К 90-ЛЕТИЮ ДЕКРЕТА О ВВЕДЕНИИ НОВОЙ ОРФОГРАФИИ

Как Бог превратился в арбуз [видео]

К 90-ЛЕТИЮ ДЕКРЕТА О ВВЕДЕНИИ НОВОЙ ОРФОГРАФИИ

Вторник, 04 Ноя. 2014

Статья о том как образное мышление нам подменили на объектное. И началось это с того момента, когда буквица с азбукой стали алфавитом. Знаете ли вы нашу Родовую Азбуку (А, Б, В, Г, Д — “как Боги заповедали глаголь Добро…

”)? Как вернуться к образному мышлению, когда и левое и правое полушарие гармонично развиты? Как через буквицу придти к правильному миропониманию и мировоззрению? Как извлечь глубинный образ (смысл) из слова? Что зашифровывалось в старых текстах, образах, сказках, легендах? Как научиться работать со старыми книгами? Как извлечь из них не только текст, но и подтекст?

Было:

Азъ «А»(1) – Я, это человек с его внутренним осознанием самого себя. Это Бог, живущий и созидающий на земле.Боги «Б»() – Множество Богов в древней славянской культуре, которые управляют всем существующим на Земле и на Небесах. Это Творец,имеющий свои Цели и свою Волю.

Вди «В»(2) – Ведать, а значит знать. Я ведаю, Я обладающий информацией.

Глаголи «Г»(3) – Глаголить. – Говорить, передавать информацию другим людям.Добро «Д»(4) – Доброе деяния, открытость, чуткость, правильные поступки человека.

Есть «Е»(5) – Бытие — это форма жизни, в которой живет человек,жизненный уровень, которого он достиг.Есмь«ЙЕ»() – Cвязка, предлог, определение.Животъ«Ж»() – Сама жизнь Человека, его творчество,созидательные деяния.

Sло«ДЗ»(6) – Весьма, очень, сверх. До сих пор говорят: зело горько, зело сладко.

Земля«З»(7) – Воплощение энергий созидания. Небесное тело, движущиеся вокруг светила, отражая его сеяние.Иже«И(долгое)»(8) – Союз, соединение, единство.Iжеи «И(ровное)»(10) – Вселенная. Система мироздания, все существующие в природе миры.

Їнитъ«И(полу краткий)»() – Община. Объединения людей, связных общими интересами.Герьв «ГХ»() – Душевное, прекрасное, необычное.Како«К»(20) – Объем любой величины, будь то капля или океан.Людїе«Л»(30) – Мирные люди, общинность.Мыслит?«М»(40) – Мышление; думать, размышлять.

Нашъ«Н»(50) – Это внутренние состояние человека. Это наше, близкое, родное, родовое.Онъ «О»(70) – Некто, нечто. Отделение освещенного от земного.Покой«П»(80) – Безмятежное состояние, недвижность, бездеятельность, отсутствие возмущения и тревоги.

Рцы «Р»(100) – Речь, форма общения людей с помощью языка.

Слово«ЭС»(200) – Происхождение мысли. Идея, воплощенная в жизнь. Из слов состоит речь – это средство общения людей.

Твердо«ТЭ»(300) – Утверждение с выше, постановление, указание, определение. «Так было, так есть, так будет».

Укъ«У»() – Кличь, призывающий голос, призывной звук.Оукъ«ОУ»(400) – Внутренний зов сердца. Сильное душевное переживание, пробуждение к действию.

Фртъ«Ф»(500) – Гордость, чувство собственного достоинства. Добросовестность, прямодушие, неподкупность, безупречность, правдивость, благородство.

Хръ«Х»(600) – Гармония, мировое равновесие. Всеобщая взаимность в мире. Божественный порядок.Отъ«ОТ»() – До сих пор, до сей поры, окончательный результат, концовка, достижение цели.Ци«Ц»(900) – Определенная цель, система устремления.Червль«Ч»(90) – Красный, красивый, прекрасный.Ша «ША»() – Тишина, тихо, простор, покой.Шта«ШТ»() – Плотность, глубина полета мысли, разнообразие, неопределенное состояние.Еръ «О(краткое)»() – Твердость, созидательная деятельность, сотворение чего-либо в процессе действия.Еры«Ы(мягкое)»() – Единство, соединение.Ерь«Э(краткое)»() – сотворенная жизнь, которая дана нам Богом.Ятъ«ИЕ»() – Божественная связь.Юнь«Ю»() – Движение за пределами основного потока.Арь«А(краткое)»Эдо«ИЕ(краткое)»Омъ«ОМ»Енъ«Е(носовое)»Одь«Е(носовое краткое)»Ёта«Ё(краткое носовое)»Данные буквы ставятся, когда речь идет о высших небесных понятиях, которые стоят над чувствами.Ота «О(краткое носовое)»() – ставятся, когда речь идет о высших небесных понятиях, которые стоят над чувствами.Кси«КС»(60) – ДухПси«ПС»(700) – ДушаФита«Ф»(9) – Единство духа. Сила с помощью которой человек способен идти по своему жизненному пути.Ижица«И(мягкий)» – Состояние равновесия, созвучность и согласие. Доброта и милосердие.

Ижа«(й)» — Oтражает характеристику движения времени (меру времени). (мйр)- самая малая частица времени, которой пользовались наши предки.

Стало:

А — арбуз

Б — белка

В — виноград

Г —  гусь

и т.д.

К 90-ЛЕТИЮ ДЕКРЕТА О ВВЕДЕНИИ НОВОЙ ОРФОГРАФИИ

Этот материал  был получен редакций «Русского вестника» давно из Санкт-Петербурга от Алексея Валентиновича Федорова, бывшего тогда членом Общества возрождения духовных традиций Руси.

Его попечителем был петербургский благотворитель С. В. Рогов, после кончины которого Общество, к сожалению, прекратило существование. Однако оно успело провести научно-практическую конференцию «Судьба русской орфографии».

10 октября 1918 года вышел второй, окончательный декрет Совнаркома, упрощающий историческое русское правописание « в целях облегчения широким массам усвоения русской грамоты и освобождения школы от непроизводительного труда». Новые правила исключали из азбуки буквы «ять», «фиту», «и десятиричное», «ижицу», «ер», последняя оставлялась только в значении отделительного знака в середине слов.

Изменялись также многие грамматические особенности русского письма. В тексте декрета было указано, что новые правила разработаны наркомпросом, но в действительности большевики воспользовались старым проектом Орфографической комиссии, образованной при Академии наук еще в начале века по инициативе Казанского и Московского педагогических обществ.

Казанские учителя сетовали тогда на трудности «ассимиляции инородцев с русскою культурою», а москвичи, считая свой выговор общерусским эталоном, ратовали за уничтожение «ять», совпавшего в их произношении с «Е». Руководили комиссией представители московской школы, поэтому неудивительно, что «упрощенцы» составляли в ней явное большинство.

Эта комиссия заседала трижды — в 1904, 1912 и последний раз, по настойчивому требованию временного правительства, в мае 1917 года (но уже в другом составе).

Постановления этих заседаний ни разу не были поддержаны Академией наук, тем более, что проект такой радикальной реформы не находил сочувствия среди образованной части русского общества. Известны высказывания Л.Н. Толстого, И.А. Бунина, И.

Е. Репина и многих других знаменитых людей о вредности и нелепости этой затеи.

Сторонники радикальной реформы постоянно ссылались на требования учителей и родителей учащихся, изнывавших от «орфографического гнета».

Однако этот миф рухнул в сентябре 1917 года после того, как временное правительство разослало циркуляр о введении с начала учебного года в школах новой орфографии.

Громадное большинство школ по постановлению педагогических советов и родительских комитетов продолжало применять исключительно традиционное правописание.

Нет сомнения, что эта антикультурная и антиправославная «реформа» НИКОГДА бы не осуществилась, если бы не большевики с их «специфическими» методами.

Первый большевистский декрет, вышедший в конце декабря 1917 года, выполнялся крайне медленно из-за повсеместного неприятия «узаконенной безграмотности».

Большинство газет, несмотря на угрозы закрытия, продолжали выходить в «старой» орфографии. В петроградских учреждениях культуры прошли многочисленные собрания протестующие против искажения общенационального достояния. Особой популярностью пользовался доклад художника-архитектора Б. Николаева, защищавшего русское правописание с графической точки зрения.

Резолюции этих собраний отсылались новой власти, но все было тщетно. Использование традиционной орфографии было приравнено к пособничеству контрреволюции. Народная память сохранила рассказы о революционных матросах, штыками взламывавших типографские кассы и изымавших «лишние» буквы. (Именно поэтому до 40-х годов газеты использовали апостроф вместо изъятого Ъ).

Были разгромлены и церковные типографии.

Вместо заявленной в декрете постепенности реформы в школе и недопущения «принудительного переучивания тех, кто уже усвоил правила прежднего правописания», царил полный произвол, особенно в провинции.

Абсолютной политизации вопрос правописания достиг к началу Гражданской войны: «белогвардейской» орфографии с её «поповскими» буквами противопоставлялась «пролетарская».

Октябрьский декрет 1918 года, почти слово в слово повторявший прежний, ставил точку в затянувшейся «реформе». Отныне правописание с более чем 200-летней историей окончательно изгонялось из жизни России.

Характерно, что в эти же годы в советской печати всерьез обсуждался вопрос о латинизации русской письменности. Это неудивительно, поскольку большевистские декреты, уничтожив устойчивую систему русского письма, создали прецедент для дальнейших экспериментов над языком.

За 90 лет появилось множество проектов ещё большего «упрощения» орфографии, по счастью нереализованных. «Красной нитью» через все эти постановления, циркуляры, декреты и проекты проходит забота об «инородцах», «широких массах», «малограмотных и неграмотных», «трудящихся запада и востока» (1930 г.) — т.е. о ком угодно, кроме грамотного русского человека.

Современная, в недавнем прошлом советская орфографическая наука, дистанцируясь от насилия 1918 года, именует «декретное» правописание академическим, опираясь на авторитет организаторов Орфографической комиссии — академиков Ф.Ф. Фортунатова и А.А. Шахматова. Однако ссылки на них не вполне добросовестны.

Фортунатов не дожил до заседания в мае 1917 года, а председательствовавший на нём Шахматов, как и многие другие былые сторонники реформы, впоследствии глубоко раскаивался в своём участии в разложении культурных основ русской жизни.

Член комиссии проф. Н. Кульман в своих воспоминаниях приводит слова Шахматова, сказанные ему в июне 1918 года: «…в том, что происходит, отчасти и мы виноваты. Заседание, в котором мы приняли новую орфографию, было по настроению большевицким…

Мы тоже разрушители».

Покинув Россию вместе с Белой армией, историческая орфография продолжает сохраняться в нашей эмиграции. По сию пору в русском зарубежье выходят книги и журналы в «старом» правописании, переиздаются классические учебники и словари.

В последние годы интерес к традиционной письменной речи возник и в России.

Выходят многочисленные репринтные издания дореволюционных и русских зарубежных авторов. Всё чаще появляются и современные книги, набранные в «старом» правописании.

Этому процессу в немалой степени способствует проведённая в Петербурге в мае 1996 года научно-практическая конференция «Судьба русской орфографии», где впервые за много десятилетий был поставлен вопрос о неправомерности насильственного упрощения русского правописания.

Коляды Даръ на Лето 7521 СМЗХ (скачать в высоком качестве)

Учёные и специалисты Петербурга, Москвы, Петрозаводска и других городов высказались за постепенное возвращение в культурную жизнь России исторической орфографии. Многие выступавшие отмечали, что сегодняшний упадок письменной и устной речи, беззащитность перед англоязычной экспансией и жаргонизмами напрямую связаны с изменением культурного кода русского народа, произошедшим в 1918 году.

Не случайно большевики начали свои социальные эксперименты с уничтожения исторического правописания — им нужен был «белый лист» вместо истории Отечества, и новая государственность, отсчитывающая своё рождение с октября 1917 года вместо тысячелетней России.

Поэтому, размышляя о будущем нашей Родины, надо помнить, с чего начиналось её падение. Как писал Б. Николаев в 1918 году: «Русская графическая речь есть в такой же мере коллективное творчество народа, как и устная, и ответственность за её порчу падает на всех нас».

Древлесловенская буквица (Андрей Ивашко)

Урок 1

Урок 2

Урок 3

Урок 4

Урок 5

Урок 6

Подробности

fanisovich.livejournal.com

Источник: http://lazarev.org/ru/interesting/print/kak_bog_prevratilsya_v_arbuz/

К 99-летию декрета о введении новой орфографии

К 90-ЛЕТИЮ ДЕКРЕТА О ВВЕДЕНИИ НОВОЙ ОРФОГРАФИИ
?

Categories:
Из русского языка были удалены буквицы «ять», «фита», «и десятиричное», «ижица», «ер»
10 октября 1918 года вышел второй, окончательный декрет Совнаркома, упрощающий историческое русское правописание «в целях облегчения широким массам усвоения русской грамоты и освобождения школы от непроизводительного труда».

Новые правила исключали из азбуки буквы «ять», «фиту», «и десятиричное», «ижицу», «ер», последняя оставлялась только в значении отделительного знака в середине слов. Изменялись также многие грамматические особенности русского письма.

В тексте декрета было указано, что новые правила разработаны наркомпросом, но в действительности большевики воспользовались старым проектом Орфографической комиссии, образованной при Академии наук еще в начале века по инициативе Казанского и Московского педагогических обществ.

Казанские учителя сетовали тогда на трудности «ассимиляции инородцев с русскою культурою», а москвичи, считая свой выговор общерусским эталоном, ратовали за уничтожение «ять», совпавшего в их произношении с «Е». Руководили комиссией представители московской школы, поэтому неудивительно, что «упрощенцы» составляли в ней явное большинство.

Эта комиссия заседала трижды – в 1904, 1912 и последний раз, по настойчивому требованию Временного правительства, в мае 1917 года (но уже в другом составе). Постановления этих заседаний ни разу не были поддержаны Академией наук, тем более, что проект такой радикальной реформы не находил сочувствия среди образованной части русского общества.

Известны высказывания Л.Н. Толстого, И.А. Бунина, И.Е. Репина и многих других знаменитых людей о вредности и нелепости этой затеи.

Сторонники радикальной реформы постоянно ссылались на «требования учителей и родителей учащихся», изнывавших от «орфографического гнета».

Однако этот миф рухнул в сентябре 1917 года после того, как Временное правительство разослало циркуляр о введении с начала учебного года в школах новой орфографии. Громадное большинство школ по постановлению педагогических советов и родительских комитетов продолжало применять исключительно традиционное правописание.

Возможно, что эта антикультурная и антиславянская «реформа» НИКОГДА бы не осуществилась, если бы не большевики с их «специфическими» методами.

Большевики продолжили это начинание. Декретом за подписью советского Народного комиссара по просвещению А. В.

Луначарского, опубликованным 5 января 1918 года, «всем правительственным и государственным изданиям» предписывалось с 14 января 1918 года «печататься согласно новому правописанию».

Однако периодическая печать на той территории, которая контролировалась большевиками, продолжала выходить, в основном, в дореформенном исполнении; в частности, официальный орган ВЦИК «Известия» ограничился лишь неиспользованием «ъ», в том числе и в разделительной функции, также поступал и партийный орган газета «Правда».

«Декрет о введении новой орфографии» за подписью Бонч-Бруевича от 10 октября 1918 года, возымел прямое фактическое действие. Согласно ему, «все правительственные издания, периодические (газеты и журналы) и непериодические (научные труды, сборники и т. п.), все документы и бумаги должны с 15 октября 1918 г. печататься согласно при сем прилагаемому новому правописанию». «Принудительное переучивание тех, кто уже усвоил правила прежнего правописания» декретом не допускалось.Первый большевистский декрет, вышедший в конце декабря 1917 года, выполнялся крайне медленно из-за повсеместного неприятия «узаконенной безграмотности». Большинство газет, несмотря на угрозы закрытия, продолжали выходить в «старой» орфографии. В петроградских учреждениях культуры прошли многочисленные собрания протестующие против искажения общенационального достояния.Особой популярностью пользовался доклад художника-архитектора Б. Николаева, защищавшего русское правописание с графической точки зрения. Резолюции этих собраний отсылались новой власти, но все было тщетно. Использование традиционной орфографии было приравнено к пособничеству контрреволюции.Народная память сохранила рассказы о революционных матросах, штыками взламывавших типографские кассы и изымавших «лишние» буквы. (Именно поэтому до 40-х годов газеты использовали апостроф вместо изъятого Ъ). Были разгромлены и церковные типографии. Вместо заявленной в декрете постепенности реформы в школе и недопущения «принудительного переучивания тех, кто уже усвоил правила прежднего правописания», царил полный произвол, особенно в провинции.Абсолютной политизации вопрос правописания достиг к началу Гражданской войны: «белогвардейской» орфографии с ее «поповскими» буквами противопоставлялась «пролетарская».Октябрьский декрет 1918 года, почти слово в слово повторявший прежний, ставил точку в затянувшейся «реформе». Отныне правописание с более чем 200-летней историей окончательно изгонялось из жизни России.

Характерно, что в эти же годы в советской печати всерьез обсуждался вопрос о латинизации русской письменности. Это неудивительно, поскольку большевистские декреты, уничтожив устойчивую систему русского письма, создали прецедент для дальнейших экспериментов над языком.

За 90 лет появилось множество проектов еще большего «упрощения» орфографии, по счастью нереализованных. «Красной нитью» через все эти постановления, циркуляры, декреты и проекты проходит забота о «инородцах», «широких массах», «малограмотных и неграмотных», «трудящихся запада и востока» (1930 г.) – т.е. о ком угодно, кроме грамотного русского человека.

Современная, в недавнем прошлом советская орфографическая наука, дистанцируясь от насилия 1918 года, именует «декретное» правописание академическим, опираясь на авторитет организаторов Орфографической комиссии – академиков Ф.Ф. Фортунатова и А.А. Шахматова. Однако ссылки на них не вполне добросовестны.

Фортунатов не дожил до заседания в мае 1917 года, а председательствовавший на нем Шахматов, как и многие другие былые сторонники реформы, впоследствии глубоко раскаивался в своем участии в разложении культурных основ русской жизни.Член комиссии проф. Н.

Кульман в своих воспоминаниях приводит слова Шахматова, сказанные ему в июне 1918 года:

«…в том, что происходит, отчасти и мы виноваты. Заседание, в котором мы приняли новую орфографию, было по настроению большевицким… Мы тоже разрушители».

Покинув Россию вместе с Белой армией, историческая орфография продолжает сохраняться в нашей эмиграции. По сию пору в русском зарубежье выходят книги и журналы в «старом» правописании, переиздаются классические учебники и словари.В последние годы интерес к традиционной письменной речи возник и в России.

Выходят многочисленные репринтные издания дореволюционных и русских зарубежных авторов. Все чаще появляются и современные книги, набранные в «старом» правописании.

Этому процессу в немалой степени способствует проведенная в Петербурге в мае 1996 года научно-практическая конференция «Судьба русской орфографии», где впервые за много десятилетий был поставлен вопрос о неправомерности насильственного упрощения русского правописания.

Ученые и специалисты Петербурга, Москвы, Петрозаводска и других городов высказались за постепенное возвращение в культурную жизнь России исторической орфографии.

Многие выступавшие отмечали, что сегодняшний упадок письменной и устной речи, беззащитность перед англоязычной экспансией и жаргонизмами напрямую связаны с изменением культурного кода русского народа, произошедшим в 1918 году.

Не случайно большевики начали свои социальные эксперименты с уничтожения исторического правописания – им нужен был «белый лист» вместо истории Отечества, и новая государственность, отсчитывающая свое рождение с октября 1917 года вместо тысячелетней России. Поэтому, размышляя о будущем нашей Родины, надо помнить, с чего начиналось ее падение. Как писал Б. Николаев в 1918 году: «Русская графическая речь есть в такой же мере коллективное творчество народа, как и устная, и ответственность за ее порчу падает на всех нас».

А.В.ФёдоровПримечание: этот материал был получен давно из Санкт-Петербурга от Алексея Валентиновича Федорова, бывшего тогда членом Общества возрождения духовных традиций Руси. Его попечителем был петербургский благотворитель С. В.

Рогов, после кончины которого Общество, к сожалению, прекратило существование. Однако оно успело провести научно-практическую конференцию «Судьба русской орфографии».

Источник — http://www.perunica.

ru/yazikoznanie/3887-k-90-letiyu-dekreta-o-vvedenii-novoj-orfografii.html

ДОПОЛНИТЕЛЬНО:

Как Буквицу превратили в Алфавит

Азбука, Буквица, Методы геноцида, Образование, Россия, СССР

  • Спецструктуры в России взяли Видящих в плотное колько наблюдений и тотальной слежки Открытое письмо Владислава Петрова — Алекса́ндру Моисе́евичу…
  • Коридор затмений — это время между Солнечным и Лунным затмениями. Это особый энергетический период в жизни нашей планеты и каждого человека.…
  • Самым удачным днём для магии и практик эзотерики считают лунное затмение, которое совпало с затмением Солнца. Все колдуны и ведьмы ( Ведающие…
  • С праздником! Армейские дворовые… — https://www..com/channel/UCjUcUKhd2pbDqQ4JePV8umw (скоро военное время…)…
  • Когда начали справлять такой праздник как «Рождество Христово»? Упоминание об этом празднике в литературе появляется лишь в 19 веке.…
  • Все кто учился в школе изучали наследие наших предков «Слово о полку Игореве..» и помнят, что наши пращуры называли себя не иначе как…

Источник: https://ladstas.livejournal.com/501494.html

Сто лет без «ять». Таймлайн

К 90-ЛЕТИЮ ДЕКРЕТА О ВВЕДЕНИИ НОВОЙ ОРФОГРАФИИ

«Сноб» рассказывает, с чего началась и как прошла «великая орфографическая революция» 1917–1918 года

Опубликована работа филолога Якова Грота «Спорные вопросы русского правописания от Петра Великого доныне», в которой впервые собраны все основные нормы русской дореволюционной орфографии. Спустя 12 лет Грот выпустил руководство «Русское правописание», окончательно утвердившее правила языка и грамотности.

Однако с правописанием Грота начали активно бороться учителя и преподаватели, потому что в его основе лежало два принципа — фонетический и историко-этимологический.

То есть чтобы писать правильно, приходилось заучивать списки слов, потому что орфографические правила были непоследовательны.

Доходило до того, что спустя несколько лет после окончания школы, крестьяне сознательно упрощали правописание, не используя буквы «ять» и «i десятеричное», то есть писали «неграмотно».

В первую очередь учителя предлагали заменить буквы Ѣ (ять), Ѳ (фита), I («и десятеричное») на привычные Е (есть), Ф (ферт) и И («и восьмеричное»). А букву Ъ (ер) — отменить вовсе, потому что она все равно не произносилась.

1889

Дискуссия об орфографии привела к тому, что разные энтузиасты начали предлагать свои способы упрощения и модификации правописания. Профессор и филолог Лев Воеводский в брошюре «Опыт упрощения русского правописания» помимо отказа от «ять» и «фита» предложил ввести букву h, передающую звук «г» на манер украинского языка.

Экономист и счетовод Федор Езерский придумал универсальный алфавит из смеси кириллицы и латиницы. В свою брошюру он включил примеры того, как могут выглядеть классические стихотворения, написанные новой азбукой:

Буrа·̇ мгlou·̇nебо кrоеt,Vixrisnejni·̇ekrutaТо, как zve·̇r·̇onazavoet,

То zaпlачеt, как dita·̇

1904

Проектом реформы русского языка наконец занялось академическое сообщество. Великий князь Константин Романов, начальник военно-учебных заведений и президент Академии наук поднял вопрос о том, не пришло ли время обновить гротовское пособие по орфографии, на котором построено школьное образование.

Для обсуждения была собрана Орфографическая комиссия из 50 человек. В пользу реформы с исключением букв ученые привели множество доводов: от доступности правописания простым людям до удешевлении книгопечати.

Сторонников орфографической реформы стали считать сторонниками прогресса и демократии, консерваторы же настаивали, что отказ от старых правил разрушает культуру.

Орфографическая комиссия создала подкомиссию из семи ученых-филологов, которые стали разрабатывать новые правила правописания.

1912

Орфографическая подкомиссия опубликовала конкретные предложения для реформы. Среди радикальных предложений — полностью отказаться от буквы Ъ, в качестве разделительного знака использовать Ь и отменить написание мягкого знака на конце слов после шипящих (например, ноч, вещ, береч, любиш). Проект так и не был принят.

1917

После Февральской революции Временное правительство занялось правописанием на государственном уровне. В мае Министерство народного просвещения постановило, что с начала учебного года ученики младших классов будут изучать уже новые правила. Проект почти полностью скопировал предложение Орфографической комиссии. Реформа включила в себя:

  • замену букв Ѣ, Ѳ, I на Е, Ф, И
  • замену окончаний -аго, -яго  в родительном и винительном падежах прилагательных и причастий на -ого, -его (например, милого вместо милаго)
  • замену формы женского рода множественного числа онѣ, однѣ, однѣхъ, однѣмъ, однѣми на они, одни, одних, одним, одними
  • замену в приставках буквы з на с, если следующая буква — глухая согласная (рассказать вместо разсказать)

Дореформенную орфографию при этом не запрещали, из-за чего на практике новые правила правописания приживались плохо и неохотно.

23 декабря, сразу после Октябрьского переворота, был опубликован декрет Народного комиссариата просвещения, по сути еще раз утверждающий новые правила русского языка, предложенные Временным правительством — с той только разницей, что с 1 января 1918 года на новую орфографию обязаны были перейти все правительственные и государственные издания.

Для этого 30 декабря был опубликован декрет, запрещающий использовать старую орфографию. За соблюдением новых правил следили революционные матросы, которые инспектировали типографии и изымали запрещенные буквы.

Из-за изъятия буквы Ъ в качестве разделительного знака пришлось использовать апостроф, поэтому после октябрьской революции в печати появлялось написание слов типа с’езд и об’яснение.

1918

В октябре вышло очередное постановление — на этот раз от ВСНХ — «Об изъятии из обращения общих букв русского алфавита в связи с введением новой орфографии», согласно которому использование запрещенных букв в типографиях будет строго наказываться. В результате нельзя было ставить под сомнение даже саму реформу.

Так, например, филолог и культуролог Дмитрий Лихачев провел четыре года в Соловецком лагере, а затем в Белбалтлаге за то, что в 1928 году, будучи членом студенческого кружка «Космическая академия наук», сделал шуточный доклад о старой русской орфографии, «попранной и искаженной врагом Церкви Христовой и народа российского».

Источник: https://snob.ru/entry/156541/

Реформа русского языка 1918 года: главные тайны

К 90-ЛЕТИЮ ДЕКРЕТА О ВВЕДЕНИИ НОВОЙ ОРФОГРАФИИ

5 января 1918 года был опубликован декрет наркома просвещения Луначарского, который обязывал все печатные издания Советской России «печататься согласно новому правописанию». Так был дан старт самой грандиозной реформе русского языка.

Писатель Иван Бунин говорил: «…никогда человеческая рука не писала ничего подобного тому, что пишется теперь по этому правописанию».

«Орфография должна быть экономной»

Итак, 7 ноября большевики штурмом взяли Зимний дворец, а меньше через два месяца решили, что для нормальной жизни трудовому народу не хватает «правильного» русского языка.

Напомним, что ключевым решением стало удаление из алфавита букв Ѣ (ять), Ѳ (фита), І («и десятеричное»), а также исключение твёрдого знака на конце слов и частей сложных слов. Чем же не угодили эти буквы большевикам, да так не угодили, что, едва укрепившись во власти, они поспешили избавиться от них.

Вероятно, у такое решения много причин, но главная – экономическая. Большевики получили страну с 80-процентным уровнем безграмотности, который после легко прогнозируемого отъезда за границу большой части «грамотного» населения, а также усмирением недовольных, грозил перерасти в 90-93%.

Еще до взятия Зимнего дворца большевики знали, что залог их власти в правильной пропаганде, а главное оружие – печатное слово.

Иными словами им предстояло в рекордно сжатые сроки ликвидировать тотальную безграмотность, чтобы народ был способен элементарно воспринять эту самую пропаганду. А это миллиардные инвестиции. Сокращение букв в алфавите делала стандартный русскоязычный текст короче, что экономило тысячи тонн бумаги, краски, металла, затраченного на типографские клише.

«Мы здесь устанавливаем правила»

Однако реформа русской орфографии преследовала не только меркантильные цели. В противном бы случае она ограничилась ликвидацией нескольких «ненужных» букв. Дело в том, что среди лидеров большевиков было не так много людей с безупречной грамотностью.

Так, некие послабления реформы, когда, например, допускалось слитное и раздельное написание в наречиях, составленных из сложения существительных, прилагательных и числительных с предлогами (встороне и в стороне, втечение и в течение, сверху и с верху, вдвое и в двое), были, по легенде, связаны с  частными просьбами некоторых «вождей революции».

«Новое хорошо заставляет забывать старое»

Изменяя язык, большевики смотрели далеко вперед. С введением новой реформы они фактически отрезали будущие поколения от «царского книжного наследия» без уничтожения оного. У человека, обучавшегося по новым правилам русского языка, контакт с книгами, напечатанными при прошлом режиме, был бы весьма затруднительным. Попробуйте почитать на болгарском или сербо-хорватском языках.

Русский язык был призван эволюционировать из языка Пушкина и Гоголя, которых большевики не планировали «переводить» по «новым правилам», стать языком Ленина, Троцкого и прочих товарищей. Чем это могло закончиться для русской культуры, даже страшно представить.

«Старая новая реформа»

Однако не надо думать, что большевистские лингвисты стразу засели за проект реформы после октябрьской революции. Отнюдь. «Советы», как классические двоечники, просто воспользовались проектом реформы, подготовленным еще «царской» академией наук в 1912 году.

Тогда из-за радикальности «революция в орфографии» была свернута, а спустя несколько лет нашла себе новых, не пугающихся экспериментов сторонников. Правда, «царские» реформаторы просто хотели сделать язык удобнее, новые же видели в нем весьма эффективное оружие, заменяющее булыжник пролетариата.

«Я есть, чтобы есть» и «Я за мир во всем мире»

После ликвидации ряда букв в стихии русского языка возникла некоторая путаница: некоторые омофоны (одинаковые по звучанию слову, но разные по написанию) превратились в омонимы (одинаковые и по звучанию и написанию).

Многие представители русской интеллигенции, например, философ Иван Ильин, видели в этом злой умысел большевиков: дескать, одинаковое написание «есть» (потреблять что-то в пищу) и есть (существовать) будет создавать с самого детства  у людей установку на грубую материальность. Интересно, что чуть позднее ряд психолингвистов также подтверждали, что чтение какого-нибудь философского трактата на реформированном русском языке с большим количеством слов «есть» может вызывать непроизвольное слюноотделение у голодного читателя.

Так, в коротком труде «О русской идее» того же Ильина слово «есть» (в смысле «являться») употребляется 26 раз среди 3500 других слов, что довольно много.

Цитата из трактата «Россия не есть пустое вместилище, в которое можно механически, по произволу, вложить все, что угодно, не считаясь с законами ее духовного организма” должна, по мысли лингвистов, вызвать у неподготовленного читателя приступ голода и существенно воспрепятствовать пониманию авторской мысли.

Интересно, что опус Льва Троцкого, одного из вождей большевиков, «Задачи коммунистического воспитания», исходя из этой логики, выглядит и вовсе как законспирированная «Книга о вкусной и здоровой пище». По объему он примерно совпадает с текстом Ильина, но значительно уступает по употреблению слова «есть».

Однако Троцкий компенсирует это агрессивным употреблением сочетания «есть продукт», которое использует трижды. Например, фраза «…мы знаем, что человек есть продукт общественных условий и выскочить из них он не может» выглядит настоящим приговором как для философа Ильина, так и для читателей.

Однако фактор «есть-есть» вряд ли был злым умыслом большевиков. Скорее всего, это стало побочным эффектом реформы. Кстати, большевики могли парировать своим критикам: с удалением границ между смыслами «кушать» и «являться», исчез барьер и между словами «миръ» (дружба, отсутствие войны) и міръ (планета, Вселенная), что можно было трактовать «природным миролюбием» коммунистов.

Тайна «Ижицы»

В декрете Луначарского об изменениях в русском языке нет упоминания о букве Ѵ («ижица»), которая была последней буквой в дореволюционном алфавите. К моменту реформы она встречалась крайне редко, и ее можно было найти в основном только в церковных текстах. В гражданском же языке «ижица» фактически употреблялась только в слове «миро». 

В молчаливом отказе большевиков от «ижици» многие увидели знамение: Советская власть как бы отказывалась от одного из семи таинств – миропомазания, через которое православному подаются дары Святого Духа, призванные укрепить его в духовной жизни.

Любопытно, что незадокументированное удаление «ижицы», последней буквы в алфавите и официальная ликвидации предпоследней — «фиты» сделали заключительной алфавитной буквой – «я». Интеллигенция увидела в этом еще одну злонамеренность новых властей, которые намеренно пожертвовали двумя буквами, чтобы поставить в конец литеру, выражающую человеческую личность, индивидуальность.

Тень латиницы, или слишком много букв

Мало кто знает, что реформа Луначарского носила временный характер.

В 1918 году большевики бредили мировой революцией, а кириллическое письмо в этой ситуации было не самой эффективной платформой для пропаганды.

Во-первых, большинство пролетариев в мире, которых следовало объединить, воспринимали только латинское письмо, а, во-вторых, в латинице всего 26 букв. Чудесная экономия в бумаге и типографском наборе!

В первые годы Советской власти было много идей по дальнейшему развитию реформы языка. Одни предлагали оставить кириллицу только для крестьян, а городское население перевести на латинское письмо. Другие говорили, что вообще трудящемуся человеку не обязательно знать грамоту: дескать, в эпоху кинематографа чтение вообще становится пережитком прошлого.

Третьи горячие головы утверждали, что нужно изобрести новое письмо, иероглифическое, где роли литер бы выполняли пиктограммы, основанные на коммунистической и рабоче-крестянской символикой. Однако после того, как одна за другой захлебнулись революции в Европе, власти потеряли интерес языку, а народ стал довольствоваться тем, что есть. Точнее – что осталось.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a58c45d168a91fd9b027f16/5af55fb255876bb6e6cab256

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.