Северные пинежские колдуны

Икотницы пинежские, и не только (3 фото)

Северные пинежские колдуны

Жители Русского Севера знают о загадочной болезни не понаслышке и готовы рассказать о ней

Загадочное явление, известное вот уже почти два столетия и именуемое в народе икоткой, в разное время было предметом судебных разбирательств и научных изысканий, которые, однако, так и не смогли дать ему разумного объяснения.

Родина икотки

В 70-е годы прошлого века известный советский писатель Федор Абрамов в книге «Из колена Авакумова» писал: «Есть на Севере, а точнее сказать, на Пинеге и на Мезени, такая женская болезнь – икота, которая, правда, сейчас немного поутихла, а еще совсем недавно редкую работную бабу не трепала. Найдет, накатит на бедную – и мутит, и ломает, и душит, и крик и рев на все голоса: по-собачьи, по-кошачьи, и даже самая непотребная матерщина иной раз срывается с губ…»

И действительно, вплоть до середины 1950-х годов в небольшом населенном пункте Пинега Архангельской области среди женщин широкое распространение имело странное психическое заболевание, называемое икоткой.

Количество людей, страдавших загадочным недугом, было столь велико, что некоторые из ученых даже предположили, будто это заболевание является наследственным. Самих заболевших называли «пинежскими икотницами».

Первое упоминание об икотке относится к 1785 году, когда епископ Архангельский и Холмогорский Вениамин в своем послании Синоду описывал заболевание как особую форму порчи и одержимости злым духом.

Также в своем письме епископ Вениамин связывал икотку с верованиями древнего народа чудь, жившего по берегам реки Пинеги и поклонявшегося языческим богам. Идолопоклоннические суеверия оказались настолько живучими, что их отголоски можно было встретить даже в XIX веке в обрядах местных колдунов и знахарей.

Так, в 1815 году в Пинеге состоялся суд, который разбирал дело о «напускной икотке» и приговорил некоего Михайло Чукрая к 45 ударам плетью за «порчу» своей двоюродной сестры Афимьи.

В 1862 году в Пинеге и Мезени произошел бунт, во время которого разъяренная толпа сожгла несколько домов, где, как считалось, жили колдуны, напускавшие икотку на местных женщин. Для усмирения народных волнений туда даже были стянуты войска, а местное духовенство с каждым бунтовщиком провело «душеспасительные беседы».

Таинственный недуг северных народов

Однако не только на Пинеге были известны случаи таинственной икотки.

Так, об этом загадочном заболевании упоминал в конце XIV века креститель народа коми Стефан Пермский, до конца своих дней яростно боровшийся с языческими верованиями местного населения, обитавшего в непроходимых лесах.

Об икот- ке знали карелы и мордва, мокшане и вятичи, зыряне и пермяки, называвшие болезнь шева – по имени таинственного духа, вселяющегося в человека.

По мере освоения бескрайних пространств за Каменным поясом русские поселенцы с удивлением узнавали, что с икоткой были знакомы почти все коренные народы Урала и Сибири и что практикой ее «наведения» в совершенстве владели местные шаманы.

Известно, что староверами, скрывавшимися в глухих местах Сибири, даже строились особые монастыри, в которых лечили больных икоткой. Вот только исцеляющие приемы были довольно своеобразными и весьма жестокими.

Женщин, одержимых икоткой, неделями морили голодом, били батогами, пугали цепными медведями или псами и, выгоняя на лютый мороз, обливали ледяной водой. Те из них, кто выживал, возвращались в родные селения и больше никогда не были подвержены болезни.

Исторические хроники свидетельствуют о том, что необъяснимые вспышки икотки возникали в XIX и XX веках в разных уголках России.

Так, в 1834-1835 годах заболевание массово проявлялось среди жителей деревни Сура Архангельской губернии, в 1877-м икотка была отмечена в селе Преображенском Тобольской губернии, в 1912 году – в селе Чистюнька Алтайского уезда.

Последние упоминания о таинственном недуге связаны с селом Карагай, что в Пермском крае, и относятся к 2009-2010 годам…

Языческие практики

Епископ Вениамин связывал икотку с верованиями чуди

В средствах массовой информации, описывающих привязчивую карагайскую болезнь, говорилось о том, что одержимые икоткой внезапно начинают говорить не своим, порой детским голосом, зачастую переходят на один, а иногда и на несколько иностранных языков, лают, кукарекают, предсказывают будущее, в подробностях описывают прошлые жизни человека.

Зачастую подобные симптомы, появившись у одной из жительниц села, в считанные дни охватывают целые населенные пункты, бесследно исчезая через две-три недели и вновь появляясь через полгода или год. Современные описания в точности повторяют симптомы икотки, которые проявлялись у заболевших и сто, и двести лет тому назад в разных регионах России.

Согласно устоявшимся поверьям икотка – особый дух, внешне похожий на плесень, выращиваемый при помощи определенных магических практик на остатках еды или напитков. Излюбленным методом колдунов является такой: они наливают квас, застоявшуюся колодезную воду, морс или пиво человеку, которому хотят подсадить икотку.

Любопытно, что в крепких спиртных напитках – самогоне, водке или вине – эта сущность не приживается, и потому они считаются бесполезными при проведении магического ритуала.

Другой интересной особенностью является то, что икотка почти всегда одолевает женщин, особенно беременных. Проникнув в жертву, загадочная сущность поселяется в животе, а иногда, по ощущениям, и во всем теле человека. Первым признаком заболевания является спорадически проявляющаяся икота.

В этой связи весьма действенным является народное средство, при котором икающего человека следует хорошенько напугать.

И действительно, считается, что мистическая сущность не выносит внезапного громкого шума, яркого света или сильных эмоций, из-за которых она вынуждена покинуть телесную оболочку своей жертвы.

Исследователи таинственной болезни различают три вида икотки: «немая», «ревущая» и «говорящая». При «немой» икотке у больной женщины начинаются неудержимая зевота и слезотечение, ее охватывают сонливость и тремор конечностей.

У больных «ревущей» икоткой возникают спазмы гортанных мышц, из-за чего голос меняется до неузнаваемости.

При «говорящей» разновидности продолжительное икание сопровождается выкрикиванием отдельных фраз и слов, зачастую ругательных, нецензурных…

Бессильная наука

Федор Абрамов упоминал о таинственном недуге в книге «Из колена Авакумова»

Современная медицина называет в качестве причин, вызывающих икоту, недостаток кислорода в клетках головного мозга, нехватку или переизбыток в организме человека йода, кальция, цинка или витаминов группы В. Само же заболевание, называемое в народе икоткой, медики относят к навязчивым психозам или даже к вялотекущей шизофрении, эффективным средством лечения которой считаются сеансы глубокого гипноза.

Однако, по свидетельству очевидцев, гипнотическое воздействие еще ни разу не давало действенного положительного эффекта. Более того, во время проведения сеансов существо, находящееся внутри пациентки, случалось, вступало с докторами в горячий диспут, разглашая иногда такие факты биографии лечащего врача, от которых тот приходил в смущение, чем приводил коварную икотку в восторг…

Уральские и сибирские знахари считают, что уберечься от икотки можно при помощи ряда несложных приемов: ежевечерняя и ежеутренняя молитва; постоянное ношение при себе в укромном месте щепотки поваренной соли, свежих зерен мака или красной нестираной ленточки из ситцевой или льняной ткани.

Если же икотка проникла в человека, то больного следует подвергнуть строгому посту и отпаиванию водой, над которой были произнесены специальные молитвы. После 5-7 дней подобных процедур у заболевшего начинается сильная рвота, во время которой в определенный момент из него выходит нечто, внешне похожее на чайный гриб.

Исторгнутое следует немедленно сжечь, а полученный пепел закопать. После лечения одержимый икоткой впадает в долгий и глубокий сон. Проснувшись, он ничего не помнит о том, что с ним произошло, и чувствует себя совершенно здоровым и полным сил.

Считается, что на излечившегося человека на протяжении последующих трех лет не в состоянии повлиять ни один – даже самый могущественный – колдун.

Сергей КОЖУШКО

Источник: https://nlo-mir.ru/religia/20426-ikotnicy-pinezhskie-i-ne-tolko.html

Известный карельский этнограф Константин Логинов: колдун или ученый?

Северные пинежские колдуны

Ученый или маг? «Однозначно ученый», – говорит кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН Константин Логинов. Но вне научного мира Константина Кузьмича чаще называют колдуном… Об истории и магии, инопланетянах и японках – в интервью с ученым «вымирающей» науки – этнографии.

Ученый, который многое узнал

Константин Кузьмич проводит длинными коридорами Академии наук, открывает передо мной двери и вспоминает историю, как во время аспирантуры попал в неловкую ситуацию.

– Я знал, что перед японками не принято открывать дверь, в их культуре это считается, скажем так, выражением определенного желания… Но думаешь одно, а делаешь, как привык, и я открыл дверь перед японкой.

А она высокая, мощная такая – на полголовы выше меня, я щенком себя чувствовал рядом с ней. И она так на меня глянула… А потом, когда уезжала, дарила всем янтарь – видимо, где-то в Прибалтике еще побывала.

Так вот всем по камушку, а мне полстакана насыпала.

– Получается, что вы все-таки комплимент сделали?
– Получается так.

– У вас отдел этнографии?
– У нас сектор этнологии. Был сектор этнографии, но не выдержал наш заведующий, сказав: я этнолог, а работаю в секторе этнографии – это неправильно.

– А в чем здесь принципиальная разница?
– Есть разница. Великий ученый Рыбаков еще в 60-е годы сказал, что этнографическая льдинка, увы, истончается и тает. И то, что от нее осталось – это уже этнология, которая изучает этническое в окружающем мире. А этнография изучала (и по-прежнему изучает, но уже в основном на материалах прошлых) культуру, быт и обычаи народа.

– Вы этнолог или этнограф?
– Однозначно этнограф. И я такой исследователь, который, описывая прошлое, всегда доводит до настоящего. То есть если я явление какое-то поймал, зацепил, то обязательно скажу, чем оно было, как развивалось и чем является сейчас, если сохранилось.

Или как умерло. Любое явление надо принимать в динамике, иначе не интересно. Многознание не есть мудрость – я и студентов своих учу в первую очередь понимать.

Особенно когда читаешь им что-нибудь о магии – я им говорю: есть магическое мышление, как только вы поймете, погрузитесь в него, любая вещь становится понятной.

– Да, мне сказали, что вы колдун.
– Это неправда. Я – ученый, который многое узнал благодаря своей работе. А колдун – это человек, который прошел обряд посвящения в колдуны и работает с духами, пребывающими в инферно. Это очень глубокие подземные слои.

Ведун работает с духами воды, земли, леса, огня, то есть с тем слоем, в котором мы находимся. А колдун – это очень нехорошо. Тут, знаете, очевидно незнание или непонимание людей. Вот бабушка рассказывает: «Ой, такая колдунья была, такая колдунья… но, правда, все только на хорошее делала».

Какая ж это колдунья? Понятно, что речь идет о знахарке. Надо различать эти понятия.

– А ведьмы как же? Говорят, есть светлые, есть черные…
– Ну, как-то я в светлых ведьм не очень верю. Хотя есть у меня, скажем так, подруги-ведьмы, но они как раз относятся к категории прирожденных ведьм.

Они не могут делать зла – одна мне объясняла, что если сделает хотя бы любовный приговор, то есть пойдет против чьей-то воли, то ее детям и следующим поколениям будет плохо. Но это рассказы.

Вы же понимаете – я ученый и не могу ничего утверждать там, где эксперимент не проведешь.

Магия

– Как вы сами пришли в магию? Через легенды, рассказы, сказки?
– Нет, это было не так. Когда я был маленьким, мама работала в редакции журналистом, и ее чуть из партии не выгнали, когда бабушка тайком окрестила моего старшего брата.

И тогда мама из меня такого атеиста сделала, что я, будучи старшеклассником, в средней школе читал атеистические лекции и получал от этого большое удовольствие. Но, понимаете, научное знание, получаемое из книг, не воспитывает, ментальность не меняет.

Я долго был октябренком, пионером, комсомольцем, членом партии, а когда стал этнографом и начал ездить в деревни, то там все стало видно. Я ведь могу рассказывать все что угодно, что для вас, что для студентов, но когда видишь, что человек, не благословясь, ничего не делает (даже на лавочку не садится), начинаешь многое понимать по-другому.

А потом стали просить о помощи – дескать, ты же ездишь, знаешь людей, видишь, что и как они делают, давай просто попробуем: а вдруг? Я пробую делать то, что делали в деревнях, и с ужасом вижу – помогает!

– Почему с ужасом?
– Ну не с ужасом… с изумлением, наверное – не знаю, как это назвать. Полный ступор – это да. Вроде всего-то прошелся в нужное время в нужном месте, сказал нужные слова – и видишь результат.

– Вы почувствовали какие-то силы?
– Я однажды посмотрел по телевизору передачу про местных лозоходцев – радиэстезистами их называют. Посмотрел, взял проволочку, согнул, посмотрел – все показывает. Сейчас в Петрозаводске радиэстезистов моего уровня и нет, наверное.

Хотя в Карелии очень у многих есть способности к этому: помните, на гербе Олонецкой губернии внизу две лозы? Так искали полезные ископаемые, и эти способности для местных – почти норма.

Диагностику я провожу безошибочно, но очень многие вещи, которые делает любая целительница в Петрозаводске, делать не могу.

– А у нас много, скажем так, специалистов в области магии?
– Ну, человек 30-40 в Петрозаводске и ближайших пригородах. Многие ведь не дают объявления, а так, потихонечку лечат. Причем среди последних есть люди, которым не следовало бы этим заниматься, потому что они работают по черной книге. Они, конечно, добро делают, но и зло тоже.

– Действительно есть черные книги?
– Чернокнижие – вообще особенность Русского Севера, и Карелии в частности. В чернокнижии силы вызываются чтением текста – если хочешь совершить зло, ты читаешь текст, написанный черными буквами; если хочешь вернуть ситуацию к изначальной – красными. Но черных текстов больше – я держал книгу в руках.

– Страшные вещи вы рассказываете…
– Я тогда не понимал, что это такое. Подержал, посмотрел, в том числе и заговоры нынешнего хозяина на вепсском языке, написанные на бумаге для раскройки почему-то.

Хозяин этой книгой редко пользовался – предпочитал свои заговоры, но его все равно называли «нойда», а это… Ну вот если у вепса спрашиваешь: «Ты колдун?» – он соглашается.

Начинаешь с ним работать, расспрашивать, собирать информацию, и стоит только его назвать «нойда» – он тут же оскорбляется: «Что я тебе плохого сделал?» А «нойда» в переводе с вепсского и есть «колдун». Вот такие странности.

– А кто может защитить от магии или разрушить что-то злое?
– Священники. Но в народе принято идти к тем же специалистам в области магии, к экстрасенсам, и только потом в церковь. А у священников большие способности к ликвидации зла, накопленные тысячелетиями.

НЛО

– Почему вы выбрали этнографию?
– Тоже почти мистическая история. Я в детстве, как многие дети, говорил, что буду капитаном дальнего плавания. До четвертого класса учился на одни «пятерки», в пятом появились «тройки», в шестом их уже стало много.

И в 1967 году, как раз перед 7-м классом, над моим родным городом Вытегрой завис НЛО – долго висел, весь город видел, и писали об этом много. А матери приснился сон, что я ночью встал и босиком побежал к НЛО. Мне сбросили лесенку, как из вертолета – веревочную, и я по ней полез.

А кто-то внизу говорит: «Смотрите, смотрите, куда Логинов полез».

Примерно через неделю я пошел в библиотеку, взял книгу Николая Николаевича Чебоксарова «Что такое этнография», прочитал ее и понял, что хочу быть этнографом, снова стал учиться на «четверки» и «пятерки», и с тех пор вся моя жизнь связана с этнографией.

– Почему после блестящего окончания ЛГУ вы не остались в Питере, а приехали в Карелию?
– Я приехал сюда и увидел то, что хотел увидеть.

Проезжаешь 4-5 остановок на автобусе, выходишь с корзинкой – и вот тебе белые грибы. Надул лодку, вышел в озеро напротив Академии наук – и утром килограмма три окушков.

В общем, все то же самое, что и в провинции, только плюс асфальт, цивилизация и, конечно, работа – Академия наук.

– С супругой как познакомились?
– На танцах. Я ей сказал, что я этнограф, она поддержала разговор, и этого было достаточно. Правда, я ее немножко напугал, когда провожал в первый вечер.

Рассказывал ей про царицу Цы Си, которая правила Китаем, и она решила, что у меня не все дома.

А там очень интересные вещи, и жизнь этой царицы похожа на приключенческий роман, да и обычаи, которые при дворе царили, очень отличаются от того, что может себе придумать человек здесь, в России.

– Сын не пошел по вашим стопам?
– Нет, он физик-теоретик.

Один раз поехал со мной в экспедицию и понял, что не может войти в чужой дом и сказать: «Здравствуйте, можно с вами поговорить о том, как вы раньше жили?» Я долгое время работал с японкой – она тоже не могла зайти, стояла у калитки и спрашивала, можно ли войти.

Если уж идешь, то открой калитку, дверь и покричи в доме. В общем, я и ее, и сына в дома заводил. Хотя сын записал очень интересные вещи.

Помню, я так радовался… Меня занимал такой вопрос: человек рождается в «рубашке», понятно, что ее сохраняли, но где? Ведь когда мама шла покупать что-то, то брала эту «рубашку» с собой, а где она хранилась? И мой сын принес ответ: в Библии хранили. За иконами нельзя было (хотя за иконами тоже много всего хранилось), а вот в Библии – уже можно.

Север

– Вы говорите, что есть ведьмы, колдуны, экстрасенсы…
– Давайте так: есть люди, которые считают себя колдунами, ведьмами, экстрасенсами, а как есть на самом деле – я не знаю.

– Но вы признаете, что у вас есть способности – как это объяснить с научной точки зрения?
– Уже давно известно, что человеческий мозг почти не изучен, поэтому, может, это не магия, а наш мозг все создает.

Ведь электрический потенциал мозга больше, чем у Днепропетровской ГЭС. Каждая клеточка имеет крохотный заряд, но когда умножаешь на пять миллиардов, получается ДнепроГЭС в голове у каждого из нас. Я своим студентам говорю, что мир устроен гораздо сложнее, чем нам кажется.

Если вы не видите ауру человека – не значит, что ее нет.

– Никогда не думали заняться художественной литературой с вашими-то знаниями?
– У меня есть одна публикация в журнале «Север» о встрече с домовыми духами. Называется «Совещание в Пургино» – это деревня, самая высокая точка Заонежья.

Мне пришлось ночевать там, и я увидел сущность, которая нигде не описана на русском языке. Ну и заодно описал всех, о которых мне рассказывали. По-моему, неплохо получилось. Но это было давно. Сейчас мне просто некогда – работаю на четырех работах. У нас власть как решила: хочешь заработать – надо больше работать.

Вот и работаем. Я ведь и в экспедиции езжу за свой счет.

– Как это?
– Очень просто: на своей машине жгу свой бензин. В советское время я знал, что каждый год мне дадут экспедицию минимум на месяц. Сейчас надо исписать горы бумаги, чтобы кому-то доказать, что мне нужно здесь, в провинции, – принципиально не хочу с этим связываться.

Мне проще потратить свои деньги на науку. Вот недавно нашел исполнительницу – не Федосова, но приближается к ней. У нее феноменальная память – она вспомнила и записала все причитания, которые произносила когда-то. У нее только колыбельных две тетрадки.

Я не фольклорист, но когда встречаются такие люди – это, конечно, интересно.

– Скажите, а Карелия, с точки зрения этнографа, имеет какие-то характерные отличия?
– Наш Север резко выделяется среди тех территорий, где живут хлебопашеством. Если взять поморов, то там вообще все другое. Там часто даже земледелия не было.

Вот надо им на промысел – взяли лодку, погрузили продукты, снаряжение, лодку поставили на льдину, сели – и ждут бури, когда она оторвет льдину с лодкой и унесет в открытое море. Нормальный крестьянин сядет на льдину и будет ждать, пока его унесет в открытое море? Конечно, нет, это надо быть помором.

И хозяйственная, рыболовная магия очень отличаются. Где-нибудь под Новгородом попробуйте записать что-нибудь о водяных – ничего, скорее всего, не получится. Они все время выращивали хлеб, и о домовых вспомнят, если достаточно стары, а о водяных – нет.

Наши же тысячи рассказов помнят и о водяных, и о том, как утопленника искали, и о поводах, с которыми обращались к водяным.

– Как этнограф где бы вы хотели побывать? Вам все дадут – деньги, самолеты, куда поехали бы?
– Даже не знаю… Если реально подходить, то сейчас стариков, которые бы все помнили, не осталось почти. В России, пожалуй, не осталось таких мест.

А за пределами России меня никто не поймет – ну как я задам вопрос тибетскому монаху? Переводчики – не самый хороший вариант, надо быть носителем языка. Вообще этнографы – вымирающий ученый люд, так что я – динозавр.

И очень хочу, чтобы на мое место пришел новый человек, но никак не могу найти себе замену.

– Со студентами вам нравится работать?
– Да. Это же очень здорово, когда в научные работы и к студентам попадает информация, которую раньше никто в мире не знал. А тут она вошла в копилку общей памяти человечества. Это здорово и это то, ради чего я работаю, то, что греет.

Источник: https://gubdaily.ru/blog/sociology/interview/izvestnyj-karelskij-etnograf-konstantin-loginov-koldun-ili-uchenyj/

Ведьмы русского Севера. Пинежские

Северные пинежские колдуны

Русский Север — самые загадочные края на карте России. Здесь и поныне живы веками копившееся суеверия, изжить которые не смогли ни православная церковь, ни технический прогресс. Одной из самых мистических считается Архангельская область, славящаяся тем, что там чаще всего случаются эпидемии таинственной болезни «икотка»…

В Пинежском районе Архангельской области «икотка» бушевала вплоть до 1970 года — ревели бабы деревенские дурными голосами, икали без передыху, лаяли по-собачьи, мычали как коровы, мяукали как кошки, и не было с этим складу. Так что пришлось даже обкому КПСС вмешаться.
«Икота, икота, уйди на Федота…»

«Икотка» — болезнь древняя и веками считалась следствием порчи и вселения злого духа в человека. Об этой загадочной болезни ещё в XIV веке упоминал креститель народа коми Стефан Пермский, боровшийся с языческими верованиями.

Карелы, мордва, мокшане, вятичи, зыряне и пермяки называли «икотку» по-своему — «шева», по имени злого духа, который вселялся в человека. С «икоткой» были знакомы многие коренные народы Сибири и Урала, и практикой её «подсадки» в совершенстве владели шаманы.

В глухой сибирской тайге староверы строили храмы, где лечили от «икотки».

В Архангельской губернии первое упоминание об «икотке» датируется 1768 годом, когда епископ Архангельский и Холмогорский Вениамин в письме Синоду описал особую форму порчи и одержимости злым духом, связывая эпидемии «икотки» с верованиями древнего народа чудь, идолопоклонников, живших когда-то на берегах реки Пинеги, которые так и остались в народе. Веками в «икотку» верили так же свято, как в Святую Троицу и Христа.

Самыми проклятыми в Пинежье считались деревни Пинег и Мезень, где «икотка» бушевала десятилетиями, наводя ужас на окрестные деревни. Подвержены ей были только женщины, а подсадить могли и мужчины. Поругались соседи, к примеру, сосед из мести и подсадил «икотку» жене своего недруга.

И орет она дурным голосом день и ночь, или воет как собака, или кукарекает, мяукает так, что спасу нет. В 1815 году в Пинеге даже суд по делу о «напускной икотке» был.

Михайло Чукрая, обвиняемого в подсадке «икокти» своей двоюрной сестре Афимье, приговорили к 45 ударами плетьми за наведение порчи на сродственницу. Но «икотка» и её насылающие колдуны до того замучили Пинежье, что в 1812 году случились в Пенеге и Мезени народны бунты.

Народ деревенский поджигал дома колдунов, которые портили местных женщин. Правительством были стянуты войска на усмирение бунтов, а местные православные батюшки потом проводили с каждым бунтовщиком беседы.

Наследие народа чудь

Церковь на Русском Севере выполняла роль и воспитателя, и психолога, и врача.

С её разрушением люди осиротели

Исторические документы свидетельствуют, что эпидемии «икотки» по всей северо-восточной России случались с XVIII вплоть до начало XX века и в других областях.

В 1737 году императрица Анна Иоанновна даже издала указ о кликушах, как называли тогда бьющихся в истерике людей. Духовенству подлежало их разыскивать и передавать в суд.

В 1877 году «икоткой» болели женщины села Преображенское Тобольской губернии, а в 1912 году случилась «икотка» в Алтайском уезде в селе Чистюнька.

В газетах тогда писали про эту навязчивую болезнь, что одержимые «икоткой» говорят не своими голосами, а то и на других языках говорят, предсказывают будущее и описывают прошлую жизнь кого-то из людей.

Стоило появиться «икотке» у одной женщины в селе, как через несколько дней эпидемия уже охватывала всю деревню и соседние села. Согласно поверьям «икотка» — дух, похожий внешне на плесень, и колдуны выращивают её на остатках еды и питья.

(Причем в самогоне или водке «икотка» не приживается.) Считалось, что если зараженная женщина сначала начинает икать, то её можно ещё спасти, если сразу хорошо напугать — «икотка» боится громких звуков и резкого света.

Различалось три вида «икотки». Первая — немая, когда у женщины начиналась неудержимая зевота и появлялся тремор конечностей. При ревущей «икотке» из-за спазма мышц гортани менялся до неузнаваемости голос. Больные говорящей «икоткой» помимо продолжительного икания ещё выкрикивали отдельные фразы и слова, нередко ругательные и нецензурные.

Но вернемся в Архангельскую губернию, в Суры, на родину православного святого Иоанна Кронштадского, места, веками намоленного, где в 1834-1835 годах была эпидемия «икотки». Только напрасно веками православная церковь пыталась изжить здесь язычество.

Так уж вышло, что вера в Бога здесь намертво сплелась с верой в языческую «икотку». В эту жуть в Суре верят до сих пор, только предпочитают не говорить, чтобы не сглазить самих себя. От сурян и сегодня шарахаются, как от прокаженных, считая, что в Суре одни «икотницы» живут.

И крестятся случайно, повстречав женщину из Суры: «Упаси меня Господь!»

«Не буди лихо, пока оно тихо»

Русские северные деревни — места загадочные и непостижимые. И болезни здесь «темные» и трудноизлечимые

Чуркаются сурян жители других мест не зря. Ведь в 1970 году именно в одной из деревень Сурского сельского совета была страшная эпидемия «икотки». И много позже случалось «икотка» в тех краях, но в 1970 году это была настоящая эпидемия.

В деревне Шуйга кричали женщины едва ли не через двор. Учителя, врачи, мдсестры, воспитательницы детского сада, продавцы сельмага… Казалось бы, люди образованные, а вон оно как вышло. При одном только упоминании имени «икотника», того, кто мог подсадить заразу, женщины и начинали кричать.

На «икотников» подавали в суд на полном серьёзе, их пытались выселить из деревни. Были случаи нападения и попытки удушить, побои и истязания, попытки поджога домов «икотников». Словом, началась самая настоящая охота на ведьм, как в Средневековье.

Пришлось Архангельскому обкому КПСС и милиции с прокуратурой вмешаться, чтобы не начались бунты и погромы со смерто-убийствами. Ведь народ свято верил, что излечение от «икотки» возможно, только если убить того, кто её наслал.

Власть обратилась за помощью к медикам, чтобы те помогли разобраться в ситуации и оказать медицинскую помощь всем заболевшим этой болезнью.

Зараженных «икоткой» женщин из Шуйги везли на грузовиках в Суру, в больницу. Всю дорогу они голосили как сумасшедшие, наводя жуть на тех, кто попался в пути.

В больнице их лечили гипнозом, давали снотворное и успокоительные. Добровольно пройти лечение желающих было очень мало.

Болезнью «икотка» была признана ещё в XIX веке с подачи все того же Епископа Вениамина, который пришёл к выводу, что икота не колдовство, «но натуральная болезнь», и лечили её успокоительными препаратами. Но в порчу, насланную «икотниками», на Русском Севере верят и по сей день даже молодые. И носят при себе защиту — соль в кармане, молитву за пазухой, крещеный крестик православный.

Защитой может стать даже отборный русский мат. Существует поверье, что «икотник» или «икотники» не могут умереть по старости или по болезни, не передав кому-либо свои поганые знания. Годами будут мучатся, пока не передадут своим детям, а то и случайному человеку, если детей не дал Бог.

Да и затаились они давно ото всех, боятся теперь людей, но люди-то все равно знают, что они есть, и тоже боятся их.

Но говорить об этом нынче не принято-не буди лихо, пока оно тихо.

Так что, несмотря на то что «пинежская икота» давно признана болезнью и включена в международный список психиатрических заболеваний, жители Русского Севера по-прежнему верят в «икотку».

К слову, последние упоминания об «икотке» датированы 2009-2010 годами, и случалось она в деревне Карагай Пермского края. Там же, где и до революции её эпидемия бушевала.

Уважаемый гость, если вам понравился материал, ставьте лайк и подписывайтесь на канал. Ждём вас снова на нашем канале.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5bc4672fe9c19900aad6f7d6/5c768b1e4662f700ccc59799

Вспомнить всё. Пинежская ворожея

Северные пинежские колдуны

Валерия Суханова, СЗИА МедиА

Наши Архивы

Русский общественный сайт  АрхСвобода

Russian public site  ApxSvoboda

Архангельск, Москва, Санкт — Петербург, Карпогоры

Таких, как она называют ведьмами. А еще называют колдуньями. Сама же она называет себя ворожеей и знахаркой. Ее боятся, ей завидуют, а еще к ней обращаются за помощью. Потому, что Ольга Даниловна, проживающая в одном из поселков Пинежского района самый настоящий знахарь в пятом поколении.

-Может и не в пятом, может больше, — улыбается эта до сих пор чем-то симпатичная и весьма разговорчивая пожилая женщина. И улыбается она как-то странно. Такое ощущение, что, извините, в самом процессе улыбки принимают участие даже сами глаза. У них даже цвет меняется. С темно-коричневого  на светло желтый. А, может, это мне только кажется?

-Годков-то мне уже много, — смущается Ольга Даниловна. Ее руки, испещренные мелкой сеточкой морщин, непрерывно что-то делают.

То они вяжут, то, откладывая вязанье, теребят кончик старенького ситцевого платочка, накинутого на плечи, то снова берутся за спицы.

И снова возникает ощущение, что живут эти, настоящие бабушкины, руки какой-то особенной своей тайной жизнью. Тайной даже от своей доброй хозяйки.

-А где вы выросли, Ольга Даниловна? – задаю свой дежурный почти для всех интервью вопрос. Ожидаю услышать все, кроме того, что слышу.

-А в лесу выросла, — оживляется моя собеседница. – В дедовой избушке. Ну, как хутор, навроде. Жили на берегу большого озера. Красный окунь называется. В этом же районе. Там сейчас заповедник или заказник какой. Места уж больно хорошие, не топтаные и чистые. Избушка стояла на высоком берегу.

Это, чтобы к Господу нашему, как дедушко говаривал, поближе быть. В общем, выросла в лесу, у озера… Да у двух речушек маленьких. Названия-то, какие! Явроньга и Кирчема. Изб, таких как наша, в двадцатых-тридцатых годах-то там много было. И везде люди жили. Где хорошие, где злые. Но с дедом моим все дружили.

Колдун он был.

(Ольга Даниловна так вдруг увлеклась воспоминаниями, что я даже не могу позволить себе задать вопрос о ее родителях.)

-Помню в избушке Пронина, была такая… Да она и сейчас по-моему есть или сгорела уж… В этой избушке поселились два каких-то темных мужика. Темных не в смысле волосами или наружностью, а просто дедушка мне сразу сказал, как только они у Красного окуня объявились, что души у мужиков этих темные.

Мне строго-строго тогда наказал, уж, сколько лет прошло, а все ведь помню, чтобы я от избушки далеко не отходила. Так вот эти двое, и недели не прошло, как во второй раз объявились. Чью-то чужую лодку в кустах спрятали. И одежда на них уже другая была.

А потом дед мне сказал, что на реке Суре два мужика недавно пропали. Рыбаки местные.

Дед у меня и так строгий был, а тут еще стал пуще прежнего.

Мрачный ходил дня четыре. Меня все время ругал. Потом собрал меня и отвез к свой сестре в Пачиху, а сам вернулся. А еще через неделю эти двое, как дед и подозревал, они рыбаков-то убили, сами пришли сдаваться. Их в этой Пачихе милиционеры и нашли.

Когда в катер сельсоветовский сажали, я видела. И лиц их никогда не забуду. Хыбалить (хвастаться – Прим. Авт.) не буду. Лица такие у них стали гладкие как колено, вон, как у Алки Пугачевой.

А, когда дед за мной приехал, то всю ночь на старую сестрину икону молился.

Это уж я потом только узнала, что это он грех как бы отмаливал. Порчу, он и водянку на тех двоих убивцев навел. Потом-то я все узнала.

-А вы сами порчу на кого-нибудь наводили? – вставляю прямо-таки ставший неотложным вопрос. Бабушка хитро так улыбается. Как бы сама себе и чему-то такому, что, уж понятно, не для меня пигалицы городской. И… ничего не отвечает.

-Я только хорошие заговоры наговаривала, — продолжает вдруг она, после того, как ее живые руки дважды бросили спицы и взялись за кончик платка. – Вот мужа себе по молодости хорошего выговорила. Потом, как дед приказывал, отмолилась от греха такого. Но его я ни у кого не отбивала. Это точно. Никому плохого не делала.

Правда, несколько раз помогала женщинам своих возвращать. Не сама, правда, а наговорам из обучила. Не знаю, как уж там у всех получилось, но та, что ко мне из города приезжала, ну в точь-точь как ты, — бабушка смотрит на меня, и я вижу, я точно вижу, как ее какие глаза вдруг вспыхивают где-то там внутри рыжим огоньком.

-Так вот ей помогло, — Ольга Даниловна опускает глаза и у меня, вы не поверите, озноб от этого по спине. – Приехала с благодарностями. Я с нее тогда клятву и взяла. Я со всех, кому помогаю вот так, беру клятву. Во-первых: заговор говорить только один раз. Во-вторых: отмаливаться от него потом и обязательно перед иконкой и с ней один на один.

Простыми человеческими словами отмаливаться. Это чтобы та сила, с которой вы в сговор вступаете, не могла остаться рядом и овладеть тобой. В-третьих: заговор вторыми руками не передается. Только от ведуньи его можно получить и тогда он имеет силу. А еще дед, это уже перед смертью, просил, мол, ты уж Алена людям в хороших просьбах их не отказывай, а и денег у них за помощь не бери.

Можно только свечами церковными.

-А что будет, если кто-то заговор не попросил, вот у вас например, а воспользовался просто из с чьих-то слов? – Задала вопрос и ожидаю страшного ответа, ну типа, все умрут…

— А ничего, миленькая (и опять этот чудный смех) не произойдет. Не имеет он силы. Я скажу даже так. Вот, сидим мы с тобой и еще кто-то. Ты у меня просишь, к примеру, заговор «оберег на мужа» называется…

-Нет у меня мужа, — быстро, слишком быстро говорю и почему-то смущаюсь. Бабушка не смущается.

-Ну, нет так нет, — снова улыбается. – Тогда заговор, «чтобы собака не сбегала» ты просишь… (Уже молчу, хотя и собаки нет. Впрочем, что муж, что собака… )

-А та, что рядом слушает твой заговор, — продолжает Даниловна, — и потом наговаривает его. Но, зря все это. Его я тебе только дала. А, вместе с ним и силу, чтобы он делал свое дело.

Впервые слышу о какой-то силе. Есть она, вообще, или все это ерунда. Все эти наговоры или ворожба. И вообще, вся эта черная магия, в существование которой весь просвещенный мир не верит, но… жутко боится.

Одни доктора, например, говорят, что это все психика наша.

А другие, мол, чушь собачья…  Может быть… но почему тогда вся эта черная магия не осталась там в черных глубинах веков с тогдашними суевериями и безбожием?

-А можно, Ольга Даниловна, я попрошу для меня что-нибудь? – Пытаюсь приблизить все к каким-то реалиям. Почему? Наверное, потому, что не верю. – Вот у меня на пальце бородавка. Уже полтора года. Небольшая, но, все-таки… Что нужно для этого?

-Есть три средства, — бабушка отвечает быстро, как будто ждала этого моего дурацкого вопроса. Заговор «соломенный», заговор «с жабой» и заговор «яблочный». (Отгадайте, какой я выбрала.)

-Нужно взять зеленое яблоко и разрезать на две равные части. Одной половинкой до появления сока потереть бородавку и закопать где-нибудь в землю. Другую половинку – съесть. И главное. Все это нужно сделать на старый месяц. Когда закопанная половика сгниет, бородавка исчезнет.

-А можно, чтобы этот заговор имел силу для все, а не только для меня одной? – Опять я со своими дурацкими вопросами…

-Почему нельзя, — улыбается Даниловна. – Хорошо, что спросила. Вреда, во всяком случае, никакого не будет, а яблок может стать меньше.

Я понимаю, что эта милая бабушка шутит. Однако, со слов соседей, которые уже четверть века живут в соседнем доме, я знаю другое. Шутки Ольги Даниловны могут сразу же кончиться, если ей что-то не понравится.

-Рассказывают про вас какие-то совершенно невероятные вещи, — отваживаюсь-таки на обострение нашей, особенно после чая с душицей, душевной беседы. – Говорят, что у вас в поселке местные никогда ничего не воруют. Мол, это вы отучили.

-Народ у нас такой, — отвечает Ольга Даниловна и снова улыбается. Но, на этот раз, ее улыбка вполне обычная. – Народ у нас хороший он воровать не должен. Тем более, у соседа у родственника почти. Мы ведь все здесь на Севере родственники. Нам иначе нельзя.

Понимаю, что ничего «такого» не дождусь. Но соседи утверждали, что любой похищенный в поселке предмет, при помощи Ольги Даниловны можно найти в два счета. И тогда позор — ворюге. Все это знают. А, потому ли не воруют или не потому, это дело другое.

И мне хочется верить, что ответ на этот вопрос знает только одна Даниловна. Стоит заметить, что, кроме меня, так же верят и все ее соседи. И есть почему. Одной семье она подарила заговор для… приручения петуха. (Не знала, что есть такие) Это, чтобы Петя не бегал по соседским дворам.

Теперь не бегает. Почти у всех ее соседей те же свиньи прибывают в весе почти в два раза быстрее, чем у других. Оказывается, есть заговор, вы не поверите, на «пустую свинью». Но самым чудесным случаем из практики Ольги Даниловны со мной поделилась семья из Карпогор.

Собственно, от них-то «МК в Архангельске» и узнал о бабушке-колдунье.

В прошлом году Ольга Даниловна, по мнению этих жителей Карпогор, смогла помочь мальчику, перенесшему цереброспинальный менингит. Мальчик не мог ходить. Но и это еще не все.

На момент своего излечения больной малыш уже два года находился под наблюдением врачей, которые уже сообщили родителям неутешительный диагноз. Мол, ходить их ребенок пока не сможет. Это «пока» длилось год. Сама Ольга Даниловна про этот случай из своей практики предпочитает не вспоминать.

Как она сказала, чем меньше людей посвящено в тайну того или иного заговора или исцеления, тем последствия лучше. Удалось только узнать, что заговор, который, поднял ребенка на ноги, был прочитан бабушкой-колдуньей родным мальчика в Рязани по …сотовому телефону.

Все там делали сами родные, а точнее, мать мальчика. При этом, я это особо отмечу, родители ребенка ни разу не прекращали предписанные врачами процедуры, которые до этого они проделывали почти год.

Кстати, помните того самого мужа, которого наша северная ведунья «по молодости выговорила»? Так он у нее, не смотря на возраст в 82 года, вполне жив и здоров. За это время, как сам признался, ни разу налево не хаживал.

И не потому, что случая не было, а потому, что жену свою без памяти любил и …боялся. И сейчас боится. Они, кстати, никогда не ругаются. Только, молодыми цапались по мелочи.

Так у мужа после каждого такого случая голова по два-три дня потом болела.

-А вы можете помогать не только своим соседям и их знакомым, а вообще… Расширить, так сказать, круг общения?  — Этот вопрос, признаюсь, задала исключительно по просьбе руководства, впрочем, на положительный ответ не надеясь. – Например, через наш еженедельник «МК в Архангельске». Вдруг еще кому-нибудь из наших земляков поможете. Совет там дать, или заговор… А то, ведь, к нам по всяким случаям обращаются.

-Почему бы и нет, — услышала я в ответ. – Только, чтобы не беспокоили меня лишние. Старые мы уже гостей-то принимать. А, насчет, помощи… Можно ведь и по письму.

Кстати, совсем забыла. Бородавка у меня с мизинца исчезла почти через неделю после командировки. Яблоко-то я в Карпогорах еще закопала.

Статья прочитана 1022 раз(a).

Рубрика «Новости»:

Почти утопленный дрон, слежка за тюленем и встреча с медведемКак снимали презентационный фильм об Онежском Поморье Фильм, Съемки, Онежское ПоморьеИнформационный портал АрхСвободаRussian public site  ApxSvoboda Наш Telegram-канал: http://t.me/arhsvoboda Архангельск, Котлас, Мирный, Новодвинск, Северодвинск, …

Рейсы в КотласДва раза в неделю Котлас, билеты, АэропортИнформационный портал АрхСвободаRussian public site  ApxSvoboda Наш Telegram-канал: http://t.me/arhsvoboda Архангельск, Котлас, Мирный, Новодвинск, Северодвинск, Нарьян-МарС 13 января 2020 года рейсы в Котлас, выполняемые 2-м Архангельским объединенным авиаотрядом, …

НовостиПрокурорская проверка Криминал, Коррупция, Право, ЛесИнформационный портал АрхСвободаRussian public site  ApxSvobodaНаш Telegram-канал: http://t.me/arhsvobodaАрхангельск, Котлас, Мирный, Новодвинск, Северодвинск, Нарьян-МарПрокуратурой Северодвинска совместно с ОМВД России по г.Северодвинску и службой …

В 2019 приобрели 47 квартир для сиротА для детей чиновников сколько приобрели?)  Архангельск, Сироты, ЖильеИнформационный портал АрхСвободаRussian public site  ApxSvoboda Наш Telegram-канал: http://t.me/arhsvoboda Архангельск, Котлас, Мирный, Новодвинск, Северодвинск, Нарьян-МарВ канун Нового года еще две сироты …

Назначал сам В.В. Путин55-летний Александр Прядко назначен начальником управления МВД по Архангельской области Архангельск, МВДИнформационный портал АрхСвободаRussian public site  ApxSvoboda Наш Telegram-канал: http://t.me/arhsvoboda Архангельск, Котлас, Мирный, Новодвинск, Северодвинск, Нарьян-Мар …

Но все это планы.. В 2020 году Архангельская область побьет рекорд десятилетия по строительству школ Школы, Дети, Архангельск, ОбразованиеИнформационный портал АрхСвободаRussian public site  ApxSvoboda Наш Telegram-канал: http://t.me/arhsvoboda Архангельск, Котлас, Мирный, Новодвинск, Северодвинск, Нарьян-МарПять …

Добро рядомПомощь детям —  это позыв души Добро, Дети, АэропортИнформационный портал АрхСвободаRussian public site  ApxSvoboda Наш Telegram-канал: http://t.me/arhsvoboda Архангельск, Котлас, Мирный, Новодвинск, Северодвинск, Нарьян-МарВ сентябре этого года дети из коррекционного центра «Азимут» посетили …

Орлов приехал на вручениеА участие в строительстве принимал?  Северодвинск, Общество, НовосельеИнформационный портал АрхСвободаRussian public site  ApxSvoboda Наш Telegram-канал: http://t.me/arhsvoboda Архангельск, Котлас, Мирный, Новодвинск, Северодвинск, Нарьян-МарСоциальный дом на 66 квартир ввели в эксплуатации. …

Скандалы, Инсайд, Криминал, ПолитикаИ другие Новости АрктикиИнформационный портал АрхСвободаRussian public site  ApxSvobodaГлавный Архангельский Telegram-канал: http://t.me/arhsvoboda Архангельск, Москва, Санкт-Петербург, Северодвинск, Новодвинск, Котлас, Коряжма, Нарьян-МарКого и от кого собираются охранять …

Скандалы, Инсайд, Криминал, ПолитикаИ другие Новости АрктикиИнформационный портал АрхСвободаRussian public site  ApxSvobodaГлавный Архангельский Telegram-канал: http://t.me/arhsvoboda Архангельск, Москва, Санкт-Петербург, Северодвинск, Новодвинск, Котлас, Коряжма, Нарьян-МарТолько что сообщили, что тариф …

Источник: http://arhsvoboda.ru/?p=31411

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.