Максим Горький — исчадье земли русской, выродок — МОНСТР!

Кумир и безбожник: что не вошло в официальные биографии Максима Горького

Максим Горький - исчадье земли русской, выродок - МОНСТР!

Почему писатель благословил снос храма Христа Спасителя

125 лет назад писатель Алексей ПЕШКОВ, подписывающийся псевдонимом Иегудиил ХЛАМИДА, придумал себе новое имя — Максим ГОРЬКИЙ. Прошло немного времени, и большевики надули из этого человека культовую фигуру неадекватной величины.

Его именем назвали третий город страны, главную улицу в Москве, школы, театры, литературный институт, корабли, парки, а также тысячи улиц и площадей. Его книжки издавались миллионными тиражами.

Каждому советскому школьнику с малых лет выносили мозг «Песней о Соколе», «Старухой Изергиль» и главным хитом программы по литературе — такой-то «Матерью».

Мало что изменилось в нашем отношении к основоположнику соцреализма. Его книжками по-прежнему пытают детей, а литературоведы (целые институты) получают зарплаты за изучение творческого наследия. И МХАТ на Тверской по-прежнему носит имя Горького.

Мы вспомним сегодня несколько эпизодов жизни этого «матерого человечища», а вы уж сами решайте, как следует к нему относиться.

Русский писатель Илья Сургучев, которому после революции пришлось покинуть Россию (большевики не простили ему памфлета «Бесы русской революции») и чьи произведения Советская власть прятала в спецхране, был уверен, что Горький продал душу дьяволу. Вот что он рассказывал.

В юности Алеша Пешков служил в иконной лавке. Его оттуда выгнали, когда хозяин узнал, что тот подходит к иконописцам и шепчет: «Пририсуй рожки».

Когда выгоняли, один художник сказал: «Я нарисовал тебе две иконки, выбери любую». На одной был изображен Алексей Божий человек, на второй — румяный улыбающийся страшный дьявол.

Алеша выбрал вторую, а богомаз произнес: «Я так и мыслил, что ты возлюбишь дьявола. Ты из дьявольской материи создан».

Против конкурирующей религии большевики вели беспощадную информационную войну

Это изображение Горький хранил всю жизнь, даже в Петропавловскую крепость с собой брал — на время недолгой отсидки. Когда Сургучев приехал к нему на Капри, Горький завел его в кабинет и говорит: «Сейчас покажу».

Ловко выхватил дощечку, спрятанную между книг, и сунул дьявола в руки Сургучеву. «Словно в нем была ртуть, и при повороте света он, казалось, то шевелился, то улыбался, то прищуривал глаз.

Он с какою-то жадностью, через мои глаза, впивался в мой мозг, завладевал в мозгу каким-то местом, чтоб никогда из него не уйти. У меня, — говорил Сургучев, — сердце в пятки от ужаса упало».

Горький засмеялся:

— Нравится? Хотите подарю?

— Что вы, что вы. Да я, признаться, его и побаиваюсь.

Священнослужителей по всей стране расстреливали без суда и следствия…

Православного храма поблизости не было. Сургучев кинулся в католический собор, долго кропил себя холодной святой водой из мраморной раковины, а много позже написал: «Я знаю, что много людей будут смеяться над моей наивностью, но я все-таки теперь скажу, что путь Горького был страшен: как Христа в пустыне, дьявол возвел его на высокую гору и показал ему все царства земные и сказал:

— Поклонись, и я все дам тебе.

И Горький поклонился.

И ему, среднему, в общем, писателю, был дан успех, которого не знали при жизни своей ни Пушкин, ни Гоголь, ни Лев Толстой, ни Достоевский. У него было все: и слава, и деньги, и женская лукавая любовь. И все это было, как правильно сказал Зензинов (эсер), только наваждение.

И этим путем наваждения он твердой поступью шел к чаше с цикутой, которую подготовил ему опытный аптекарь Ягода… Однажды я увидел портрет Ягоды. И тут вы, пожалуй, будете менее смеяться: Ягода как две капли воды был похож на дьявола, пророчески нарисованного талантливым богомазом».

…по решению «тройки» чекистов

Штука вождя

Нескольким поколениям школьников объясняли, что Сталин вот так от души похвалил его поэму «Девушка и смерть». Однако сам Горький был в ярости от такой оценки и пересказывал приятелям эту историю тоном глубоко оскорбленного человека.

Однажды ночью к писателю в особняк Рябушинского ввалились пьяные Сталин и Ворошилов. Заехали по дороге в Кунцево с какого-то кремлевского банкета. Сначала подкалывали основоположника соцреализма, потом попросили что-нибудь почитать.

— Например, «Дэвушка и смэрть»,- подсказал Иосиф Виссарионович.

Горький стал читать вслух. Сталин очень смеялся, и в какой-то момент, взяв книгу, размашисто начертал на последней странице свою знаменитую фразу. Горького оскорбило не слово «штука». Он сразу понял издевку: знал, что «Фауст» — одно из любимых произведений вождя, а его поэмка выглядит на его фоне откровенно убого.

Жертвоприношение

Возможно, именно в рамках договора с нечистым Горький помог Советской власти принести сакральную жертву — взорвать храм Христа Спасителя.

Храм строился в честь русских воинов, заплативших жизнями за победу над Наполеоном, деньги на него собирала вся Россия. Сразу уничтожить его было невозможно. Властям надо было подготовить общественное мнение, подвести под варварство идеологическое обоснование.

И Горький, занимавший место примерно такое же, как Лев Толстой в царской России, моральный авторитет, человек, чьи книги издавались громадными тиражами, подписал письмо в правительство с просьбой уничтожить храм.

Вместе с режиссером Мейерхольдом и архитектором Иофаном — последний, кстати, имел прямой интерес: надеялся, что на месте храма будет построен Дворец Советов по его проекту.

5 декабря 1931-го храм взорвали.

По призыву ГОРЬКОГО храм Христа Спасителя взорвали…

Опасные связи

Интригующий эпизод в биографии Горького — усыновление Зиновия Свердлова.

Будущий писатель дружил с семьей Свердловых еще со времен жизни в Нижнем. Когда Яков и его брат Вениамин угодили в тюрьму за хранение революционной литературы, Горький опубликовал в их поддержку памфлет, где высмеивал царское правительство.

Братьев освободили. За что большое спасибо заступнику от миллионов жертв красного террора и расказачивания, от тех, кого привело в содрогание убийство царской семьи, — эти и многие другие кровавые акции инициировал Яков Свердлов.

Зиновий был его старшим братом. В 1902-м 18-летнему парню понадобилась московская прописка, и писатель, которому на тот момент было 34, его… усыновил. А также стал крестным отцом. И крещение, и усыновление были фиктивными. Биограф Горького потом напишет, что таинства никакого не было, дело устроили чисто формально.

Зиновий впоследствии сделает головокружительную карьеру, станет французским генералом, и историкам останется только ломать голову, на какие разведки он работал. Брат Вениамин уедет в Америку и откроет банк. Яков станет сподвижником Ленина. Вот такие друзья юности.

…имущество его разграбила пьяная солдатня.

Крупный масон

Историк Петр Мультатули утверждал: «Ненависть к христианству была в крови что Горького, что его нареченного сына». Он ссылался на Михаила Пархомовского, основателя Научно-исследовательского центра «Русское еврейство в зарубежье».

Тот рассказывал о «шуточных», на его взгляд, сценах, которые разыгрывали и затем фотографировали на пленку Горький, его нареченный сын Зиновий Пешков-Свердлов и другие.

«На одном снимке,- пишет Пархомовский, — библейская сцена под названием «Брак в Кане Галилейской». На первом плане — Христос — В. А.

Десницкий, коленопреклоненный раб — Зиновий и Дева Мария — Мария Федоровна, на заднем плане: первосвященник с поднятыми руками — Горький… Вся серия этих фотографий названа «Священная история в лицах».

«Любопытно, — замечает историк Мультатули, — что роли распределены со смыслом, сознательно преследуют цель глумления над Спасителем и Его Пречистой Матерью. Крупный масон Горький изображен иудейским первосвященником, предавшим Господа на муки и казнь, святотатец Пешков — в роли лукавого раба, любовница Горького М. Ф. Андреева — в роли Пресвятой Богородицы».

«Великий писатель» вместе с председателем Союза воинствующих безбожников Емельяном ЯРОСЛАВСКИМ (Минеем Израилевичем ГУБЕЛЬМАНОМ) лично пришёл поглазеть на расшитые золотом митры расстрелянных священников

Предшественник Чубайса

В 1922 г. в Берлине вышла статья Горького «О русском крестьянстве», которую в СССР опасались перепечатывать даже в перестройку.

Писатель, близкий к руководству Страны Советов, патетически провозглашал: «Как евреи, выведенные Моисеем из рабства египетского, вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень… и место их займет новое племя — грамотных, разумных, бодрых людей».

Подобно своим последышам — чубайсам и гайдарам, буревестник революции считал: людям старой формации нечего делать в новом обществе, пускай лучше вымрут.

После установления Советской власти в России, по самым скромным подсчетам, погибло от голода 13 миллионов крестьян.

Смерть за Христа

Выступая на открытии II съезда воинствующих безбожников в 1928 году, писатель попенял собравшимся, что с религией они борются спустя рукава: «Мне кажется, что многие к этой ответственной работе относятся казенно, слишком хладнокровно, как к делу обычному, тогда как это дело совсем не обычное: приходится вытравлять из жизни то, что внедрялось в течение 20 веков. В работе вашей чувствуется казенщина и этакое хладнокровие, холодок».

Меж тем в это время в стране были развернуты беспрецедентные гонения на православную церковь. Русская земля была залита кровью десятков тысяч мучеников, принявших смерть за Христа. Атеисты снимали колокола, жгли иконы, вскрыли мощи Александра Невского, Сергия Радонежского и многих других святых. Ватаги комсомольцев-погромщиков устраивали шествия, обряжаясь в чертей.

Горький, видимо, считал, что этого недостаточно.

Барин ненавидел русских крестьян

А был ли мальчик?

— Узколобый Горький писал: «Пусть сильнее грянет буря!» — высказался однажды о писателе знаменитый художник Илья Глазунов.- А когда буря грянула, он первым уехал в Сорренто. Но товарищ Сталин ему сказал: «Или вы вернетесь и будете великим пролетарским писателем, или ваше тело привезут в гробу». И тот моментально приехал, стал воспевать Соловки и Беломорканал!

Горький посетил Соловки в 1929-м. Среди заключенных был будущий академик Дмитрий Лихачев, который хорошо запомнил события того года и оставил книгу воспоминаний.

Он писал, как обрадовались заключенные, узнав, что приедет Горький. «Все увидит, все узнает. Он опытный, его не обманешь. И про лесозаготовки, и про пытки, и про голод, болезни… Про все-все!»

Горький по его требованию остался один на один с мальчиком лет 14, вызвавшимся рассказать «всю правду». С мальчиком Горький оставался не менее сорока минут. Наконец вышел из барака, стал ждать коляску и плакал на виду у всех, ничуть не скрываясь. Это я видел сам. Толпа заключенных ликовала: «Мальчик все рассказал!»

Но Горький уехал, а мальчика тут же расстреляли.

Красивая жизнь

Советская власть упорно создавала Горькому имидж правдолюбца, босяка, болеющего за народ. В реальности писатель был самым обыкновенным барином.

Корней Чуковский писал в 1910 году: «Леонид Андреев ругал при мне Горького: Обратите внимание: Горький — пролетарий, а все льнет к богатым — к Морозовым, к Сытину. Я попробовал с ним в Италии ехать в одном поезде — куда тебе! Разорился. Нет никаких сил: путешествует, как принц».

Особняк РЯБУШИНСКОГО — жемчужина московского модерна. Фото с сайта arhivach.org

Когда Горький вернулся из Италии в Союз, власть предоставила ему шикарнейший особняк, конфискованный у олигарха Рябушинского. Из секретного листа расходов 2-го отделения АХУ НКВД можно узнать, как жил профессиональный босяк:

«Примерный расход за 9 месяцев 1936 г. следующий:

а) продовольствие — 560 000 руб.

б) ремонтные расходы и парковые расходы — 210 000 руб.

в) содержание штата — 180 000 руб.

г) разные хоз. расходы — 60 000 руб.

Итого: 1 010 000 руб.».

В месяц получалось 112 с лишним тысяч. В то время средняя зарплата в учреждениях здравоохранения составляла 189 руб., в крупной промышленности — 231 руб., в совхозах — 140 руб., в вузах — 336 руб.

ЦИТАТЫ

Юрий ОЛЕША:

«У нас теперь все имени Максима Горького: самолет, пароход, город… Да и сама жизнь максимально горькая».

Иван БУНИН:

«Сказочна судьба этого человека. Вот уже сколько лет мировой славы, совершенно беспримерной по незаслуженности, основанной на безмерно счастливом для ее носителя стечении не только политических, но и многих других обстоятельств».

Кстати

В 1905 году Горький написал жене: «Началась русская революция, мой друг, с чем тебя искренне и серьезно поздравляю. Убитые — да не смущают — история перекрашивается в новые цвета только кровью».

Источник: https://www.eg.ru/society/61366/

Горький Максим (Пешков Алексей Максимович) (1868–1936)

Максим Горький - исчадье земли русской, выродок - МОНСТР!

А. М. Горький   Добринский район   Жили, пребывали в Липецком крае   Персоналии  

Известный советский писатель Максим Горький в своих странствиях не раз бывал на территории нынешней Липецкой области.

Во время своего первого «хождения по Руси», в октябре 1888 года 20-летний Алексей Пешков, гонимый нуждой, после скитаний в Моздокской степи прибыл на станцию Грязи, где работал его знакомый М. Я.

Началов, который и предложил будущему писателю М. Горькому место конторщика на станции Добринка Грязе-Царицынской железной дороги.

Но вскоре выяснилось, что место занято и пришлось согласиться на должность ночного сторожа.

В то время Добринка была маленькая, затерявшаяся в степи станция, типичное захолустье – один из многих «медвежьих углов» Российской империи.

Впоследствии в автобиографическом рассказе «Сторож» М.

Горький напишет: «Я – ночной сторож станции Добринка; от шести часов вечера до шести часов утра хожу с палкой вокруг пакгаузов, со степи тысячью пастей дует ветер, несутся тучи снега; в его серой массе медленно плывут туда и сюда локомотивы, тяжко вздыхая, влача за собой черные звенья вагонов, как будто кто-то не спеша опутывает землю бесконечной цепью и тащит ее сквозь небо, раздробленное в холодную белую пыль.Визг железа, лязг сцеплений, странный скрип, тихий вой носится вместе со снегом…».

Поселили А. Пешкова в так называемой казарме-общежитии для неженатых железнодорожников станции (ныне здание по улице Горького, 2). За 12 рублей в месяц он должен был стеречь хлебные лабазы, а порой и работать грузчиком.

Служба оказалась тягостной – ночное дежурство, душевное одиночество и сознание бессмысленности работы: по ночам он охранял то, что днем разворовывал сам начальник станции Добринка П. П.

Архангельский (в «Стороже» – Африкан Петровский).

По указаниям самодура-начальника Алексей Пешков выполнял не только свои служебные обязанности, но и, сменяясь с дежурства, должен был «…колоть дрова на кухню и в комнаты, чистить медную посуду, топить печи, ухаживать за лошадью Петровского и делать еще многое, что поглощало почти половину моего дня, не оставляя времени для книг и сна».

В Добринке Горький подружился со многими сослуживцами, особенно с Иваном Васильевичем Черногоровым, образ которого он вывел в ряде своих произведений: «Как я учился читать», «Из прошлого», «Книга». Сослуживцы были неграмотными и Пешков «под пятым фонарем у пакгауза…» читал им запрещенные книги Л. Толстого и Г. Плеханова, разъясняя суть прочитанного.

«Прожив на станции Добринка три или четыре месяца, я почувствовал, что не могу больше, не могу потому, что кроме исступленных радений у Петровского меня начала деспотически угнетать и кухарка его Марьяна…».

Не выдержав, Горький написал в правление дороги жалобу в стихах. Это позабавило чиновников, и в январе 1889 года его перевели на станцию Борисоглебск, а затем – весовщиком на станцию Крутая Волго-Донской ветки.

В ходе второго странствия летом 1891 года писатель побывал в Добринке вновь, остановившись в доме у И. В. Черногорова. Впечатления о своем пребывании в Добринке Горький описал в рассказах «Сторож», «Скуки ради», «Из соррентских впечатлений», «Из прошлого».

Бывал Алексей Максимович и в Задонске «Мне вспомнилось, как однажды в Задонске на монастырском дворе, вот такой же темной и жаркой ночью, сидя у стены длинного здания келий, я рассказывал послушникам разные истории…». В Задонском монастыре писатель останавливался ночевать и долго беседовал со схимником. Впоследствии эпизод посещения монастыря вошел в повесть «Исповедь», рассказы «У схимника» и «В ущелье» (из цикла «По Руси»).

Странствуя, М. Горький изучал встречавшихся ему людей, и эти впечатления отразились во многих его произведениях. «Хождение мое по Руси было вызвано не стремлением ко бродяжничеству, а желанием видеть – где я живу, что за народ вокруг меня?».

В память о пребывании писателя в Добринке на здании железнодорожного вокзала размещена мемориальная доска.

В 2002 году, к 200-летию поселка Добринка,  напротив здания районной администрации установлен памятник М. Горькому (автор А. Вагнер).

Его именем названы также центральная улица Добринки, школа-интернат в с. Павловка. В г. Ельце с 1936 года имя Горького носит Центральная городская библиотека.

Произведения автора

  • Сторож ; Скуки ради ; У схимника // Земли родной минувшая судьба : Липецкие места в художественной литературе. – Липецк: Кн. изд-во, 1962. – 165-197.

Литература о жизни и творчестве

  • Тришина Л. Н. Место, на котором находилось станционное здание, где в 1888-1889 гг. работал А. М. Горький // Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Липецкая область. – М., 1980. – С. 55 – 56
  • Яблонский А. Добринский корреспондент Горького: [переписка И. В.

    Черногорова с Горьким (1934-1936)] // Добринка : сб. – Липецк, 1991. – С. 16-17.

  • Елисеев В. Служил «честно» и «небескорыстно» : [о Павле Петровиче Архангельском, прототипе начальника станции в рассказе М. Горького «Сторож»] // Липецкие известия. – 2001. – 17 окт. (№ 43). – С. 20.
  • Ветловский И.

    Добринские будни Алексея Пешкова // Добринский край: страницы истории / И. Ветловский, М. Сушков, В. Тонких. – Липецк, 2003. – С. 164-185.

  • Елисеев В. Бродя по Руси // Земля Липецкая: историческое наследие. Культура и искусство. – Липецк: НИИЦентр, 2003. – С. 247-248. – (Наследие народов РФ; вып. 3.).

  • Открытие краеведа Яблонского : [о пяти письмах добринца И. В. Черногорова к М. Горькому] / подгот. И. Ветловский // Добринские вести [Добринский район]. – 2003. – 11 окт.
  • Акулинина Я. Сторож // Золотой ключик. – 2006. – 4 апр. (№ 7). – С. 21-23: фото.
  • Гришаев А.

    В Добринке Максим Горький работал сторожем // Регион. Вести. – 2011. – 22 сент. (№ 38). – С. 7.

Справочные материалы

  • Воронежская энциклопедия: в 2 т. – Воронеж, 2008. – Т. 1. – С. 220. ; То же: Воронежская историко-культурная энциклопедия. – 2-е изд., испр. и доп. – Воронеж, 2009. – С. 135.
  • Липецкая энциклопедия. – Липецк, 1999. – Т. 1. – С. 281-282.
  • Тамбовская энциклопедия. – Тамбов, 2004. – С. 138.
  • Славные имена земли Липецкой: биогр. справ. об извест. писателях, ученых, просветителях, деятелях искусства. – Липецк, 2007. – С. 130-133.

Источник: http://lounb.ru/lipmap/index.php/personalii/zhili-prebyvali-v-lipetskom-krae/59-gorky-a-m

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.