Одинокий батальон. Российские десантники в Приштине

18 бойцов ГРУ взяли аэропорт Слатины

Одинокий батальон. Российские десантники в Приштине

12 июня 2017 года исполняется 18 лет со дня знаменитого марш-броска на Приштину, который осуществили российскими десантниками.

В ходе уникальной операции они преодолели за одну ночь 620 километров, попав из одной страны в другую, опередив натовские войска на несколько часов и вызвав у них шоковое состояние.

Но мало кто знал, что 18 бойцов ГРУ под руководством 38-летнего майора Евкурова смогли скрытно занять ключевые точки в аэропорту Слатины еще в конце мая 1999 года.

Именно тогда на весь мир прозвучали имена российских десантников. Несмотря на то, что детали операции засекречены, по воспоминаниям очевидцев удалось выяснить истинную роль майора Юнус-Бека Евкурова, ставшего через много лет Президентом Ингушетии.

Фундаменты Евкурова

Евкуров воспитывался в многодетной ингушской семье: помимо него у родителей еще было 12 братьев и сестер, а он был 7 ребенком в семье, которая жила в древнем селе Тарском Северо-Осетинской АССР, основанном терскими казачьими отрядами. Именно здесь был подписан мирный договор между ингушским и российским правительством в 1770 году.

Юнус-Бек рос в атмосфере добра и часто со своими товарищами бегал на места древних руин: они здесь играли в «войнушку». Но когда ему пришлось идти в школу, родители приняли решение отправить его в Беслан, где он жил в интернате и рано приучился полагаться только на себя.

Это первая ступенька в жизни, которую он одолел с легкостью и в 1982 году, когда пришло время служить, он попал на флот, где в течение двух лет тянул лямку простого матроса на одном из кораблей. С этого момента его жизнь стала только военной: он поступил в Рязанское воздушно-десантное училище, где царил дух легендарного Василия Маргелова, отца-основателя десантных войск.

Многолетний опыт боевых действий, которые имели за плечами десантные войска, стал еще одним надежным фундаментом в военной жизни Юнус-Бека.

Молодой десантник Юнус-Бек Евкуров никогда не мечтал быть Президентом, его ближайшая стратегическая задача на тот момент была одна – стать военным, которому подвластно множество сложнейших операций.

У него уже был базовый учебный фундамент, благодаря которому он стал занимать командные должности в воздушно-десантных войсках. В годы первой чеченской войны он со своими подчиненными сумел освободить из бандитского плена 12 военнослужащих российской армии.

Они, как 12 апостолов с благодарностью и нескрываемым чувством мужского восхищения смотрели на своего освободителя, который лично руководил и принимал участие в этой сложнейшей операции.

Имя Юнус-Бека Евкурова среди профессионалов было отмечено знаком особого качества.

История многих народов в 90-х годах, когда происходил коренной слом эпох и многие страны становились на новый путь развития, вблизи границ России образовалась еще одна «горячая» точка. В большую беду попали союзники – сербы, которых Россия поддерживала многие годы.

Но теперь, когда Советский Союз перестал существовать на карте, а молодое российское государство только зарождалась, и на международной арене ее авторитет еще не был таким крепким, как сейчас. Западные политики развязали братоубийственную войну.

Чтобы остановить уничтожение местного сербского населения российский миротворческий контингент – SFOR — действовал в составе объединенных миротворческих войск, благодаря которым бандитские формирования получили достойный отпор.

Российские десантники действовали решительно и смело, чем особенно удивляли своих коллег.

«Марш-бросок на Приштину»

Но самой запоминающейся стала операция по освобождению аэропорта Слатины, расположенном на юго-западных окраинах столицы Приштины, которая вошла в историю военной мысли под названием «Марш-бросок на Приштину».

цель операции – не допустить, чтобы войска НАТО смогли захватить стратегический важный объект, который позволял бы им беспрепятственно совершать переброску военной техники и вооружения по воздуху.

Аэропорт, который с 1965 года был обычным пассажирским узлом, стал центром военного притяжения сразу нескольких стран, нацеленных на создание здесь крупного военного перевалочного пункта. Он подвергался массированным бомбовым ударам со стороны ВВС США.

Подземный аэродром

Еще одна тайна – второй подземный 400 метровый аэродром – также была скрыта от широкой публики, но натовские самолеты бомбили именно его, не причинив, однако, никаких повреждений этому подземному сооружению, откуда целыми и невредимыми после жесточайших бомбардировок вылетали МИГи.

Марш-бросок в 620 километров

Российское командование, располагая точными разведывательными данными, решило осуществить молниеносную операцию, перехватить инициативу, захватить аэропорт раньше, чем это планировали сделать натовские войска, командование которых планировало 12 июня уже полностью захватить важный объект. Никаких препятствий для осуществления своих планов натовские аналитик не видели: миротворческие подразделения находились далеко от аэропорта и никакие, казалось, силы не могут за один день помещать осуществлению грандиозных планов.

Приказ совершить марш-бросок в 620 километров группа полковника Сергея Павлова – около 200 человек — получила как всегда неожиданно.

По задумке российского командования, десантникам предстояло в течение одной ночи, с 11 на 12 июня не только пройти огромное расстояние из боснийского села Семин-Хан, где они дислоцировались в Косово, но и с ходу осуществить операцию по захвату аэропорта и удерживать его до прихода основного российского контингента.

Выдвигались скрытно, никто из бойцов не знал конечной цели, все делалось в строжайшей тайне, чтобы натовская разведка не почуяла раньше времени не ладное. И это удалось. Только в самый последний момент разведчики противника, наконец, догадались, куда направлялась колонна из 15 бронетранспортеров и 35 грузовиков.

Им вдогонку бросились британские спецназовцы, но было уже поздно. Российский БТР перегородил дорогу натовским специальным подразделениям — они разминулись с российским буквально на несколько часов. Эту гонку свидетели той молниеносной операции будут помнить всегда.

Натовские спецназовцы не смогли долететь из-за бумажек

Казалось, что само провидение помогает российским десантникам.

В ночь на 11 июня 1999 года военно-транспортный самолет натовских сил, на борту которого находился спецназ группы SAS, который также намеревался захватить аэропорт, разбился при взлете с аэродрома Кукес в Албании.

Самолет вылетел из Италии и приземлился на неосвещенной взлётно-посадочной полосе, используя обычные процедуры ночного видения (NVG). Экипаж не смог увидеть конец взлетно-посадочной полосы, поскольку искусственное освещение на близком расстоянии мешало их ночным приборам.

После загрузки личного состава и техники самолет начал свой взлетный пробег вдоль оставшейся доступной взлетно-посадочной полосы, но попал в забор, повредив правое крыло. Произошла утечка топлива, начался пожар — все спецназовцы, находившиеся на борту самолета, погибли.

Оказалось, в инструкциях по эксплуатации операций тактической зоны высадки, были приведены разные данные об истинных размерах взлетно-посадочных полос. Первая инструкция была издана для экипажей самолетов, вторая – для подготовки персонала, а в третьей рассказывалось о маркировке взлетно-посадочной полосы. Следовательно, у каждой стороны были разные сведения.

Это привело к тому, что маркировка взлетно-посадочных полос была выложена по-разному, чем та, которые была доведена до сведения экипажа.

Кроме того, комиссия, занимающаяся расследование обстоятельств крушения военно-транспортного самолета, установила, что данные о взлетно-посадочных полосах, используемые для планирования вылета, существенно отличаются от фактических размеров взлетно-посадочных полос.

Такая нелепая, по своей сути, ситуация привела к тому, что борт в воздух подняться не мог и натовские спецназовцы русских не опередили, хотя все шансы на это у них были.

Шок у натовского генерала

А натовские спецназовцы испытали настоящий шок от увиденного.

Один из генералов попытался было направить на месторасположение русских танк, но десантники жестко и убедительно сказали, что аэропорт Слатина занят русскими, отдавать они его не намерены.

Генерал в первую минуту попытался было отстоять свои права, но его подчиненные, которые сидели в танке, стали отводить свою машину назад. Это еще больше вызвало оторопеть у высокого натовского начальника.

А дальше наступило самое интересное. Десантники, заняв круговую оборону, со дня на день ждали подхода основных сил.

Политические игры

Юнус-Бек Евкуров, спустя годы, вспоминая эти томительные минуты, больше всего не понимал, почему они, успешно выполнив главную задачу, теперь не имеют никакой подмоги.

И только спустя годы он узнал, что в этот момент в кремлевских коридорах Президент России Борис Ельцин, являющийся также главнокомандующим вооруженных сил, и его советники затеяли нешуточную политическую игру, не имеющую отношению к славным воинским победам. На политической арене тех лет ельциновское руководство занимало крайне невыгодную позицию.

С одной стороны оно пыталось показать острые когти своему противнику, НАТО, а с другой стороны, обремененное западными и другими кредитами, связанное по рукам политическими обещаниями, российское правительство не могло действовать самостоятельно и решительно, оно не решалось на большую ссору с американским руководством.

Это напоминало известную картину советского кинорежиссера Леонида Гайдая «Кавказская пленница», в которой актера Георгия Вицина держали за обе руки Никулин и Моргунов, а он метался из одной стороны в другую.

Тогдашние политики были в роли этого киношного героя, а Виктор Черномырдин, главный ответственный за урегулирование Боснийского конфликта, играл ключевую роль. Десантники никогда не были в такой роли, они выполняли четко и быстро приказы, чем ошеломили весь мир, который посредством СМИ узнал о захвате важнейшего стратегического узла и теперь все ждали дальнейшего развития событий.

Психологическая атаки в прямом эфире

Телекомпания CNN послала туда несколько корреспондентов, которые вешали в прямом эфире о передвижении российских десантников. Началась психологическая атака: Юнус-Бек Евкуров и его подчиненные наблюдали, как вертолеты сил НАТО пытались приземлиться на взлетную полосу.

И тут руководство десантников отдало приказ одному из бронетранспортеров, без применения оружия подъехать к предполагаемому месту приземления вертолета. И так происходило несколько раз. Как только британский вертолет пытался сесть – туда подъезжал российский БТР.

За этими передвижениями следили телевизионные камеры – такого реалити-шоу нельзя было придумать ни одному режиссеру.

Британские танки тоже было попытались двинуться и прорвать российский блок-пост, но увидев нацеленные на себя ручные гранатометы, попятились назад.

Все ждали прибытия самолетов ВВС России, но Венгрия отказала в предоставлении воздушного коридора.

Но главное заключалось в том, что два президента — Борис Ельцин и Билл Клинтон — смогли договориться по телефону о том, что аэропорт будет передан силам НАТО. Эта договоренность была выполнена. Российским десантникам пришлось покинуть такой важный объект.

Путин вручил Звезду Героя

За эту молниеносную операцию Евкуров получил Звание Героя Российской Федерации, на его кителе появилась Золотая Звезда. Но вручал ему награду уже Владимир Путин, новый Президент России. Рассказывая журналистам о своих заслугах, Евкуров говорил об этой операции всегда одну фразу о том, что, мол, прошлось дойти до Приштины.

Британские танки тоже было попытались двинуться и прорвать российский блок-пост, но увидев нацеленные на себя ручные гранатометы, попятились назад.

Все ждали прибытия самолетов ВВС России, но Венгрия отказала в предоставлении воздушного коридора.

Но главное заключалось в том, что два президента — Борис Ельцин и Билл Клинтон — смогли договориться по телефону о том, что аэропорт будет передан силам НАТО. Эта договоренность была выполнена. Российским десантникам пришлось покинуть такой важный объект.

От Генштаба до президентства

Евкуров принял для себя решение поступить в академию Генерального штаба и, окончив ее, был назначен заместителем начальника разведывательного управления Приволжско-Уральского военного округа.

Четыре года гвардии полковник находился на этой должности, пока родине не потребовались его знания и умения в Ингушетии.

Он вернулся сюда, чтобы стать на пост Президента и претерпеть еще одно серьезное испытание – террористы, против которых он успешно боролся, все же нанесли ему удар в спину, совершив заказное покушение. К счастью, Евкуров остался в живых, получив тяжелое ранение.

Он, судя по многочисленным интервью, стал мудрым политиком. Его простота общения с журналистами вызывала, порой, удивление. За эту простоту, умение наладить контакты с враждующими кланами, Юнус-Бека Евкурова ценят на Родине.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a19d8983dceb754f99bcb86/5a3f5bde7ddde860f43a6171

«Десантники шли победить или умереть»: экс-глава ВДВ Георгий Шпак о подготовке броска на Приштину в 1999 году

Одинокий батальон. Российские десантники в Приштине

В ночь на 12 июня 1999 года батальон российских десантников, совершивший марш-бросок из Боснии и Герцеговины в Косово, установил контроль над стратегически важным аэродромом Слатина под Приштиной. Для войск НАТО, которые планировали использовать воздушную гавань, рейд ВДВ стал полной неожиданностью.

США, Великобритания, Франция, Германия и Италия не планировали допускать участия России в миротворческой операции на территории бывшего автономного края Югославии, но после марш-броска десантников западные страны были вынуждены считаться с интересами Москвы.

О том, как готовился план захвата Слатины, RT рассказал командующий ВДВ России в 1996—2003 годах генерал-полковник в отставке Георгий Шпак.

— Георгий Иванович, когда вы получили приказ подготовить подразделение для броска из Боснии в Косово?

— В начале мая 1999 года мне позвонил начальник Генерального штаба Вооружённых сил России генерал армии Анатолий Квашнин и вызвал к себе.

Сказал: «Срочно!» В своём кабинете он приказал, чтобы я немедленно вылетел в боснийский город Углевик, где находился штаб миротворческой бригады ВДВ, и подготовил отряд для захвата стратегического аэродрома Слатина в Косове.

На нём — единственная в крае взлётно-посадочная полоса длиной 2500 м, которая может принимать любые самолёты, в том числе бомбардировщики и тяжёлые военные транспортники. Кто контролирует Слатину, тот контролирует всё Косово.

Квашнин сказал, что сроки операции по захвату аэродрома не определены, действовать мои бойцы начнут по его команде. Добавил: готовность к выполнению задачи — постоянная, секретность — полная. Но это и так было понятно.

Квашнин был инициатором этого рейда?

— Не думаю. Безусловно, об этом знал Верховный главнокомандующий, тогда это был президент Борис Ельцин. Нас тогда западные «вероятные друзья» прижимали по всем направлениям, с Россией практически перестали считаться в международных делах.

В том числе всеми возможными способами нас задвигали и отодвигали в самой на тот момент горячей точке мира — бывшей Югославии. Американцы, англичане, французы, немцы и итальянцы решили исключить участие России в миротворческой операции на территории бывшего автономного края Косово.

Видимо, в окружении Ельцина нашлись люди, которые посоветовали президенту стукнуть кулаком, напомнить миру, что в пороховницах у русских ещё есть порох.

  • © Личный архив Георгия Шпака

Как вы готовили отряд для броска на Косово?

— Российских десантников не надо готовить к бою: они готовы к нему всегда. Солдаты и офицеры в миротворческой бригаде были как на подбор, необходимо было отработать логистику действий. Прилетев в Углевик, я начал активно «прогуливаться» с командиром бригады полковником Николаем Игнатовым по расположению части. На ходу мы и обсуждали тет-а-тет все возможные варианты выполнения задачи.

Опасались прослушки в кабинетах штаба?

Также по теме

«Весь ужас и уродство войны»: на ТВ покажут сериал о марш-броске российских десантников в Косове

В воскресенье, 9 июня, на телеканале НТВ состоится премьера военной драмы «Батальон». В основу сценария сериала легли реальные…

— Не опасались — знали, что все разговоры фиксируются. В отдельном здании на территории военного городка нашей бригады находилось подразделение армии США.

Официальные его функции — связь и координация с российским командованием, а реально — шпионаж.

Под конец той моей командировки в Боснию, уже разработав детальный план броска в Косово, мы с комбригом немного «похулиганили» в отношении американцев.

Как?

— На совещании с командным составом в штабе российской миротворческой бригады я спрашиваю начальника разведки (заранее предупреждённого, конечно): «Как в случае возникшей необходимости возможно блокировать дислоцированную рядом 3-ю бронетанковую дивизию США?» Майор встаёт и бодро рапортует: «Товарищ командующий, всё боевое управление американского соединения компьютеризировано. Но главный кабель связи у них не на территории дислокации, а на внешней стороне, в 50 м от заграждений. Если его перерезать, то подразделения дивизии не смогут получить боевых распоряжений». Я благодарю офицера за чёткий доклад и заканчиваю совещание. Утром, в четыре часа, меня будят и ведут посмотреть на интересную картину, как три сотни американских солдат спешно выкапывают стратегический кабель и перебрасывают его к себе через забор…

Но о готовящемся марше на Слатину военной разведке США не было известно ничего?

— Ничего. Не было ни малейшей утечки информации — ни с нашей стороны, ни со стороны сербского военного командования.

Зачем сообщили об этом сербам?

— Большую часть марша подразделению ВДВ предстояло пройти по дорогам Югославии, поэтому без координации обойтись было невозможно. Забегая вперёд, скажу, что братья-сербы устроили нашей колонне по своей земле зелёный коридор. Ещё и машины их военной автоинспекции путь российским БТР расчищали.

Бросок

— Команду на начало операции вы отдавали?

— Нет. Вернувшись в Москву, я доложил предварительный план действий начальнику Генштаба. Он был одобрен в целом, детали после этого дорабатывали генштабисты. Хочу подчеркнуть, что операция готовилась очень тщательно.

  • Российские десантники с миротворческой миссией ООН в Косове
  • РИА Новости
  • © Л. Якутин

— Был какой-нибудь план на случай, если бы натовские войска вступили в бой с нашей бронегруппой?

— Плана Б не было. Наши десантники шли на Приштину победить или умереть. Но у российского военного командования и лично у меня самого была твёрдая уверенность: вооружённого ответа на ошеломительную наглость русских от НАТО не последует.

Они, может быть, и хорошие солдаты — американцы, англичане, французы, немцы. Но таких бойцовских качеств, как у нас, у них нет. Плюс миротворческая операция была международной, поэтому был расчёт на то, что натовские генералы потеряют много времени на согласование действий.

Так, собственно, и вышло. Дерзость оказалась оправданной.

— Как началась эта военная операция?

— Получив условный сигнал из Генштаба, комбриг Игнатов начал действовать по плану. 10 июня бригада была поднята по учебной тревоге. Полторы тысячи десантников на штатной технике несколько часов метались по окрестностям.

Под этим прикрытием назначенные для выполнения задачи БТР-80 были тихо выведены в район сосредоточения — на заброшенный аэродром под городом.

На них были заранее загружены боекомплекты — по два на каждого бойца — и сухие пайки из расчёта на десять дней.

В 4:00 11 июня колонна начала движение в сторону югославской границы. Командовали старший оперативной группы Воздушно-десантных войск России в Боснии и Герцеговине генерал-майор Валерий Рыбкин и комбат полковник Сергей Павлов. На территории Сербии к колонне присоединился назначенный от Генштаба генерал-лейтенант Заварзин. Шли быстро — под 80 км/ч.

— Не было попыток задержать колонну в пути?

— Были. Но тормозить приходилось не из-за противодействия войск НАТО. Американские спутники разведки обнаружили движение колонны, когда она прошла уже чуть ли не две трети пути до Слатины.

Если Белград удалось проскочить быстро, то потом блокировали движение российских десантников косовские сербы. Узнав, что в Косово спешат русские, в каждом селе люди выходили на дорогу: женщины и дети целовали броню наших БТР, плакали от счастья, пели, пытались передать солдатам цветы и еду.

Генерал Рыбкин, с которым мы постоянно были на связи, в два часа ночи доложил мне, что по улицам столицы автономного края, города Приштины, проехать вообще невозможно: всё сербское население вышло на улицы, дороги запружены празднующими людьми. Также колонне пришлось затормозить и в селе Косово Поле.

На Слатину прибыли только под утро.

— Были столкновения при захвате аэродрома?

— Подразделения югославской армии уже вышли, а натовцы и вооружённые формирования косовских албанцев ещё не подошли. Действуя чётко по плану, российские десантники заняли все стратегические объекты, установили блокпосты. К 7:00 12 июня аэродром был полностью окольцован, взят под контроль. А вскоре подошёл и передовой дозор англичан. Мы опередили их всего на несколько часов!

— Как прошла первая встреча с войсками НАТО?

— Мне позже докладывали непосредственные участники. Британский танк Chieftain подъехал вплотную к нашему младшему сержанту. Тот не шелохнулся.

Вышел английский офицер: «Господин солдат, это наша зона ответственности, убирайтесь!» Наш солдат ему отвечает, мол, знать ничего не знаю, стою на посту с приказом никого не пропускать. Британский танкист требует позвать русского командира. Приходит старший лейтенант Николай Яцыков.

Он также сообщает, что ничего не знает ни о каких международных договорах, а выполняет приказ своего командования. Англичанин говорит, что тогда блокпост сомнут танками. Российский офицер командует гранатомётчику: «Прицел 7.

Заряжай!» Британский офицер ещё продолжает угрожать, а механик-водитель Chieftain уже начал сдавать боевую машину назад… Нельзя российского десантника пытаться взять на испуг. Он сам кого угодно напугает.

Итоги

— Не было ли других попыток вытеснить наших из Слатины?

— Командующий KFOR (международные силы под руководством НАТО по поддержанию мира в Косове. — RT) английский генерал Майкл Джексон получил команду от командующего силами НАТО в Европе американского генерала Уэсли Кларка разгромить русских.

Сколько времени могли бы продержаться 200 наших десантников против 10 000 натовских солдат, у которых были тяжёлые вооружения и поддержка авиации? От силы час-два. Но генерал Джексон сказал историческую фразу: «Я не хочу стать виновником начала третьей мировой войны».

На том они и успокоились.

После этого состоялись переговоры на уровне министров иностранных дел и обороны, и Россия стала полноправным участником миротворческой миссии. Правда, собственный сектор в Косове мы так и не получили. Но наш воинский контингент там находился до 2003 года, пока в Москве не было принято политическое решение о его возвращении в Россию.

— С генералом Джексоном вы потом лично встречались?

Также по теме

«Разожгли пожар вооружённых столкновений»: как создавалась и разрушалась Югославия

Сто лет назад на Балканах было провозглашено Королевство сербов, хорватов и словенцев, преобразованное в 1929 году в Королевство…

— Да, неоднократно. Впервые в том же июне 1999 года: я прилетел на первом Ил-76 с десантниками, направленными на усиление российской группировки в Косове. Приказ №1 мы с ним вместе не нарушали, но я уважал и уважаю этого генерала.

— Что такое приказ №1?

— Военнослужащим США и НАТО в боевых условиях категорически запрещается употреблять спиртные напитки. Правда, после выполнения совместных миротворческих операций в бывшей Югославии в документе появилось уточнение: «кроме приёмов у русских». Должен отметить, что американские генералы с удовольствием приезжали в штабы российских миротворцев и в боснийском Углевике, и в косовской Слатине.

Ну а если серьёзно, то после нашего демонстрационного показа военных мускулов в Косове уважение западных генералов к нам заметно выросло. И политиков тоже. Россия впервые за многие годы показала всем, что без неё мировые проблемы решать нельзя, не получится.

Но для меня важнее, что тогда, в июне 1999 года, прошёл небывалый подъём патриотического самосознания как в России, так и в Сербии. Мы вновь почувствовали себя сильными, а сербы увидели, что они не одиноки в мире, что права их народная пословица «На небе — Бог, а на земле — Россия!»

Сейчас Сербия из-за дружбы с нашей страной вновь переживает трудные времена. Но люди там верят, что Россия их не бросит. Правильно думают. Если в конце 1990-х мы только продемонстрировали на Балканах свою волю, то сейчас к воле добавилась мощь.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/639987-desantniki-brosok-kosovo-prishtina

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.