полувековой селекции, проводимой генетиками Сибирского отделения РАН. Однако удерживаться приходится: взаимодействие человека и животных происходит в строго контролируемых условиях.

Сперва нужно постоять у клетки ровно одну минуту, затем открыть дверцу и выждать еще минуту, теперь можно протянуть к лисе руку и замереть ровно на минуту и, наконец, закрыть дверцу и еще минуту постоять возле клетки.

Если лиса на протяжении всех этапов выражает готовность общаться — и даже требует этого от человека — считается, что она прошла тест на дружелюбие. Параллельно с этим в Институте цитологии и генетики отбирается и другая линия лис с противоположными качествами — повышенной агрессивностью и боязливостью.

Генетическое сравнение этих двух линий и составляет сферу интересов Анны Кукековой и ее коллег из Иллинойского университета.

Исследователи обнаружили определенные области генома, в которых у дружелюбных и агрессивных лис зафиксировалось больше всего отличий.

В качестве «золотого стандарта» долгое время служил геном собаки, однако такие сравнения животных из разных зоологических родов нельзя проводить без оговорок.

Именно поэтому исследователи так ждали полной расшифровки лисьего генома, о которой сообщают в своей статье.

Теперь они могут сделать некоторые выводы. В геномах подопытных лис обнаружены различия в 103 областях, некоторые из которых очевидным образом определяют дружелюбное или агрессивное поведение.

В свете новых геномных данных удалось не только очертить область генома, но и указать на отдельные гены, определяющие эти признаки. Один из таких генов, SorCS1 на пятнадцатой лисьей хромосоме, ранее не был уличен во влиянии на поведение.

Между тем одна из его функций — участие в процессах формирования нейронных синапсов.

Полтораста лет назад Чарльз Дарвин заметил: «Человек во многих аспектах подобен животным, которые долгое время были одомашненными».

Среди выявленных генов, предположительно влияющих на поведение, были и такие, человеческие аналоги которых наверняка замешаны в психических особенностях: 13 были связаны с расстройствами аутистического спектра, 13 — с биполярным расстройством.

А четыре лисьих гена находятся в очень интересном фрагменте хромосомы: у человека его утрата приводит к развитию синдрома Вильямса-Бейрена, наблюдаемого у так называемых «детей-эльфов». У этих больных интеллектуальное отставание сопровождается исключительной эмоциональной отзывчивостью и дружелюбием.

Ранее генетики заметили, что много мутаций в этой же области хромосомы отличают собак от волков: такое впечатление, что у собак при одомашнивании закрепились «эльфийские» черты.

Любопытно, что именно тут аналогия лисы и собаки дала сбой: мутации, подобные тем, что отличают собак от волков, у лис закрепились не в дружелюбной, а напротив, в агрессивной линии. Это говорит лишь о том, что генетическая регуляция поведения — куда более сложный процесс, чем предполагали генетики, и уж точно преждевременно обсуждать его детали в рамках популярной заметки.

Зачем все это?

Те задачи, которые стояли перед Дмитрием Беляевым и его коллегами в послевоенном СССР, — выведение более дружелюбных линий промышленных пушных зверей или домашних питомцев — по-прежнему актуальны, и результаты Иллинойских генетиков могут помочь их решению.

Впрочем, с тех пор сильно поменялись представления об этичности подобных разработок — возможно, манипулировать сознанием братьев наших меньших в массовом масштабе человечество не будет никогда.

Но вот понимание биологической природы расстройств поведения, в том числе биполярного расстройства или аутизма, может стать мощным толчком для биомедицинских и фармакологических разработок.

В этом году в Новосибирске был установлен памятник Беляеву. Скульптура изображает ученого, протягивающего руку к лисе.

И все же основное значение этой затянувшейся на 70 лет научной работы фундаментально-теоретическое. Полтораста лет назад прозорливый Чарльз Дарвин заметил: «Человек во многих аспектах подобен животным, которые долгое время были одомашненными».

Действительно, в ходе селекции домашние животные отбирались, среди прочего, и по признаку бесконфликтности в человеческом социуме.

Но именно такой отбор шел и среди людей при формировании главного качества, сделавшего нас венцом эволюции, — способности сотрудничать друг с другом и формировать сложный социум.

Эту идею сегодня развивает американо-австрийский лингвист Текумсе Фитч.

Он полагает, что история беляевских лисиц, эволюция человеческой социальности и множество других биологических феноменов — разные стороны одного эволюционного процесса, в центре которого стоит замедление индивидуального развития и, в частности, изменение миграции клеток зародышевого нервного валика.

Небольшие модификации ранних стадий зародышевого развития могли бы объяснить, в частности, и весь тот букет качеств, который Беляев наблюдал у своих лис, включая пегий мех, обвислые уши, хвост крючком и приятный характер. Но, что еще важнее, этот подход, возможно, даст ключ к одной из самых интригующих загадок Вселенной: как человек стал человеком.

Свои гипотезы Текумсе Фитч и его единомышленники обсуждали в 2014 году на конференции с интригующим названием «Симпозиум по самоодомашниванию человека». Их точку зрения разделяют далеко не все ученые.

Однако само ее существование говорит о том, насколько серьезные биологические (да и мировоззренческие) вопросы поставило одно прикладное научное исследование — то, что когда-то начал в сибирском институте изгнанный из Москвы за неблагонадежность российский генетик Дмитрий Беляев.

Кстати, в этом году в Новосибирске был установлен памятник Беляеву. Скульптура изображает ученого, протягивающего руку к лисе. Лиса выглядит вполне дружелюбной.

Источник: https://www.forbes.ru/tehnologii/365649-tayna-belyaevskih-lisic-sibirskie-geny-dobroty-ishchut-v-illinoyse

Эксперимент века: одомашнивание лис и норок продолжается

Добрые лисицы, выведенные в СССР

17 июля 2017 года исполнилось сто лет со дня рождения академика Дмитрия Беляева — автора уникального эксперимента по одомашниванию лисиц. Корреспондент «Свидетеля» побывала на звероферме ФИЦ Института цитологии и генетики СО РАН, где живут лисицы и норки, чтобы взглянуть на результаты многолетнего научного труда.

Почти 60 лет назад академик Беляев начал свой знаменитый «эксперимент века», призванный смоделировать процесс одомашнивания животных. Суть эксперимента заключалась в отборе лисиц на эмоционально-положительные реакции по отношению к человеку.

Дмитрий Константинович надевал защитную перчатку, просовывал руку в клетку и наблюдал за реакцией животного. Лисиц, спокойно реагирующих на человека, объединяли в отдельную группу и скрещивали между собой.

Так была создана известная на весь мир популяция домашних серебристо-черных лисиц, поведение которых во многом напоминает поведение собак.

Ну просто мимими!

Территория фермы огромна. На входе стоит здание с надписью «Зверокухня» — здесь из сырой курятины и запаренной пшеницы готовят еду местным жителям: норкам и лисицам. Основное же пространство занимают длинные ряды клеток с кормушками под деревянными крышами.

Животные находятся в них круглый год. По словам работников фермы, им не холодно. У лисиц повышенная, по сравнению с человеком, температура тела и густой мех. В самые морозы они лежат, свернувшись клубочком и укрыв морды пушистым хвостом.

Именно здесь учёные воссоздают процесс эволюции, заменяя естественный отбор искусственным и сокращая её сроки с миллионов лет до десятков.

На территории, где обирают одомашненные лисы, стоит невероятный шум. Зверьки встают на задние лапы и что есть сил бьют передними по металлическим мискам.

Работники фермы объясняют: они только что поели, а таким образом привлекают к себе внимание.

При приближении человека лисички просятся на руки, переворачиваются на спину, подставляя живот, с удовольствием сидят на руках и обожают, когда их гладят.

А по соседству — совсем другая история. Лисы, отобранные по агрессивности, по большей части молчат, как заведено в дикой природе, а завидев человека с фотоаппаратом, начинают издавать резкие звуки, похожие на тявканье.

Учёные уточняют: лис здесь никто не дрессирует. Всё особи — и одомашненные, и агрессивные — находятся в равных условиях и одинаково контактируют с человеком. Их поведение меняется только за счёт отбора.

Старший научный сотрудник лаборатории эволюционной генетики, кандидат биологических наук Анастасия Харламова рассказывает:

— Отбор ведётся в двух контрастных направлениях: на дружелюбие и на агрессивность. Мы пытаемся восстановить тот исторический процесс, который прошли животные в природе — от диких к домашним.

Мы своими глазами видим, какие изменения происходили на самых ранних этапах одомашнивания, например, что происходило с волком, когда он трансформировался в собаку, как из серого волка, такого единообразного в естественных условиях, развилось такое многообразие собак.

Наверное, у каждого, кто увидит и возьмёт на руки это пушистое трогательное существо, возникнет желание забрать его к себе домой. Но не всё так просто. Да, на звероферме института можно купить домашнюю лису — стоит она 50 тысяч рублей, но рекомендации по её содержанию достаточно строгие:

— Мы советуем содержать их только в частных домах, в открытых вольерах, потому что животным нужен свежий воздух и движение. Кроме этого лисы — звери ночные, и в тёмное время суток будут доставлять беспокойство вашим соседям, — рассказывают сотрудники фермы.

В своём поведении эти лисицы похожи на собак — они проявляют более социальное поведение как с другими особями, так и с людьми, более игривы и дружелюбны, и сохраняют как поведенческие, так и некоторые морфологические «детские» черты в зрелом возрасте.

Хотя селекция проводилась только по признаку «ручного» поведения, у ручных лисиц произошли и некоторые внешние изменения. В результате частичной потери меланина у одомашненных лисиц, как и у многих домашних животных, в окрасе начали появляться белые пятна.

Стали встречаться такие нехарактерные для диких лисиц признаки, как закрученный кверху как у лайки хвост, выдвинутая вперед как у бульдога нижняя челюсть, или висячие уши, которые у некоторых ручных лисят приобретают «взрослое» стоячее положение значительно позже, чем у диких лисиц.

Исследования показали, что ручные лисицы имеют более низкий уровень основного гормона стресса кортизола по сравнению с контрольными, не отбираемыми по поведению, лисицами.

Лютый зверь

Чтобы проверить универсальность эксперимента с лисицами, учёные подключили к нему и другие виды животных. Например, американскую норку.

На звероферме института сейчас содержатся сотни норок. Ведущий научный сотрудник, доктор биологических наук Олег Трапезов рассказывает, что основы эксперимента Беляева взяты из главной книги Дарвина «Происхождение видов».

— Когда мы открываем самую первую страницу книги, мы видим заголовок: «Изменчивость при одомашнивании». Одомашнивание — это изменение генотипа животного в ряду поколений.

При этом не нужно путать ручных животных и одомашненных. Если я ношу с детства за пазухой удавчика, то он будет ручным.

Одомашнивание происходит по-другому: животные отбираются по поведению, по реакции на человека, и этот признак закрепляется в следующих поколениях.

В экспериментах на норках замечено, что у агрессивных родителей рождаются только агрессивные детёныши, а у ручных — всякие разные. Среди этих разных снова отбираются наиболее дружелюбные и скрещиваются. И так далее.

На сегодняшний день у экспериментальных лис прошло уже порядка 50 поколений, у норок — всего 20, однако и норка повторяет те же пути, которые наблюдаются у лисиц. Это значит, что одомашнить можно совершенно любой вид животного, — констатирует учёный.

Домашняя норка спокойно сидит в руках и с любопытством смотрит по сторонам. Но для пущего интереса Олег Васильевич демонстрирует характер животного, которого отбирали по агрессивности.

Вооружившись ватной варежкой и металлическим прутом, Олег Трапезов открывает клетку с норкой и хватает чёрного зверка за хвост. Под прицелом фотокамер тот жутко скалится и моментально впивается острыми, как бритва, зубами в варежку.

— Норка — лютый зверь! — то ли в шутку, то ли всерьёз говорит учёный.

Факт
Ни в России, ни в мире не существует аналогов Новосибирской популяции доместицированных лисиц.

Постскриптум

На начало августа запланировано открытие памятника академику Беляеву, который установят около Института цитологии и генетики. Средства на него собираются всем миром, большая их часть уже собрана, но сбор продолжается. Каждый, кто считает возможным отдать дань памяти выдающемуся учёному и его домашней лисе, может принять в этом участие.

Подробности — здесь.

Фото и видео автора

Источник: http://svidetel24.info/archives/54528

В россии вывели лис, которые любят людей на генетическом уровне

Добрые лисицы, выведенные в СССР

МОСКВА, 27 мая — РИА Новости, Альфия Еникеева. Больше 60 лет в новосибирском Академгородке продолжается эксперимент, аналогов которому в мире нет.

Дикие и агрессивные чернобурые лисицы усилиями советских, а затем российских ученых всего за полвека превратились в ручных и преданных животных-компаньонов. Изменился и их внешний облик: хвосты завернулись в колечки, уши обвисли, на шерсти появились пятна, характерные для всех домашних животных.

Исследователи, занятые в эксперименте, объясняют, что происходит с геномом зверей при одомашнивании и почему отбор по поведению меняет внешний вид.

Врожденная любовь к человеку

«Здесь у нас будет вольер для Пломбира. Лисе нужно много места, в квартире ей тесно. Поэтому мы записались в очередь на лисицу только тогда, когда окончательно решили переезжать в частный дом», — рассказывает жительница Новосибирска Татьяна Абрамова, показывая уголок двора, отведенный для девятимесячного белоснежного лиса с черными пятнышками на спине и морде.

Пломбир — лис не простой, а одомашненный. Он вместе с еще несколькими сотнями лисиц — результат грандиозного научного эксперимента, начатого академиком Дмитрием Беляевым в Институте цитологии и генетики СО РАН больше шестидесяти лет назад и продолжающегося до сих пор.

Знаменитый советский генетик мечтал реконструировать путь, который прошел волк в процессе одомашнивания (доместикации). Именно поэтому в качестве объекта для исследований выбор пал на ближайших родственников волка — лисиц.

Беляев выдвигал революционную по тем временам идею: невероятное разнообразие морфологических (и не только) признаков, характерное для домашних животных, — следствие отбора на дружелюбное отношение к человеку.

В итоге изменилась активность многих генов, в первую очередь связанных с регуляцией нервной системы и гормональной реакцией на стресс.

Дестабилизирующий отбор

В конце 1950-х годов советские ученые обратили внимание, что серебристо-черные лисицы, выращиваемые в звероводческих хозяйствах, очень по-разному ведут себя с людьми.

Чаще всего животные проявляли агрессию, кидались на работников ферм, пытались укусить, но у некоторых особей — таких было не больше десяти процентов — страх и вражда к человеку были очень слабыми.

Именно таких лисиц (сто самок и тридцать самцов) выбрали для создания экспериментальной новосибирской популяции.

Беляев вместе со своей ученицей Людмилой Трут тщательно подбирал пары только из самых дружелюбных к человеку особей.

В конце концов у потомства появились собачьи повадки, например виляние хвостом, и морфологические черты, характерные для многих домашних животных: белые отметины на лбу, закрученные в кольцо хвосты, «перекус» (удлиненная нижняя челюсть), висячие уши. Происходили и другие изменения — снизился уровень гормонов, отвечающих за реакцию на стресс, удлинился период размножения.

В дикой природе действует естественный отбор. Окрас шерсти обеспечивает хорошую маскировку, уровень гормонов стресса позволяет противостоять угрозам окружающего мира, а потомство рождается, когда для него достаточно пищи и солнечного света.

Но «беляевские лисицы» попали в совершенно иные обстоятельства, где решающим фактором стало доверие к человеку. Именно давление среды вызвало перемены в регуляции генов, ответственных за поведенческие навыки, необходимые для адаптации к новым условиям обитания, считал Дмитрий Беляев.

Такие гены, как правило, обладают множественными регуляторными функциями. Этим и объясняется взрыв разнообразия, наблюдаемый у всех одомашненных видов при их сравнении с дикими родственниками. Поэтому отбор, главным вектором которого было изменение поведения, он назвал дестабилизирующим.

«Знаете, что было самым поразительным на том этапе эксперимента? То, с какой скоростью происходили перемены. Уже в шестом поколении были первые единичные щенки, которые не только не боялись людей, но и радовались при виде человека: виляли хвостом и издавали приветственные звуки. В десятом поколении такая «доместикационная элита» составляла 18 процентов, а к двадцатому поколению — 35 процентов.

Сегодня, после почти шестидесяти лет, около восьмидесяти процентов лисиц демонстрируют ярко выраженное дружелюбие к человеку. И это достигнуто лишь путем отбора особей и получения от них потомства. По меркам эволюции — чрезвычайно короткий срок», — говорит один из исследователей, занятых сегодня в проекте, старший научный сотрудник ИЦиГ СО РАН, кандидат биологических наук Анастасия Харламова.

Невероятные совпадения

Эксперимент по одомашниванию лисиц начался в 1959 году. К тому времени уже было известно, что молекула ДНК представляет собой двойную спираль, но о расшифровке геномов живых организмов ученые могли только мечтать.

К XXI веку, когда технологии позволили прочесть последовательность ДНК, на лисьей ферме проживало около тысячи одомашненных особей.

Кроме того, там создали популяцию агрессивных животных — отбирались и скрещивались между собой самые злобные лисы.

Две контрастных группы позволили приступить к исследованию молекулярно-генетических механизмов поведения. Генетики создали новую популяцию, гибридную между ручными и агрессивными лисицами, и детально проанализировали ее потомство. В описании включили почти сто мелких признаков дружелюбия или агрессивности.

Результат — карта лисьего генома, созданная под руководством Людмилы Трут из ИЦиГ СО РАН и Анны Кукековой, работавшей в то время в Корнельском Университете (США).

Ученые сравнили полученные данные с картой генома собаки.

Анализ особенностей наследования признаков поведения выявил несколько участков в ДНК лисицы, которые могли быть связаны с искусственным отбором в эксперименте новосибирских генетиков.

Самое поразительное, что один из участков — на 12-й хромосоме лисицы — оказался гомологичным, то есть родственным участку в геноме собаки, также вовлеченному в процесс ее приручения. Это указывает на то, что одомашнивание собаки шло примерно так же, как лисиц, — отбирались наименее агрессивные особи.

Гены дружелюбия

Важный этап в генетике одомашненных лисиц начался в 2018 году, когда международная команда генетиков расшифровала и сравнила между собой геномы «ручных», агрессивных и не подвергавшихся отбору по поведению контрольных лисиц.

Ученые идентифицировали 103 участка, наиболее различающиеся между этими группами. Сопоставив эти данные с выполненным ранее анализом наследования поведения экспериментальных лисьих семей, исследователи обнаружили, что 30 из этих 103 участков совпадают.

Иными словами, они выявлялись при использовании обоих методов.

Чуть позже более детальный анализ одного из этих участков показал, что в нем содержится всего один ген — SorCS1.

Ученые предположили, что изменения в поведении одомашненных животных (а отбор первоначально шел именно по признаку наиболее «ручного» нрава) могут быть связаны с определенным вариантом гена SorCS1.

Этот вариант встречается лишь у самых дружелюбных лисиц и регулирует белки, вовлеченные в передачу сигналов между нейронами центральной нервной системы.

По словам Анны Кукековой, этот ген отвечает за вполне конкретное поведение — желание лисицы продолжать общение с человеком, когда тот провел с ней некоторое время и собирается уходить. Поэтому считать именно этот ген ответственным за дружелюбие лисиц неправильно.

Поведение прирученных животных контролируется многими участками генома, и у каждого своя зона влияния. Одни определяют, будет ли лиса рада человеку, другие — ее отношение к прикосновениям, поглаживанию.

«Поведение — это очень сложный признак.

Мы пока не знаем, сколько генов вовлечено в процесс доместикации, как они взаимодействуют.

Мы только-только получили первые данные, подтверждающие, что да, есть определенные участки в геноме, отвечающие за формирование ручного и агрессивного поведения, что эти участки отличаются друг от друга и определенным (сложным) образом взаимодействуют. Поэтому впереди еще очень много работы», — объясняет Анастасия Харламова.

Беляев был прав

«Академик Беляев полагал, что если ведется очень жесткий отбор по определенным признакам, то происходит дестабилизация организма животного, и можно получить животных с совершенно новыми, не известными ранее особенностями.

Скорее всего, феномен, который Дмитрий Константинович объяснял с позиций своей концепции, связан с жестким отбором по комбинации нескольких или многих генов, в результате чего возникает их сочетание, крайне редкое у индивидуумов в природе.

Также, возможно, мишенями селекции становятся гены с широким спектром действия — например, если это какой-то регуляторный ген, он может влиять как на поведение, так и на морфологию.

Мы не думаем, что наблюдаемые нами мутации возникли именно в экспериментальной лисьей популяции; скорее всего, они существовали в популяциях лисиц очень давно, но их частота встречаемости в наших популяциях была увеличена за счет селекции», — пишет в научном журнале «Природа» Анна Кукекова.

Пломбир, живущий в семье Татьяны Абрамовой, — наглядная иллюстрация того, что гены, связанные с ручным поведением и доверием к человеку, влияют и на внешний вид животного. У лиса закругленная морда, пятна на спине и у глаз. Он умеет махать хвостом и очень привязан к хозяйке. Ходит за ней по пятам, запрыгивает на колени, требует себя погладить.

«Лиса — это, конечно, не кошка и не собака. Но по темпераменту они ближе к собакам — очень быстро схватывают команды. Наш лис хорошо ладит с детьми, вообще никакой агрессии по отношению к нам нет. Порой даже забываешь, что это за животное. А потом сидишь на диване и вдруг понимаешь: это же лиса у тебя под боком и ты ей брюшко чешешь. Ощущение непередаваемое», — улыбается Абрамова.

Источник: https://ria.ru/20190527/1554885485.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.