Рассказы переживших смерть

Содержание

А что на том свете? 7 жутких историй от людей, которые пережили клиническую смерть

Рассказы переживших смерть

В 2013 году на популярном форуме был задан вопрос: если вам довелось пережить клиническую смерть, что вы помните?

Ответов набралось около четырёх тысяч. Мы выбрали несколько самых интересных историй.

1.У моего тренера по футболу прямо на поле случился инфаркт, и он 15 минут пробыл мёртвым

Когда его спросили, что он помнит о смерти, он ответил, что помнит «полнейшее ничто». У него не было амнезии — просто, по его словам, он был в абсолютной пустоте.

Он сказал, что это был самый спокойный момент в его жизни. Наверное, смерть напоминает фильм «Начало» — когда ты сам выстраиваешь мир вокруг себя.

2.Когда мне было 8 лет, я катался на газонокосилке, и попал шнурком в мотор

Я упал под газонокосилку, которая разорвала мне кожу, вырвав толстую и тонкую кишки, пробив правое лёгкое, сломав позвоночник в двух местах и уничтожив правую почку.

Я помню момент удара, дальше — темнота. Я ничего не видел, не мог ни шевелиться, ни говорить. Боли тоже не было.

Когда я пришёл в себя, я лежал на столе, а вокруг стояли незнакомые люди в белом. Рядом с ними стояла моя бабушка, которая умерла, когда мне было 3. Люди оживляли моё сердце с помощью маленьких электродов, а бабушка успокаивала меня и говорила, что всё будет хорошо.

Вдруг я очнулся — уже зашитый и подлатанный. Родители сказали, что я умер трижды. Первый раз — на 5 минут. Второй раз — на 12 с небольшим.

Но самым поразительным был третий раз. Моё сердце остановилось на 20 минут. Врачи думали, что мне конец, но родители велели им продолжать давать разряд.

Врачи сказали, что с вероятностью 98% у меня будут необратимые повреждения мозга. Сейчас мне 25, и я полностью здоров.

3.Когда мне было 15 лет, мой дядя-шизофреник пырнул меня в живот кухонным ножом. Я пытался доползти до телефона и вызвать скорую, но вырубился на полпути

Я помню ощущение, будто я покидаю тёмную комнату и выхожу на солнце. Паника прошла, и меня охватило чувство чистого покоя. Я парил над садом, в котором все растения источали свет, а надо мной была огромная бесформенная масса всех возможных цветов, в том числе таких, которых я никогда не видел и не смогу описать.

Эта масса казалась мне знакомой, будто я был частью её, она манила меня и наполняла чистым экстазом и пониманием. Потом человек, очень похожий на Сна из комиксов «Песочный человек» (которыми я тогда зачитывался), появился в саду и сказал, что я пока не могу вернуться домой, потому что время ещё не пришло.

Я начал рыдать, но при этом у меня было ощущение полного понимания, как будто я понимал, что надо вернуться, хоть и не хочется. Этот человек со слезами на глазах взял меня за руку и проводил обратно в моё тело, которое лежало в скорой помощи (брат нашёл меня и позвонил 911).

4.Когда моей тёте было 18 лет, она однажды потеряла сознание во время эпилептического приступа. Рядом никого не было

Потом моя бабушка нашла её, и врачам удалось её откачать.

Тётя рассказывала, что была в очень светлом и спокойном коридоре. Она бесцельно ходила по нему, пока не нашла в конце массивную закрытую дверь.

Тётя изо всех сил пыталась открыть её: стучала, тянула, даже ногами била. Но ничего не вышло.

Когда она обернулась, то увидела, что коридор превратился в реанимацию. Она лежала на каталке, а врачи и медсёстры возвращали её к жизни. Она бросила дверь, развернулась и вошла в своё тело.

Она умерла в возрасте 42 лет. Нам нравится думать, что дверь наконец-то открылась ей.

Отец рассказывал, что произошло с ним во время операции на открытом сердце

Врачам пришлось остановить его сердце на 20–30 минут, пока они вставляли туда механический клапан. В то время ему было 20 с лишним лет, и он делал много такого, чего сейчас стыдится.

Папа говорит, что после «смерти» оказался в очень тёмном месте. Он начал прогуливаться туда-сюда, и везде натыкался на жутких деформированных людей, которые на него орали. Он в ужасе забился в уголок и спрятался.

И вот эти монстры уже обступили его, как тут он увидел над собой покойную бабушку. Она протянула к нему руку и схватила его. В следующий миг он очнулся в больнице.

Отец уверен, что это был ад. Не знаю, так это или нет, но это убедило папу изменить свою жизнь. Он стал верующим и вернулся в семью.

6.Мой тесть был в больнице, и у него произошла остановка сердца. Он умер, но его реанимировали

Потом он раз за разом упоминал операцию на сердце. Наконец моя жена говорит: «Пап, тебе не делали операцию на сердце».

А он отвечает: «Делали. Я помню, как моё сердце проткнули бриллиантовым скипетром, и оно заработало».

Не знаю, что он имел в виду. Через несколько дней он умер, так что уже не расскажет.

7. Справедливости ради, надо отметить, что большинство выживших помнят только пустоту или темноту, как в этой истории:

Год назад я повесился на собачьем поводке…

Всё, что я помню про «Великую Пустоту» (как я называют это на терапевтических встречах), — это ничто. Это трудно описать, но лучшее слово — вакуум. Там нет ни темноты, ни тебя, ничего.

Это такое полное отсутствие чего-либо, что его даже нельзя назвать пустотой, потому что пустота предполагает возможность наполнения. Даже осознать его существование трудно, потому что его и воспринять-то толком невозможно.

Для меня клиническая смерть — это было заглянуть в этот вакуум, но не войти в него. Во мне оставалось достаточно жизни, чтобы знать о нём, и недостаточно смерти, чтобы полностью в нём раствориться.

Мой любознательный сосед увидел меня через окно, разбил его и перерезал поводок. Я провисел 10 минут и 3 дня пролежал в отключке. С тех пор моя жизнь полностью изменилась, но меня до сих пор преследует страх Великой Пустоты — ведь однажды я всё же предстану перед ней и проиграю.

Источник: https://FreeWoman.club/a-chto-na-tom-svete-7-zhutkih-istorij-ot-lyudej-kotoryee-perezhili-klinicheskuyu-smertq.html

Клиническая смерть рассказы переживших мусульман. Рассказы людей, которые пережили клиническую смерть

Рассказы переживших смерть

Как в нашем внутреннем мире появляются образы и звуки и связанные с ними мысли? Неужели все это результат работы клеток мозга? Действительно ли сознание рождается в мозге?

Тот механистический подход, согласно которому мозг является центром человеческого сознания подвергается сомнению многими современными учеными. Причина тому – проводимые исследования клинической смерти. Их результаты говорят о том, что сознание может существовать вне тела.

Важно! Эти исследования строились на рассказах людей, переживших клиническую смерть. И этот опыт, хотя и несколько пугающий, но, безусловно,

Голландский ученый Пим ван Ломмель в аннотации к своей научной статье «Сознание без места. Концепция основанная на научном исследовании людей после клинической смерти», выпущенной в 2013 году написал:

Согласно моим исследованиям, в настоящее время материалистический взгляд на нахождение сознания в мозге, которого придерживается большинство врачей, философов и психологов, слишком ограничен для правильного понимания этого предмета.

Есть веские основания полагать, что наше сознание не ограничивается рамками физического мозга.

Человек может мыслить и осознавать мир даже тогда, когда его мозг мертв.

Невероятно, не так ли?

Про эти исследования Пима Ван Ломмеля я узнала недавно, и меня действительно поразило то, к чему он пришел.

Сознание не равно мозг. Мыслящее сознание существует вне мозга.

Как ученый пришел к подобным заключениям, я расскажу в этой статье.

Все началось с вопроса:

Что видели люди пережившие клиническую смерть?

Уже давно стало известно, что именно видят люди пережившие клиническую смерть. Мы все слышали про свет в конце тоннеля, темный коридор и встречу с умершими родственниками.

По данным исследований, чаще всего люди рассказывают о выходе из своего тела и о том, как они видят себя со стороны.

«Я едва взглянула на переполненную операционную комнату, сирены призывали моего доктора поспешить ко мне, я видела её смотрящую на моё тело и говорящую с ним (со мной) в то время как я парила выше, — счастливая, здоровая и переполненная эмоциями».

«Помню, как меня на каталке повезли по длинному коридору, на лицо положили типа маски с противным запахом и сказали «дыши глубоко, как на физкультуре», я пару раз вдохнула и ничего не помню. Затем воспоминания очень четкие наступили — я выхожу из тела (из под ребер, солнечное сплетение?) и по траектории направляюсь в левый угол потолка.

Я вижу себя в виде розового облачка, не совсем круглого, а сверху и снизу немного примятое. Оно живое и немного движется и форма тоже немного меняется, но размеры прежние. Легкость, близкая к блаженству сложно описать.

С земными ощущениями это можно лишь сравнить как плыть под водой и воздуха не хватает, а ты плывешь из последних сил и когда выныриваешь, глотаешь воздух полной грудью. Как можно передать эти ощущения? Только там они другие, более легкие, как будто попал в свой мир.

От такого наслаждения я даже не удивилась своему состоянию, было ощущение, что я уже когда-то в нем была или, во всяком случае, так и должно это быть. Ни страха, ни боли — полный «комфорт». Внизу я увидела операционный стол и свое тело.

Два доктора стояли над моим телом, а один рядом с головой. Все они были женщинами. «Ой, это я там что ли?» — подумала я безразлично, «и что же они со мной делают?»

Мне тут же стало это не интересно. Меня гораздо больше заинтересовало, что я могу видеть через стены — «скорая» подъехала, это тоже не интересно.

«Надо же, а дом-то из бревен!» — воскликнула я про себя. Меня очень поразило это, хотя он был оштукатурен с обеих сторон.

Потом я посмотрела в другую сторону и через стены увидела палаты — там ничего интересного не было, смотрю, в коридоре мужчина сидит — руками голову обхватил, локти на коленях. Тут я вспомнила про своих родителей, подумала, что они могут переживать за меня.

Но, ни тоски, ни тяги к ним я не испытывала. Не было той любви, которой я их любила на земле. Меня также охватило безразличие — я наслаждалась своим состоянием. Неожиданно раздался четкий, хорошо поставленный голос «Пора возвращаться!». Я даже подумала, что как диктор по радио, но поняла, что это касается меня.

«Нет, нет, я не хочу, мне здесь так хорошо! Я там так намучилась! Я не хочу!»

Обе эти женщины вышли из своего тела и при этом продолжали «думать». О подобном опыте рассказывают люди, у которых отсутствовала мозговая деятельность!

Они несколько минут находились в состоянии клинической смерти.

Сознание после смерти

Именно этот феномен выхода из тела во время клинической смерти изучает голландский кардиолог доктор Пим ван Ломмель.

Он наблюдал за близкими к смерти состояниями с научной точки зрения. Коллеги по всему миру критиковали его работу.

«Я задался вопросом как эти люди могли сохранять сознание во время остановки сердца. До этого существовали только ретроспективные исследования, проводившиеся на отдельно взятых пациентах.

На основании этого ученые сделали вывод, что такое явление могло быть вызвано недостатком кислорода в мозге, страхом, галлюцинациями, побочным действием лекарств.

Однако не было проведено ни одного настоящего проспективного научного исследования.

И в 1988 году мы начали такое проспективное исследование в десяти голландских больницах. Изучили 44 случая, когда пациенты пережили остановку сердца».

Эти данные подтверждали, что сознание может существовать и вне тела.

«Считалось, что сознание – это функция мозга. Эта гипотеза никогда не была доказана.

И мы должны вернуться к ее обсуждению, потому что люди, переживающие клиническую смерть, согласно проведенному исследованию, в течение нескольких секунд теряют сознание. Нет рефлексов в коре мозга и в стволовой его части.

Клинические исследования зафиксировали расширение зрачков, отсутствие дыхания, за которое отвечает дыхательный центр в продолговатом мозге.

При попытке измерить электрическую активность мозга на электроэнцефалограмме мы видим прямую линию уже через 15 секунд и в случае со всеми пациентами проходит не меньше 20 секунд, а часто гораздо больше, прежде, чем их реанимируют.

Люди пережившие клиническую смерть, согласно нашему исследованию, сохраняли когнитивную способность (зрение, память и т.д.), способность четко мыслить и способность испытывать эмоции и это при том, что их мозг не функционировал.

То есть, мне кажется, что результаты нашего исследования – достаточные основания для того, чтобы вернуться к вопросу о том, что сознание может существовать вне тела.

Я считаю, что мозг не является сосредоточением сознания».

Источник: https://stende.ru/klinicheskaya-smert-rasskazy-perezhivshih-musulman-rasskazy.html

Как Церковь относится к рассказам об опыте людей, переживших клиническую смерть?

Рассказы переживших смерть

сайт Горловской и Славянской епархии

Чего только не выдаёт интернет по запросу «клиническая смерть»! Суеверия, мистика, нагнетание страха, откровенная глупость.

Однако от правды никуда не деться: переживания людей, переживших это состояние, порой действительно впечатляют.

Как относиться к рассказам людей о такого рода опыте? Что по этому поводу говорит Церковь? Нам ответил протоиерей Константин Лисняк, благочинный Соледарского округа.

Эта тема мне, человеку с медицинским образованием, очень интересна. Мозг человека — очень сложное устройство, с которым не сравнится ни один компьютер. Это целая вселенная, которую наука только начала изучать.

Богословие тоже утверждает, что все мы — сложноорганизованные существа. Каждый человек имеет три составляющие — тело, душу и дух.

Было бы слишком просто думать, что жизнь венца творения заканчивается в момент остановки сердца.

Как Церковь относится к смерти? — как ко временному разлучению души с телом. Мы знаем из Священного Писания, что перед нами грандиозная перспектива воскресения всех людей, Страшный суд и Царство Славы, которое наступит после этого. Будет изменение вселенной и преображение всего видимого и невидимого — новая земля и новое Небо. Зная это, мы понимаем, что смерть тела — не конец жизни.

Что происходит с человеком в состоянии клинической смерти?

Что представляет собой смерть живого организма? Остановка сердца, прекращение кровообращения, умирание мозга в течение пяти-десяти минут — в зависимости от окружающей обстановки (холодно или жарко).

Реанимационные мероприятия — искусственная вентиляция лёгких и непрямой массаж сердца — могут проводиться после остановки сердца в течение пяти минут, после этого начинаются необратимые процессы в мозге, который первым реагирует на изменение концентрации кислорода в крови.

Известны многочисленные свидетельства, что люди в состоянии клинической смерти что-то видели: себя со стороны или то, что происходило в другой комнате.

Самым известным исследованием этих впечатлений до сих пор остаётся книга Реймонда Моуди «Жизнь после жизни».

Православному читателю может быть также известна книга иеромонаха Серафима (Роуза) «Душа после смерти», где также собраны свидетельства людей, переживших клиническую смерть.

Как же относиться к такого рода свидетельствам? Главный авторитет православного человека — Христос. Он говорит нам о загробной участи души в притчах.

Например, притча о богаче и Лазаре: какие выводы о загробной жизни можно из неё сделать? Богач помнит свою земную жизнь, он узнаёт Авраама и Лазаря, переживает о своих родных, то есть пребывает в адекватном сознании, понимает, что и где происходит. Мы также узнаём, что спастись человеку возможно, у каждого есть средства для спасения: Церковь, Священное Писание, таинства.

Жить надо в целомудрии, послушании и простоте, стремиться к святости — и тогда удастся избежать тех мест, о которых говорить человеческим языком не получается. Наша речь немощна, чтобы выразить то, что происходит вне Божьей любви, это за пределом слов. Что ждёт тех, кто постарается жить с Богом? Вспомним апостола Павла.

В послании к Коринфянам он со смирением говорит о себе в третьем лице как о человеке, который «был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2 Кор. 12:4). Как удивительно, что даже один из величайших проповедников христианства не мог выразить, что услышал и увидел в раю!

Таким образом, мы видим, что загробная участь открывалась святым, подвижникам, апостолам. Предание Церкви имеет множество таких свидетельств. В этом ряду можно вспомнить блаженного Андрея, Христа ради юродивого.

Он замерзал зимой в лютый мороз, и в состоянии, близком к смерти, был взят в райские обители, где видел угодников Божиих.

Такие свидетельства нас отрезвляют, помогают мобилизовать свои духовные силы и трудиться ради спасения.

Несвятой человек тоже видит что-то духовное или просто галлюцинации?

Нам неизвестно, куда попадает человек в таком состоянии. Могу предположить, что всё зависит от того, как и чем этот человек живёт.

Мы должны помнить, что наш Бог — это не бог ужаса и смерти, не громовержец какой-нибудь. Наш Бог — это Любовь, он добр и милосерден, жалеет нас настолько, что Сам пришёл и воплотился ради нашего спасения. Он стал частью этого мира, чтобы спасти нас.

Две тысячи лет назад произошли удивительные вещи. Осознавая это, можем смело предположить, что умирая, человек попадает в духовный мир, в руки Творца и Создателя — самое безопасное место во всей вселенной.

Другое дело — когда человек живёт как демон: он исключает саму возможность быть в общении с Богом, ему противно всё святое.

Дифференцировать впечатления, полученные человеком во время клинической смерти, безусловно, нужно. Мне кажется, в этом вопросе можно ориентироваться по духовно-нравственному состоянию человека после пережитого. Если он начинает ходить в храм, воцерковляется, кается, молится, всех любит, прощает, ведёт благочестивый образ жизни — всё произошедшее и увиденное явно от Бога.

Это тот случай, когда Господь позвал, коснулся души и сердца. Причём увиденное не обязательно может быть благостным. Один мой знакомый в состоянии тяжелейшего пьяного угара заснул и пережил какое-то странное состояние, в котором ему было что-то показано. После этого он перестал пить, курить и сквернословить, начал работать при храме — и ушёл в монастырь. Произошло его полное перерождение.

Он никогда не рассказывал, что именно видел, только начинал плакать при воспоминании о том событии.

Когда же человек начинает рассказывать всевозможные страшилки, утверждать, что надо идти за правдой в какую-то секту или читать евангелие от сатаны — это явно не от Бога; если он в унынии, депрессии, склонен к суициду — то, скорее всего, соприкоснулся с бесами, и эта встреча оставила такой тяжёлый отпечаток.

Я бы посоветовал людям, которые что-то видели и пережили во время клинической смерти, ориентироваться на мнение святых отцов. Со своими вопросами можно обращаться к современным пастырям — благо, их, имеющих о себе смиренное и скромное мнение, сейчас немало. Они могут дать хороший совет в такой ситуации, оценить духовное состояние человека.

Что ответит вернувшемуся с того света священник?

Всё зависит от того, что именно пережил человек и о чём спрашивает. Я обычно в таких случаях не лезу в душу. Отвечая, пользуюсь правилом: ответ должен быть в два раза короче, чем вопрос.

Ограничиваюсь рамками вопроса, потому что, если у человека не болит, значит, ему не интересно, что я скажу. Если болит, то он сам будет спрашивать. Спросили о конкретном — отвечаю коротко и по существу, а дальше остаётся только ждать дальнейшего движения души и сердца.

Перед ответом нужно обязательно помолиться, чтобы Господь вразумил, что и как ответить человеку.

Мне очень близки слова священника Александра Ельчанинова по поводу границы между нашей жизнью и миром усопших:

«Смерть близких — опытное подтверждение нашей веры в бесконечность. Любовь к ушедшему — утверждение бытия другого мира. Мы вместе с умирающим доходим до границы двух миров — призрачного и реального: смерть доказывает нам реальность того, что мы считали призрачным, и призрачность того, что считали реальным»

Очень глубокая мысль. Что нам кажется фундаментальным, бесконечным, вечным? Наша жизнь. На самом деле это призрачность. Опыт переживания смерти, в том числе и клинической, — очень хорошее подспорье человеку, поскольку даёт возможность найти точку опоры в духовной жизни.

Он может созреть до мысли, что его маленький семейный рай в любой момент может закончиться — и начнётся какая-то другая, грозная реальность. Человек духовный благодаря такому опыту может полностью изменить свою жизнь, известны случаи, когда люди уходили в монастыри, чтобы посвятить себя Богу.

Один из святых после пережитой клинической смерти говорил: «Если бы вы знали, дети мои, как страшно осуждать ближних!» Всё очень индивидуально, и потому невозможно сказать что-то конкретное о таких ситуациях.

Мы можем судить только по плодам — то есть смотреть, с чем человек выходит из пережитого, и исходя из этого помогать и поддерживать.

Беседовала Екатерина Щербакова

Источник: https://pravlife.org/ru/content/kak-cerkov-otnositsya-k-rasskazam-ob-opyte-lyudey-perezhivshih-klinicheskuyu-smert

«Я не видел ни ангелов, ни туннеля, ни света»: 5 реальных историй от людей, которые пережили клиническую смерть

Рассказы переживших смерть

Пережившие клиническую смерть рассказывают, что видели свет в конце туннеля, прощались с родственниками, смотрели на свое тело со стороны и испытывали ощущение полета.

Ученые не могут понять этого, ведь мозг практически в этом состоянии полностью прекращает свою работу вскоре после остановки сердца. Отсюда следует, что в состоянии клинической смерти человек в принципе ничего не может чувствовать или переживать.

Но люди чувствуют. Собрали истории людей, переживших клиническую смерть. Имена изменены.

Роман

— Несколько лет назад мне поставили диагноз «гипертония» и положили в больницу. Лечение было мутным и состояло из уколов, систем и разнообразных анализов, вторую же половину дня делать было особо нечего.

В четырехместной палате нас было двое, врачи говорят, что летом вообще обычно пациентов меньше.

Я познакомился с коллегой по несчастью, и оказалось, что у нас с ним много общего: почти ровесники, оба любим ковырять электронику, я менеджер, а он снабженец — в общем поговорить было о чем.

Беда пришла внезапно. Как он мне потом рассказывал: «Ты говорил, потом замолчал, глаза стеклянные, сделал 3-4 шага и упал». Очнулся я через три дня в интенсивной терапии. Что я помню? Да ничего! Вообще ничего! Очнулся, очень удивившись: всюду трубки, пикает что-то.

Мне сказали, что мне повезло, что всё было в больнице, сердце не билось три минуты примерно. Оправился я быстро — за месяц. Живу обычной жизнью, слежу за здоровьем. Но я не видел ни ангелов, ни туннеля, ни света. Вообще ничего. Мой личный вывод: вранье это всё.

Умер — и ничего дальше нет.

pikabu

Анна

— Моя клиническая смерть наступила во время беременности 8 января 1989 года. Около 22:00 у меня началось обильное кровотечение. Боли не было, только сильная слабость и озноб. Я поняла, что умираю.

В операционной ко мне подключили разные приборы, и анестезиолог начал вслух зачитывать их показания. Вскоре я начала задыхаться, и услышала слова врача: «Теряю контакт с пациенткой, не чувствую ее пульса, надо спасать ребенка». Голоса окружающих стали затихать, их лица расплывались, потом наступила темнота.

Я снова очутилась в операционной. Но теперь мне стало хорошо, легко. Врачи суетились вокруг тела, лежащего на столе. Приблизилась к нему. Это лежала я. Мое раздвоение меня потрясло. И даже могла парить в воздухе.  Я подплыла к окну.

На улице было темно, и вдруг меня охватила паника, я почувствовала, что непременно должна привлечь к себе внимание врачей. Я стала кричать, что я уже выздоровела и что со мной — с той — больше не надо ничего делать. Но они меня не видели и не слышали.

От напряжения я устала и, поднявшись выше, зависла в воздухе.

Под потолком возник сияющий белый луч. Он опускался ко мне, не слепя и не обжигая. Я поняла, что луч зовет к себе, обещает освобождение от изоляции. Не раздумывая, направилась ему навстречу.
Я передвигалась вдоль луча, будто к вершине невидимой горы, чувствуя себя в полной безопасности.

Достигнув вершины, увидела чудесную страну, гармонию ярких и в то же время почти прозрачных красок, сверкавших вокруг. Это невозможно описать словами. Я во все глаза смотрела по сторонам, и все, что находилось вокруг, наполняло меня таким восхищением, что я крикнула: «Боже, какая красота! Я должна написать все это».

Меня охватило горячее желание возвратиться в мою прежнюю реальность и отобразить на картинах все, что здесь увидела.

Подумав об этом, я снова очутилась в операционной. Но на этот раз смотрела на нее как бы со стороны, словно на экран кинотеатра. И кино казалось черно-белым. Контраст с красочными пейзажами чудесной страны был разительным, и я решила снова перенестись туда.

Чувство очарования и восхищения не проходило. А в голове то и дело возникал вопрос: «Так жива я или нет?» И еще я опасалась, что если зайду слишком далеко в этот неведомый мир, то возврата уже не будет. И в то же время очень не хотелось расставаться с таким чудом.

Мы приближались к огромному облаку розового тумана, мне захотелось оказаться внутри него. Но Дух остановил меня. «Не лети туда, это опасно!» — предостерег он. Мне вдруг стало тревожно, я почувствовала некую угрозу и решила вернуться в свое тело. И очутилась в длинном темном туннеле. Летела по нему одна, Пресветлого Духа рядом уже не было.

Я открыла глаза. Увидела врачей, комнату с кроватями. На одной из них лежала я. Около меня стояли четверо в белых одеждах. Приподняв голову, я спросила: «Где я? И где же та прекрасная страна?»

Врачи переглянулись, один улыбнулся и погладил меня по голове. Мне стало стыдно за свой вопрос, ведь они наверняка подумали, что у меня не все в порядке с головой.

Так я пережила клиническую смерть и пребывание вне собственного тела. Теперь я знаю, что те, кто прошел через подобное, не психически больные, а нормальные люди.

Ничем не выделяясь на фоне остальных, они вернулись «оттуда», познав такие чувства и переживания, которые не укладываются в общепринятые понятия и представления.

И еще я знаю, что во время того путешествия приобрела больше знаний, осмыслила и поняла больше, чем за всю мою предыдущую жизнь.

paranormal-news.ru

Артем

— Свое тело со стороны во время смерти не видел. И очень сожалею об этом.
Сначала был просто резкий преломляющий свет, через секунды он пропал. Невозможно было дышать, я паниковал. Я понял, что умер. Никакого умиротворения не было. Только паника.

Потом необходимость дышать будто бы пропала, и эта паника начала проходить. После начались какие-то странные воспоминания о том, что вроде бы раньше было, но немного видоизмененные. Что-то вроде ощущения, что это было, но не совсем с тобой.

Как будто я летел вниз по какому-то пространству и смотрел слайды. Всё это вызывало эффект дежавю.

В конце концов, снова вернулось ощущение невозможности дышать, горло чем-то сжимало. Потом стал ощущать, будто бы я расширяюсь. После уже открыл глаза, в рот было что-то вставлено, суетились реаниматологи. Сильно тошнило, болела голова.

Ощущения от оживления были крайне неприятные. В состоянии клинической смерти был около 6 минут 14 секунд.

Идиотом вроде бы не стал, никаких дополнительных способностей не открыл, а наоборот, временно утратил ходьбу и нормальное дыхание, а также способность кататься на бэме, потом всё это долго восстанавливал.

kliniksmert

Александр

— Я пережил состояние клинической смерти, когда учился в Рязанском десантном училище. Мой взвод участвовал в соревнованиях разведывательных групп. Это 3-дневный марафон на выживание с запредельными физическими нагрузками, который заканчивается 10-километровым марш-броском в полной выкладке.

К этому последнему этапу я подошел не в лучшей форме: накануне распорол стопу какой-то корягой при переправе через реку, мы были постоянно в движении, нога сильно болела, повязка слетала, кровотечение возобновлялось, меня лихорадило. Но я пробежал почти все 10 км, причем как это сделал, до сих пор не понимаю, да и плохо помню.

За несколько сот метров до финиша я отключился, и меня принесли туда товарищи на руках (участие в соревнованиях мне, кстати, засчитали).

Врач поставил диагноз «острая сердечная недостаточность» и начал меня оживлять. О том периоде, когда я находился в состоянии клинической смерти, у меня такие воспоминания: я не только слышал, что говорили окружающие, но и наблюдал со стороны за происходившим.

Я видел, как мне что-то вкололи в область сердца, видел, как для моего оживления использовали дефибриллятор. Причем в моем сознании картинка была такой: мое тело и врачи находятся на поле стадиона, а на трибунах сидят мои близкие и наблюдают за происходившим. Кроме того, мне казалось, что я могу контролировать процесс реанимации.

Был момент, когда мне надоело валяться, и я тут же услышал, как врач сказал, что у меня появился пульс. Потом подумал: вот сейчас будет общее построение, все будут напрягаться, а я вот всех обманул и могу полежать — и врач закричал, что у меня опять остановилось сердце. В конце концов я решил вернуться.

Добавлю, что не испытывал страха, когда смотрел, как меня оживляют, и вообще, не относился к этой ситуации как к вопросу жизни и смерти. Мне казалось, что все в порядке, жизнь идет своим чередом.

mhealth

Вилли

Во время боев в Афганистане взвод Вилли Мельникова попал под минометный обстрел. Он один из тридцати остался жив, но был тяжело контужен. 25 минут находился без сознания, около восьми минут его сердце не работало. В каких мирах он побывал? Что почувствовал? Никаких ангелов и чертей Вилли Мельников не видел. Все было настолько фантастично, что сложно описать.

Вилли Мельников: «Я двигался в толще бездонно-бескрайней какой-то сути, материи, сравнимой с Солярисом Станислава Лема. И вот внутри этого Соляриса я передвигался, сохраняя себя как такового, но в то же время ощущал себя частью всего этого. И слышал какие-то языки, неслыханные мной до того. Не то чтобы они слышались, исходили оттуда – они именно жили там, и я имел возможность дышать ими».

Он продолжал путешествие и добрался до насыпи невообразимой высоты. За ней простиралось пространство неописуемой глубины. Был велик соблазн сорваться вниз, но Вилли удержался. Здесь он встретил странных существ, которые постоянно видоизменялись.

«Это был некий симбиоз растительной, животной, архитектурной и, может быть, какой-то еще полевой формы жизни. И благожелательство, и приветливость, такое доброе приглашательство, которое исходило от этих существ».

Как и многие другие люди, оказавшиеся в состоянии клинической смерти, Вилли Мельников не хотел возвращаться. Однако, вернувшись, 23-летний парень понял, что стал другим человеком.

Вилли Мельников сегодня говорит на 140 языках, в том числе исчезнувших. До того как пережил клиническую смерть, он знал семь. Полиглотом он стал не в одночасье. Признается, что всегда любил изучать иностранную речь. Но очень удивился, когда в первые послевоенные годы необъяснимым образом вспомнил пять мертвых языков.

«Удивительно, что ко мне “пришли” довольно экзотические языки коренных обитателей Филиппин и индейцев обеих Америк. Но остаются еще два, которые я до сих пор не идентифицировал. Я могу на них говорить, писать, думать, но что они такое и откуда, я не знаю до сих пор».

Московский комсомолец

Дуан Мичелс

Источник: https://gubdaily.ru/blog/sociology/lichnyj-opyt/ya-ne-videl-ni-angelov-ni-tunnelya-ni-sveta-5-realnyx-istorij-ot-lyudej-kotorye-perezhili-klinicheskuyu-smert/

«Что там, за гранью смерти?» — вряд ли есть те, кто никогда не задавался этим вопросом. Сегодня Anews хочет привести свидетельства известных людей, стоявших на пороге иного мира.

Из-за чего Олег Газманов увидел себя сверху? Почему Валерий Гаркалин не хотел возвращаться к жизни? И что первое оказалось перед глазами Владимира Высоцкого, очнувшегося во врачебной палате?

Валерий Гаркалин. «Я был по ту сторону добра и зла»

Актер пережил клиническую смерть во время гастролей в литовском городе Клайпеда — прямо посреди представления у него случился инфаркт.

«Он стал совершенно белого цвета. До последнего старался не уходить со сцены, но в итоге сказал: “Я больше не могу”. В-общем, он умер. А потом воскрес» — делится воспоминаниями партнер Гаркалина по представлению Татьяна Васильева.

Татьяна Васильева

Гаркалина увезли в городскую больницу — и там он в течение несколько минут находился в состоянии клинической смерти.

«Я был по ту сторону добра и зла, — рассказывает актер, — Это длилось недолго, может, три минуты… Я не успел даже ничего понять и осознать, но то, что это происходило — абсолютно точно».

Свое состояние в палате реанимации артист запомнил довольно ясно:

«Время и пространство стали меняться. Там стояла какая-то женщина… Она не была ни медсестрой, ни врачом. Она не была похожа ни на кого. Когда она стояла, она помахала мне рукой… указующим перстом: «Не стоит этого делать, останься»… Я до сих пор не знаю, кто была эта женщина. Я никогда ее больше не видел.

Но самое поразительное другое.

Когда через месяц после реабилитации я явился в эту клинику, чтобы просто из вежливости поблагодарить замечательных врачей, которые спасли по сути мою жизнь, когда я оказался в этой комнате (в палате реанимации), вдруг обнаружил, что эта комната очень маленькая… При смерти она мне казалась длинным коридором — меня еще удивило, откуда такие длинные ноги у меня взялись».

Спектакль, во время которого случился инфаркт. Гаркалин — в центре, Васильева слева

Интересно, что возвращение к жизни стало для Гаркалина далеко не самым позитивным опытом:

«Мне было больно от разряда дефибриллятора. И вот с этим неприятным ощущением запустилось сердце и вернулась жизнь. Мне нравилось уходить из жизни — а обратно меня заставили вернуться. Поэтому я считаю, что жизнь — это боль. А смерть — это любовь.

Знаете, есть чувство, которое ищется каждым из нас, живущих на земле, и очень редко находится. И мне кажется, там, по ту сторону добра и зла, этого чувства — целый океан. Я был окутан любовью и заботой, какой-то исполинской заботой».

Олег Газманов. «Увидел себя с высоты метров 20-25»

Случай с Олегом Газмановым не подпадает под формальные признаки клинической смерти — врачи не боролись за его жизнь в реанимации. Тем не менее, переживания, описанные певцом после одного несчастного случая, носили вполне потусторонний характер.

Газманов посещал юбилей пионерского лагеря «Артек»: «Я сам артековец, и вот на 70-летие лагеря меня попросили побеседовать с ребятами. Беру микрофон, мне какие-то вопросы задают… Подъезжает передвижная телеустановка, подходит корреспондент — просит разрешения снять нашу беседу».

Оказалось, телевизионщикам не хватает мощности звука — поэтому они поставили второй микрофон. Вот только, к сожалению, забыли его заземлить.

Мощный удар тока принес артисту один из самых ярких опытов в его жизни:

«Я оказался в точке, где не было ни цвета, ни запаха, ни звука. Я не знал, где нахожусь, не чувствовал ни боли, ни огорчения, ни радости… Но сознание меня не покинуло, я понимал: тут могу оставаться бесконечно долго — века, тысячелетия, и мне будет хорошо.

Потом со мной заговорил очень спокойный голос, даже не голос, скорее мое сознание воспринимало чью-то мысль. Речь шла о том, что я могу остаться на земле, а могу уйти. Но для того чтобы остаться, я должен понять, что меня здесь держит. И в тот момент я вспомнил, что не дописал несколько песен в альбом. Подумал, что остальное-то ладно, но вот песни кроме меня никто не запишет.

И как только я об этом подумал — вдруг увидел себя с высоты метров 20-25. Я лежал внизу, на асфальте, из затылка сочилась кровь. Вокруг бегали люди, все суетились, никто не понимал, что случилось. Зато мне все было ясно: это удар током, а люди вокруг ничего не понимаю и не помогают.

Мои руки сжимают оба микрофона, и я понимаю: от одного надо немедленно избавиться, иначе не выжить. Я должен — сверху это было хорошо видно — правой ногой ударить по стойке микрофона. Она отлетит, и тогда я освобожусь. Я дрыгнул ногой, попал по стойке, она упала, и я пришел в себя».

Очнувшегося Газманова (крайний справа) уводят для оказания помощи

Очнувшийся певец даже нашел в себе силы сказать перепуганным детям: «Вы же понимаете, что настоящего артековца никаким током не убьешь». Медицинская же помощь, по сути, ограничилась стаканом коньяка.

Владимир Высоцкий. «Сначала темнота»

Легендарный бард пережил клиническую смерть дважды. Летом 1969 года лопнувший сосуд вызвал у него кровотечение из горла. Высоцкого спасали в Институте скорой помощи имени Склифосовского.

Жена артиста, актриса Марина Влади, вспоминала в своей книге, что чудом смогла добиться своевременного оказания помощи:

«Ты больше не говоришь, полуоткрытые глаза просят о помощи. Я умоляю вызвать “скорую“, у тебя почти исчез пульс, меня охватывает паника.

Реакция двух прибывших врачей и медсестры проста и жестока: слишком поздно, слишком много риска, ты не транспортабелен. Они не желают иметь покойника в машине, это плохо для плана.

По растерянным лицам моих друзей я понимаю, что решение врачей бесповоротно.

Тогда я загораживаю им выход, кричу, что, если они сейчас же не повезут тебя в больницу, я устрою международный скандал… Они, наконец, понимают, что умирающий — это Высоцкий, а взлохмаченная и кричащая женщина — французская актриса. После короткого консилиума, ругаясь, они уносят тебя на одеяле…».

Марина Влади

Сам певец описывал свое состояние в воспоминаниях актрисы Аллы Демидовой:

«После первой клинической смерти я спросила у Высоцкого, какие ощущения у него были, когда он возвращался к жизни. “Сначала темнота, потом ощущение коридора, я несусь в этом коридоре, вернее меня несет к какому-то просвету, свет ближе, ближе, превращается в светлое пятно, потом боль во всем теле, я открываю глаза – надо мной склонившееся лицо Марины”».

​Второй раз на пороге иного мира Высоцкий оказался почти ровно через 10 лет — в июле 1979 года.

К тому времени артист понимал, что здоровье в любой момент может дать сбой, поэтому на гастроли по Средней Азии поехал с личным врачом-реаниматологом — Анатолием Федотовым.

Случившееся с певцом Федотов так и описывал: «Это была самая настоящая клиническая смерть». Приступ же случился из-за передозировки наркотического анальгетика, который вколол себе уже крепко сидевший на наркотиках Высоцкий.

Его тогдашняя любовница, Оксана Афанасьева, рассказывала, что им на пару с реаниматологом приходилось откачивать артиста во время приступа — Федотов делал массаж сердца, она дышала изо рта в рот.

Высоцкий с Оксаной Афанасьевой в 1979 году

По свидетельствам знакомых, вторая клиническая смерть стала для певца сигналом, что конец уже близок.

«Ничто не поддерживает мой дух, ничто не радует. Вокруг мрак. Вдохновляюсь, только когда пишу новую песню… ночью…» — говорил Высоцкий. Рассказывают, что он готовился к смерти — отдавал вещи и деньги, одолженные у знакомых.

25 июля 1980 года сердце всенародного любимца перестало биться.

Что чувствует умирающий человек? Мнение специалистов

Предсмертные переживания объясняют с разных позиций: как мистических, так и сугубо научных. Пресловутый полет со светом в конце тоннеля одни называют путешествием в загробный мир, другие — галлюцинациями, созданными постепенно отключающимся зрением и вестибулярным аппаратом.

Но на том, что смерть сама по себе не вызывает неприятных ощущений, сходятся практически все. «Гипоксия мозга (недостаток кислорода из-за неработающего сердца) вызывает эйфорию, — говорит доктор медицинских наук Эркен Иманбаев, — так что умирать действительно приятно. У меня было много клинических случаев, когда умирали люди.

Как это происходит — вы смотрите в глаза человека, у него расширяются зрачки, и на эти зрачки прямо падают пылинки. Эти пылинки остаются там, не смываются слезой — и ясно, что приходит смерть. Ты начинаешь волноваться, откачивать его, кричать: “Давай, приходи в себя!”

Но когда человек приходит в себя — вот был случай буквально пару месяцев назад — то говорит: “Мне было хорошо. Я не хотел сопротивляться. Мне нравилось то, что со мной происходило”».

Источник: https://www.anews.com/p/98496289-tam-stoyala-kakaya-to-zhenshhina-rasskazy-zvezd-perezhivshih-klinicheskuyu-smert/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.