Функциональная неграмотность

«Грамотные люди в России чаще остаются без работы»: ученые о функциональной неграмотности

Функциональная неграмотность

нейробиолог, профессор, зав. лаборатории магнитоэнцефалографии Орхусского университета (Дания); старший научный сотрудник, зав. лаборатории Центра нейроэкономики и когнитивных исследований НИУ ВШЭ

В основе функциональной неграмотности, по всей видимости, нет единого физиологического расстройства. Она может возникать как из-за проблем зрительного характера, так и из-за когнитивных нарушений.

Существуют разные расстройства понимания языка: от базовой неспособности воспринимать сочетания букв до нарушений синтаксического или прагматического анализа.

Иногда текст воспринимается неправильно из-за того, что мозг просто не может охватить достаточный для восприятия слова объем зрительной информации.

Чаще, однако, говорят о нарушениях сегментации — слаженного анализа текстовой информации — когда невозможен становится перевод зрительного кода в фонологический. В таком случае мы видим текст, но мозг оказывается не в состоянии передать заключенную в нем информацию для дальнейшего анализа, активировать следы памяти прочитанных слов и т. д.

В научной литературе отдельно выделяется дислексия, которая считается клинико-психологической проблемой и встречается довольно часто: в зависимости от используемого диагностического подхода и возрастной группы, с ней сталкивается до 15-20% населения.

При этом у 2-4% проблемы могут носить довольно серьезный характер. При дислексии нарушается процесс обработки текста как такового, хотя остальные системы мозга внешне работают более или менее полноценно, интеллект развит, а устная речь нормальна.

Дислексия считается расстройством развития, но может проявляться и как сопутствующее отклонение при других расстройствах.

Дислексия однозначно часто (но не всегда) является причиной функциональной неграмотноти, хотя и степень дислексии может быть разной: кто-то никогда не выучится читать, а кто-то (если вовремя начать заниматься по специальной программе) может добиться заметного прогресса.

Причины дислексии лежат на нейробиологическом уровне, но конкретные механизмы появления этого расстройства до сих пор неясны. Любопытно, что то, как часто оно встречается, зависит от того, на каком языке говорит, читает и пишет человек.

Текстовая информация на разных языках мозгом воспринимается по-разному, и одни орфографические системы проще в обработке, чем другие. Например, в русском написанный текст более или менее соответствует звукам устной речи, а вот французский, английский или датский намного сложнее, что очень затрудняет обучение чтению для детей.

В результате, в странах с такими языками число людей с расстройствами восприятия текста оказывается выше. На противоположном полюсе находится, например, финский язык, где практически каждому звуку речи соответствует буква или пара букв.

«Существует так называемый критический возраст для освоения языка: уже в с 6-7 лет пластичность нервной системы начинает снижаться»

В некоторых случаях связанные с чтением проблемы могут объясняться с точки зрения дефицита внимания. А кто-то просто толком не научился читать, потому что не уделял этому достаточно времени. Интернет и телевизор, конечно, во многом можно обвинить.

Но если они просто отнимают у ребенка время, и он не успевает учиться читать, писать и считать, надо ли искать медицинское объяснение? Я не берусь это утверждать. Еще сто лет назад, до появления этих технологий, большая часть населения Земли не умела ни читать, ни писать.

Сколько было функционально неграмотных людей тогда, и каково было соотношение причин этого состояния? Доподлинно неизвестно. Известно только, что дислексия наблюдалась и до появления современных информационных технологий — ее первое научное описание было сделано в XIX столетии.

По крайней мере частично это расстройство определяется генетически.

Перемены, вызванные современными технологиями, — это перемены последних десятков лет. Однако они происходят не сами по себе, а в контексте общего изменения жизни людей. Дело не только в том, что мы больше смотрим телевизор — мы меньше читаем. Без практики любой навык исчезает или не развивается.

Думаю, непрямое влияние телевидения и интернета на компетенции чтения существует, но я бы не стал утверждать, что они вредны для способности читать как таковой. Другое дело, что в интернете далеко не всегда есть полноценная обратная связь: здесь пишут с ошибками, используют упрощенный стиль и разговорную лексику.

Неправильные упрощенные формы фиксируются и уже не воспринимаются как ошибка.

К сожалению, в нашем случае ограничено не только время в сутках, которое можно уделить развитию грамотности, но и время жизни. Существует так называемый критический возраст для освоения языка: уже в с 6-7 лет пластичность нервной системы начинает снижаться, и это сказывается на способности к развитию когнитивных навыков — в первую очередь, судя по всему, языковых.

Как и устный язык, чтение — это очень сложный навык: по сути мы связываем довольно случайную произвольную комбинацию черточек и кружочков со звуками, словами и смыслом, объединяем все это в предложения и пытаемся понять общее значение текста.

Несмотря на кажущуюся простоту этого навыка, от мозга чтение требует больших усилий, слаженной работы многих миллионов нейронов и нейронных сетей в самых разных областях. Если мы упускаем момент, когда мозг максимально пластичен, способен создавать новые связи и строить новые репрезентации для информации, то в будущем делать это ему будет сложнее.

Вот почему когда ребенок вместо книг занят мультиками или компьютерными играми, вероятно, он упускает возможность, которую впоследствии будет трудно или даже невозможно восполнить.

«Малограмотность идет, как правило, из семьи»

вице-президент Российской ассоциации чтения, заместитель председателя исследовательского комитета «Социология детства» Российского общества социологов, кандидат педагогических наук

Функциональная неграмотность — неспособность жить в современном обществе — это, прежде всего, неумение хорошо читать, писать и считать. Неграмотность имеет отношение к обществу, поскольку чтобы учиться и адекватно приспосабливаться к жизни в меняющемся мире (освоить новую профессию, например), нужно быть способным читать.

Также со временем к чтению, письму и счету добавили цифровую грамотность: умение работать на компьютере и пользоваться информационно-комбинационными сетями. Это и есть базовые умения сейчас. Однако сам термин — «функциональная неграмотность» — постоянно расширяется.

Ведь для жизни в современном обществе уже требуется экономическая, правовая и другие виды грамотности.

Важно с детства научиться хорошо читать и работать с информацией. Очень много значит привычка родителей читать самостоятельно и уделять внимание творческому досугу детей. Малограмотность идет, как правило, из семьи.

Ошибки процесса преподавания в плане функциональной неграмотности не играют большой роли: дело в системе обучения в целом. Разумеется, в школах есть учителя, у которых дети учатся лучше или хуже, чем у других, но это вопрос не к ним.

В некоторых странах — в Финляндии, к примеру, — специально корректируют навыки и умения чтения, чтобы школьники могли исправить свои недочеты и стали хорошо читать — а значит, начали и учиться. А для взрослых — здоровых — людей во многих странах есть специальные программы обучения для улучшения читательской и компьютерной грамотности.

Грамотные люди способны критически мыслить и отбирать более точную и надежную информацию из источников разного вида, неграмотные — нет.

«Грамотные люди в России чаще остаются без работы»

руководитель группы «Проектирование обучения и развитие компетенций» Института образования НИУ ВШЭ

В 2013 году были опубликованы результаты первого исследования PIAAC (Programme for the International Assessment for Adult Competencies), посвященного ключевым компетенциям взрослого населения. В нем приняли участие как страны ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития), так и страны-партнеры, включая Россию.

В международном отчете по результатам этого исследования подробно рассматриваются возможные причины низкого уровня грамотности в разных странах. Самые высокие результаты по грамотности чтения наблюдаются в Японии, Бельгии, Финляндии, Нидерландах.

В этих странах, в целом, и достижения взрослых по результатам исследования высокие, и людей с низким уровнем функциональной грамотности немного. Есть гипотеза, что это связано с высоким качеством школьного образования, с одной стороны, и с высоким уровнем социальных гарантий, с другой: многие люди имеют доступ к качественному образованию.

В этих странах уровень грамотности человека слабо связан с уровнем образования его родителей.

С другой стороны, у представителей общественности, действительно, вызвало определенное удивление то, что в таких экономически развитых странах, как США и Великобритания, людей с низким уровнем функциональной грамотности оказалось порядка трети от всего обследованного взрослого населения. Зачастую, это люди с недостаточным уровнем образования и дети родителей с низким уровнем образования. Поскольку в действительности далеко не все имеют доступ к качественному образованию.

В России выявлен средний (в сравнении со странами ОЭСР) уровень грамотности чтения взрослых, при этом разброс результатов небольшой: людей с крайне низким уровнем грамотности мало, но и с высоким тоже немного. Как писал классик, «мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь…», и этого видимо, как раз хватает, чтобы продемонстрировать средние результаты.

Результаты международного исследования напрямую не были направлены на выяснение того, кто умнее: руководители или их подчиненные, — но некоторые занятные факты выявить удалось. По результатам видно, что в России руководители как раз более грамотны, чем рабочие, и более грамотны, чем специалисты с высшим образованием. Ненамного, но тем не менее.

Так что мы можем спать спокойно: в начальство у нас попадают люди в определенном смысле «грамотные». В других странах, (например, в Чехии, в Великобритании) наблюдалась тенденция, что некоторые специалисты с высшим образованием все-таки грамотнее руководителей. Как мы знаем, хорошие специалисты вполне могут получать больше своих руководителей.

Тем не менее, грамотные люди в России чаще остаются без работы, чем в среднем по ОЭСР. Но это уже, вероятно, больше вопрос к возможностям рынка труда, который должен привлекать и использовать национальный потенциал, навыки и компетенции взрослого населения в нужном русле.

«Люди с более высоким уровнем грамотности чтения успешнее справляются с решением так называемых задач в технологически насыщенной среде»

Самый высокий уровень владения компетенциями в России сегодня демонстрируют люди 45-49 лет, и если говорить про результаты исследования, то тут возможны самые разные причины. Самая простая — особенности выборки исследования PIAAC.

Она репрезентативна в целом по стране, но цели сделать репрезентативной каждую возрастную когорту (например, каждую пятилетку от 16 до 65, чтобы потом сравнивать людей разных возрастов) не ставилось.

В то же время, учитывая, что такая картина характерна лишь для нашей страны и еще, например, для Словакии (в других странах самый высокий уровень компетенций наблюдался в среднем у лиц 30-35 лет), есть предположение, что люди, которым на момент исследования было 45-49 лет, получили в советские годы наиболее качественное образование. Но, опять же, эта гипотеза требует серьезной проверки.

Способы снизить уровень функциональной неграмотности, конечно, существуют. Во многих странах есть программы повышения уровня грамотности взрослых: различные программы непрерывного обучения и развития, курсы повышения квалификации.

Многие из них построены в неформальном ключе.

Целые системы по поддержанию нужного уровня грамотности взрослых, действующие в Канаде, Великобритании и других странах, где этим вопросам уделяют должное внимание, уже доказали свою эффективность.

На вопрос о том, оказывает ли влияние на формирование низких компетенций чтения и математики чрезмерное увлечение компьютером и телевидением, невозможно ответить однозначно. Масштабных исследований грамотности взрослых не проводилось тогда, когда в домах у людей еще не было телевизоров, а компьютеров и подавно.

Кроме того, тут важно разобраться, что значит «чрезмерное увлечение компьютером» — если мы говорим об использовании компьютера для решения профессиональных задач, то тут скорее обратная ситуация: без определенного уровня грамотности чтения и математической грамотности сегодня в принципе не обойдешься, и для работы с компьютером они ключевые. Подобная связь была выявлена в исследовании: люди с более высоким уровнем грамотности чтения успешнее справляются с решением так называемых задач в технологически насыщенной среде. Если речь идет о том, как влияют на грамотность чтения избыточный просмотр телевизора, использование интернета и компьютерных игр, то тут сложно делать какие-то всеобъемлющие выводы. Имеет смысл провести отдельное исследование и выяснять, как, например, связано с грамотностью чтения то, сколько времени в сутки взрослый человек играет в онлайн-игры или смотрит комедийные сериалы. Тогда можно будет точнее ответить на этот вопрос.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/10714-umeet-no-ne-mozhet

Искажённое восприятие мира: что такое функциональная неграмотность

Функциональная неграмотность

Тяга к всевозможным теориям заговора, суевериям и псевдонаучным гипотезам свидетельствует об искажении мировосприятия индивида. Единство из множества отдельных индивидов формирует народ или нацию.

Соответственно, если у множества отдельных индивидов искажённое представление о мире, справедливо будет и утверждение, что искажено мировосприятие целой нации. Это уже проблема другого порядка — она касается всех, независимо от уровня личного понимания или непонимания.

То есть один отдельно взятый человек может быть полностью нормальным, но его будут окружать функционально неграмотные люди. Настолько неграмотные, что неспособны усваивать простейшие профессиональные навыки, неспособны функционировать согласно простейшим инструкциям.

Однако способные высказывать своё мнение, которое в их понимании имеет не только право на существование, но и одинаковую ценность с мнением других людей.

Моё незнание ничем не хуже вашего знания

Корни проблемы так глубоки и сильны, что они будто вросли в саму ментальность народа, стали частью культурного кода. Безусловно, в той или иной мере «коррозии» подвержены абсолютно все народы и нации, потому как в среднем интеллектуальный уровень людей примерно равен (исключая Африку и часть Ближнего Востока).

Не стоит тут искать ничего расистского — просто констатация факта: средний IQ в этих регионах ниже, чем в Европе, Америке или Азии. Тому есть причины, но это уже совсем другая история. Таким образом, если, скажем, в России или США люди любят всякие классические «масонские истории», в Африке верят в магию и прочие более экзотические вещи.

Разница в целом невелика, но она есть.

Какова природа искажения, почему оно не ослабевает несмотря на развитие технологий, как глубоки его корни и каково влияние на реальность? На эти вопросы мы попробуем ответить сегодня.

Насколько глубока кроличья нора

Во сколько лет ты узнал, что чёрная кошка, перешедшая дорогу, приносит неудачу, а рассыпанная соль — это к беде. Если, гуляя с кем-то, обойдёте дерево с разных сторон, то обязательно поссоритесь. Ещё было разбитое зеркало и прочее.

Вот с этого и начинается формирование искажённой, мистической картины мира.

Этой мистикой пропитана вся жизнь: сначала дети верят в безобидного Деда Мороза; потом узнают, что «Бог всё видит», он милосерден и всех любит, но если нарушить правила, то он обречёт на вечные муки.

Вскоре мистические ритуалы вписываются в полотно жизни и даже смерти. Все же знают, что на поминках необходимо наполнить рюмку и для покойника, накрыв её кусочком хлеба. Может быть, тебя это удивит, но такой традиции нет больше нигде, кроме России. Ну и Украины с Беларусью, само собой.

Сейчас мы рассмотрели корни и глубину проникновения с точки зрения среднестатистического индивида. Взглянем на картину в масштабе человечества.

Здесь природа и глубина такие же (что неудивительно), только масштаб больше. Всем явлениям, которые были непонятны человеку, изначально приписывали мистическое объяснение. На этой почве родились первые верования, первые боги и религии. Мистическая картина мира требовала жертвоприношений, поклонения тайным силам, самоограничения в развитии.

Искажённая картина мира, порождённая мистицизмом, даже имела периоды материализации. Глобальное искажение обретало механизмы самозащиты, механизмы уничтожения строптивых. Катарина Кеплер, мать знаменитого математика и астронома Иоганна Кеплера, была обвинена в колдовстве.

Её посадили на цепь у городских ворот — таким образом мистическая картина мира защищалась от науки и реальности.

Джордано Бруно — сторонник идей Коперника — сожжён на костре. Антуан Лавуазье — человек, изображённый на многих учебниках по химии, — отправлен на гильотину.

Мигель Сервет — естествоиспытатель и врач — отправился на костёр в Женеве.

Галилео Галилей — человек, впервые использовавший телескоп для наблюдения за небесными телами и выдвинувший теорию гелиоцентризма (Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот), — был подвергнут пыткам, помещён в тюрьму, а после смерти захоронен без каких-либо почестей и даже без могилы.

Таким образом мистицизм защищался, и это только самые знаменитые примеры — в действительности их сотни, а может, и тысячи. Если же посчитать вообще всех жертв, когда-либо казнённых за ересь или принесённых в дар богам, то счёт идёт на миллионы.

Итак, мы видим, что корни уходят к самому зарождению человечества в целом и человека в частности. У явления естественный для нашего вида характер: primum virus — изначальный вирус, ошибка кода самой природы.

5 вопросов, выводящих любую теорию заговора на чистую воду

Информационные технологии как проводник искажения

Жертвоприношения и костры остались в прошлом, «искажение» лишилось материальных механизмов защиты, однако само явление никуда не делось. Более того, имея естественную природу, оно гармонично вписалось в технологическое развитие. Можно сказать, эволюционировало.

Развившиеся коммуникационные технологии, в первую очередь интернет, стали скоростными магистралями для распространения как классического, так и современного мистицизма. К первому можно отнести феномен плоской земли: несмотря ни на что, в мире до сих пор есть сотни тысяч людей, сомневающихся в форме Земли.

К современному мистицизму можно отнести различные теории заговоров. В сущности, мировое правительство ничем не отличается от Кетцалькоатля, например, или других древних и кровожадных богов.

Это явления одного порядка — обезличенные, всесильные, требующие повиновения и жертв. Поклонников современного культа сдерживает правовая система: они не могут приносить жертвы мировому правительству, и это единственная преграда.

Если она рухнет, «искажение» снова материализуется. Очень быстро от просто бредовых идей перейдут к жертвоприношениям.

Разве так уж невероятно выглядит картина намеренного жертвоприношения мировому правительству во избежание большого количества случайных жертв, во избежание внедрения ГМО, «метки дьявола» и всего прочего?

Развившаяся система коммуникаций обусловила переход к информационной эре. Искажённое мировосприятие обрело в информационном пространстве признаки системности. То есть существуют определённые устойчивые представления, которые могут «обрастать» хотя и отличающимися, но характерными деталями.

Например, есть большая группа людей, спорящих о форме Земли. Внутри эта группа неоднородна: Земля может быть плоской, полой, сотовой, — но дебаты внутри этой обособленной группы ведутся именно в рамках уже искажённой реальности. То есть форма Земли обсуждаема, но совершенно точно не шарообразная.

То же самое с мировым правительством: его состав и цели могут обсуждаться, о них могут идти споры, но само существование такого правительства имеет статус данности, факта.

Таким образом, «искажение» распространяется, вступает в конфликт с самим собой и порождает ещё большее искажение, плодит всё новые «сущности».

Трансгуманизм: как мы изменимся, когда сольемся с ИИ и технологиями

Влияние на реальность — функциональная неграмотность

«Искаженное мировосприятие» имеет хотя и не такие агрессивные, как костры, но устойчивые воплощения в реальности. Выражается это в функциональной неграмотности, которая, в свою очередь, является следствием полного непонимания устройства реального мира.

Здесь нам нужно вспомнить о корнях и глубине. Приметы, традиции, верования — всё это прививается с раннего детства, и в итоге к моменту становления личности псевдонаучные гипотезы и различные теории заговора воспринимаются индивидом как нечто естественное.

Как нечто, гармонично вписывающееся в привитую с детства искажённую картину мира.

Масштаб бедствия не может быть переоценен. ТЭФИ — это российская национальная премия за высшие достижения в области телевизионных искусств, учреждённая фондом «Академия российского телевидения».

Там есть несколько номинаций, но нас интересует «Лучшая просветительская программа». В 2017 году премию получила программа «Военная тайна» из эфира «РЕН ТВ» — та самая, где Игорь Прокопенко рассказывает о масонах, рептилоидах и теневом правительстве.

Можно ли придумать лучший мотиватор, лучший аргумент в пользу отказа от настоящей науки?

Родители с детства рассказывают о приметах, о всякой мистике; потом интернет рассказывает о плоской Земле и пришельцах, управляющих человечеством. А тут ещё и государство вручает премию тем, кто это всё рассказывает, как бы утверждая их авторитет.

Возможно, современная Россия не знала бедствия страшнее, чем канал «РЕН ТВ», и это не шутка, это не преувеличение.

Если вбить в поиске на что-то вроде «древние цивилизации», «высадка на Луну», «НЛО», первые строчки результатов поиска будут занимать передачи «РЕН ТВ» или блоги-подражатели.

В итоге индивид имеет все шансы с самого детства и до самой старости пребывать как бы в параллельном мире, отчего страдает не только его личное мировосприятие, но и функциональные возможности.

Процесс выглядит следующим образом: «искажение» всегда упрощает картину, сокращая объём знаний и уровень интеллекта.

При этом, как мы уже выяснили, современная форма мистицизма часто конфликтует сама с собой, отчего рушится система построения причинно-следственных связей.

Мыслительные способности могут снизиться до такого уровня, что человек оказывается неспособен усвоить простейшую структурированную информацию.

Некоторым оказываются недоступны рабочие пособия или методички с пошаговыми инструкциями; другие оказываются неспособны усвоить информацию длиннее заголовка.

Падает общий уровень профессионализма. И ладно, если речь о продавце-консультанте, но функционально неграмотные люди находятся во всех нишах, занимают все посты. Яркий пример — отечественный кинематограф.

В советское время ощущался явный недостаток финансирования; сегодня деньгами наших киношников буквально заваливают, однако же качество конечного продукта остаётся на уровне плинтуса.

Люди, снимающие исторические фильмы, зачастую вообще этой самой истории не знают и не стремятся узнать хотя бы ради фильма. Потому что просто неспособны усваивать информацию, в том числе и профессиональную. Они ничему не научились.

Весь отечественный кинематограф — это своего рода карго-культ.

В политической или организационной сфере происходит ровно то же самое — достаточно послушать речь и даже отдельные высказывания политиков и чиновников высшего эшелона.

У нашего народа имеется одна лишняя хромосома

— Владимир Мединский, министр культуры России.

А тебя (нецензурное слово, синоним «волнует»), как собирают деньги? Твоя задача как собственника — оплатить.

— Николай Смирнов, министр энергетики Свердловской области.

Необходимость пляжа и моря — это во многом навязанный стереотип последних лет, который мы уже воспринимаем как собственное мнение.

— Олег Сафонов, глава Ростуризма.

Жильё для молодых — это антисоциальная программа. Почему молодые должны иметь своё жильё в собственности, ещё и с помощью государства? Молодые должны быть мобильны.

— Борис Титов, уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей.

Вы что хотите, чтобы я ездила на общественном транспорте и подвергала свою жизнь опасности?

— Ольга Хитрова, депутат от «Единой России».

Подобные высказывания появляются с периодичностью раз в месяц, а то и чаще. Дело здесь не в какой-то явной глупости, это полбеды, — дело в отсутствии именно профессионализма. Профессиональный политик должен уметь подобрать слова таким образом, чтобы ни в коем случае никого не задеть и тем более не разозлить. Ведь в противном случае он рискует лишиться своего поста.

Однако в нашем случае «искажение» достигло таких масштабов, что для многих просто непонятно, допустимы ли, нормальны ли подобные высказывания. Ведь человек, утративший способность отличать реальность от выдумки, неспособен отличить правду от лжи, подлость от служения, предательство от патриотизма.

Почему гуглить лучше, чем спрашивать у знакомых

Источник: https://BroDude.ru/iskazhyonnoe-vospriyatie-mira-chto-takoe-funktsionalnaya-negramotnost/

Что такое функциональная неграмотность и как с ней бороться?

Функциональная неграмотность

На прием к психологу приходит мама с сыном, которому 11 лет. Он довольно развитый физически мальчик, любит заниматься спортом. Врачи не находят у него отклонений умственного развития. Однако в школе он учится плохо. Вместе с мамой он вслух читает параграфы из учебника по несколько часов в день, однако ответить на вопросы по содержанию не может, смысл прочитанного не понимает.

В данном конкретном случае было установлено, что у ребенка — функциональная неграмотность.

Под функциональной неграмотностью принято понимать неспособность ребёнка или даже взрослого использовать чтение или письмо в социальном контексте.

Функционально неграмотный человек, умея читать и писать, не может применить свои умения на практике.

Например, он не может прочитать, понять и воспользоваться инструкцией по пользованию бытовой техникой, не может заполнить квитанцию или другой подобный документ, не способен написать заявление с просьбой.

После ряда проведённых исследований оказалось, что функционально неграмотных людей — несколько десятков процентов, по некоторым исследованиям — до 50%.

«Слишком много букофф»?

Функционально неграмотный человек при чтении узнаёт слова, но не может найти ни художественного смысла, ни утилитарной пользы в том тексте, что он прочитал. Читать такие люди не любят категорически.

Некоторые исследователи, имеющие медицинское образование, полагают, что функциональная неграмотность свидетельствует о более серьёзных нарушениях механизмов внимания и памяти, чем те, что имеются при обычной общей неграмотности.

Сегодня термин «функциональная неграмотность» стал трактоваться намного шире. Под ним чаще понимают степень неподготовленности человека к выполнению социальных функций.

Проявляется неподготовленность не только и не столько недостаточным пониманием прочитанного. Здесь и несформированность речевых умений: смысл при восприятии чужих слов или утрачивается, или искажается. Свои собственные мысли тоже не могут быть выражены чётко.

Здесь и неспособность воспринять и соответственно применить на практике правила личной безопасности (человек не понимает инструкцию к электроприбору, его может ударить током).

К функциональной неграмотности относится и неумение справиться с информационными потоками, недостаточную компьютерную грамотность.

Насколько серьёзна ситуация?

Масштабное исследование, касающееся функциональной неграмотности школьников России 8-9 классов, проводилось в 2003 году, и результаты были весьма печальными.

Достаточными для преодоления своеобразного порога навыками чтения владели лишь чуть более трети школьников.

Из них только около 25% могли выполнить задания среднего уровня сложности, такие как устное и письменное обобщение информации, расположенной в разных местах текста.

Сформулировать выводы на основе текста и предложить свои гипотезы оказалось способно лишь 2% из принявших участие в исследовании. Россия — не исключение: примерно такая же статистика у школьников Италии, Финляндии, Англии, США.

Конечно, в общем случае, уровень функциональной неграмотности варьируется в разных культурах и странах. Связано это с тем, что в более развитом обществе требуются и более продвинутые навыки. Так, уровень чтения и понимания текста, достаточный для сельской местности развивающейся страны, может быть оценен как функциональная неграмотность в технологически развитом мегаполисе.

Основные признаки функциональной неграмотности школьника:

  1. налицо явная нелюбовь к чтению;
  2. избегание интеллектуальных задач любого рода, отсутствие мотивации к их решению;
  3. обращение с просьбами объяснить текст или способ решения задачи к другим людям;
  4. неумение следовать простым инструкциям;
  5. попытки чтения вызывают физические трудности в виде головной боли, боли в глазах, усталости;
  6. намного легче понимают материал на слух, чем после самостоятельного чтения текста;
  7. во время чтения дети часто пытаются артикулировать, а то и проговаривать текст.

Причины функциональной неграмотности

Одно из наиболее популярных объяснений — резкое возрастание информационных потоков.

Научных доказательств этому нет, но увеличение числа функционально неграмотных детей действительно совпало с развитием телевидения.

Существует ряд исследований, в которых доказывается, что дети раннего возраста (1-3 года), проводящие перед экраном телевизора несколько часов каждый день, утрачивали часть познавательных навыков.

Однако причина этого может быть просто в том, что ребёнком, который несколько часов в день сидит перед телевизором, просто никто не занимается?

Чётких доказательств «вины» телевидения и интернета в эпидемии функциональной неграмотности не представлено. Но в любом случае, они отнимают у ребёнка время, которое могло бы быть потрачено на то, чтобы учиться читать, писать, и вообще – заниматься учёбой.

Нельзя не признать, что функциональная неграмотность и дислексия были впервые описаны ещё в XIX веке, задолго до развития информационных технологий. Тогда это пытались объяснить наследственностью и генетикой. Сегодня генетический фактор тоже нельзя сбрасывать со счетов.

Можно ли бороться?

Отмечают, функциональная неграмотность — это не проблема педагогической науки, а последствия некорректного обучения в начальных классах школы. И устранять проблему следует именно там и именно в 6-8 лет.

Для устранения функциональной неграмотности не требуется ни дополнительных финансовых вложений, ни отдельных научных разработок. Всё, что требуется — включить обучение функциональной грамотности в каждый урок, будь то чтение, родной язык, или информатика.

Методики известны, овладение ими доступно любому современному педагогу.

Функциональное чтение называется основным средством борьбы с функциональной неграмотностью. Это чтение для поиска данных, чтобы решить заранее сформулированную задачу.

Так, при функциональном чтении применяют приёмы просмотрового чтения (они называются также приёмы сканирования) и аналитического чтения.

Аналитическое чтение — это подбор цитат, разработка схем и диаграмм, выделение ключевых моментов в тексте.

Чтобы помочь ребенку справиться с текстом:

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit

  1. Тренируйте его память.
  2. Учите его расширять периферическое зрение: он должен видеть не одну строчку, а много.
  3. Попросите его не проговаривать текст.

  4. Покажите ему, что есть разные виды чтения — ознакомительное, обучающее, просмотровое.
  5. Учите его делить текст на части, составлять план, схему содержания.

  6. Освойте с ним перевод информации из формы таблицы в текстовую
  7. форму и наоборот.
  8. Учите его искать в тексте ответы на конкретные вопросы.

Для того чтобы не допустить, а тем более преодолеть функциональную неграмотность, нужно много работать. Ребёнок, который не научился понимать прочитанное к 10-летнему возрасту, уже может считаться функционально неграмотным, и наверстать и преодолеть это в старшем возрасте будет сложнее.

Критика теории: ищите тексты проще!

Некоторые ученые считают термин «функциональная неграмотность» странным и антинаучным. Их аргументы примерно такие:

  1. Ведь давно доказано, что в обучении есть аудиалы (люди, которые лучше воспринимают на слух), визуалы (те, которым нужно посмотреть, чтобы что-то освоить) и кинестетики (те, которым нужно что-то потрогать, чтобы познать).

    Таким образом, чтение — вовсе не единственный способ усвоения знаний: не обязательно что-то прочесть, чтобы узнать новое — можно это «что-то» потрогать или послушать про это лекцию.

    Получается, что человек, который не умеет понимать прочитанную информацию, но хорошо воспринимает ее на слух — это как «левша» в современном мире «правшей»: такого человека нельзя считать неполноценным, он просто «другой».

    Однако нужно понимать, что в современном мире очень много информации именно в текстовом виде, так что читать и понимать прочитанное придется. Грубо говоря, если вы купили компьютерную программу, то никто не будет вам про нее читать лекцию: способ работы с ней придется осваивать по текстам.

  • 2. Кроме того, ученые возражают тому тезису, что будто бы есть принципиально непонимающие тексты люди. Они считают, что если человек не понял текста, то он просто слишком сложен для него — и надо не бежать к врачу за диагнозом «функциональная неграмотность», а просто поискать текст попроще. 3.

    Иногда говорят, что за функциональной безграмотностью стоит отсутствие мотивации: если читать не очень нужно, то и стараться не хочется.

    4. Считается также, что плохо понятый текст — это свидетельство того, что он человеку неинтересен. Так, например, сварщику металлоконструкций может быть совершенно непонятен и неинтересен текст про искусство эпохи Возрождения.

    Значит, нужно выбирать тексты из интересной для человека области.

Обсудить на форуме

Категория: От 1 до 7 От 7 до 18 Семья

0

0

2501

Источник: https://littleone.com/publication/1482-chto-takoe-funkcionalnaya-negramotnost-i-kak-s-ney-borotsya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.