Советский гастроном

История

Советский гастроном

7 октября 1804 года, 155 лет тому назад, родился Григорий Петрович Елисеев, основатель торгового дома «Братья Елисеевы».

В 1815-м «экономический крестьянин» Петр Елисеев открыл в Петербурге винную лавку, к началу ХХ века через фирму Елисеевых в Россию доставлялось без малого 30 процентов импортных вин, 15 процентов сыра и 14 оливкового масла.

С 1896 года семейным делом управлял его внук, Григорий Григорьевич Елисеев. Он был очень богат.

Елисеев занимался духами, автомобилями, банковским делом, варил пиво, разводил породистых лошадей, инвестировал в химические заводы, но главными в его бизнесе по-прежнему оставались продукты и вино.

В Петербурге ему принадлежали кондитерская фабрика, пять продуктовых магазинов, две лавки и винные погреба — Григорий Григорьевич не изменял семейной традиции. В жизни ему везло, он стал потомственным дворянином, действительным статским советником. После самоубийства первой жены взял в жены женщину на двадцать лет моложе себя.

В революцию перебрался в Крым, в 1920 году эмигрировал и счастливо жил в Париже на дореволюционные банковские вклады. Денег хватило и на образование детям, и на отличное имение во Франции. Нам Григорий Григорьевич интересен тем, что в 1901-м в Москве, на углу Тверской и Козицкого переулка, он открыл продуктовый магазин, называющийся Елисеевским.

В 1903-м роскошный елисеевский продуктовый появился и в Петербурге, но это совсем другая история.

Храм еды

Дом, который Елисеев приобрел для своего магазина, выглядел иначе, чем сейчас. Теперь он считается одной из московских достопримечательностей, но в 1901-м впору было звать не существовавший еще «Архнадзор».

Особняк госпожи Козицкой построил гениальный Матвей Казаков, великолепное классицистское здание с шестиколонным портиком считалось украшением второй столицы. В доме были великолепные интерьеры — и все это уничтожили две реконструкции. В 1870 году дом перестроили под квартиры, а затем под магазин.

О том, как он открывался, писал Гиляровский. В советские времена, с их гастрономической бедностью и культом еды, его текст читался словно фантастическая повесть, да и сейчас он кажется чем-то невероятным: «…Наискось широкого стола розовели и янтарились белорыбьи и осетровые балыки.

Чернелась в серебряных ведрах, в кольце прозрачного льда, стерляжья мелкая икра, высилась над краями горкой темная осетровая и крупная, зернышко к зернышку, белужья.

Ароматная паюсная, мартовская, с Сальянских промыслов, пухла на серебряных блюдах; далее сухая мешочная — тонким ножом пополам каждая икринка режется — высилась, сохраняя форму мешков, а лучшая в мире паюсная икра с особым землистым ароматом, ачуевская — кучугур, стояла огромными глыбами на блюдах…»

В Исторической библиотеке открылась выставка, посвященная журналу «Родина»

В магазине работали собственные производства, коптились колбасы, разливались вина, выпекались пирожные, варился мармелад. Ассортимент здесь был широчайший, вплоть до трюфелей и анчоусов, цены были высокими, покупатели богатыми.

Бедно одетые люди стеснялись заходить в огромные, с лепными украшениями и позолотой залы магазина, постоянная публика приезжала сюда в автомобилях и каретах. Григорий Елисеев сам следил за выкладкой продуктов. Начавшие портиться фрукты немедленно убирали.

Из соображений престижа их не выбрасывали — все съедал персонал.

Воровство в хозяйстве Григория Григорьевича исключалось.

Автор этой статьи происходит из старого рода московских купцов: работавшая неподалеку от Елисеевского магазина Филипповская булочная принадлежала близкому родственнику одного из моих прадедов, такому же булочнику, купцу 1-й гильдии.

Во второй ветви семьи были мясники. Дед, до революции владевший лавкой в Охотном Ряду, после нее заведовал советским продуктовым магазином. Он знал о торговле все, украсть у него было невозможно.

Начавшие портиться фрукты тут же убирали. Но из соображений престижа их не выбрасывали — все съедал персонал

А в бывшем Елисеевском магазине воровство стало важной, порой прерывающейся, но никогда не заканчивающейся традицией. Закрытый в 1917 году, вновь открытый в 1921-м, во время НЭПа, и названный «Гастрономом N 1», магазин стал лицом советской торговли — и по оснащению, и по ассортименту.

В голодные 30-е годы здесь свободно продавались ананасы (цены, правда, были заоблачными). В позднее брежневское время сюда приходили за дефицитнейшими бужениной и ветчиной. При СССР, когда продукты были валютой, в продмагах вечно воровали, методы теперь могут показаться детскими.

Из каждой бутылки вина содержимое понемногу вытягивали медицинским шприцем, а взамен добавляли чай. Часть сахара отсыпали, и в помещение вносили ведра с водой, чтобы оставшееся отсырело и набрало вес. Но в бывшем Елисеевском, с его изобилием редких продуктов, размениваться на такие мелочи было бы странно.

В летопись этого магазина вписаны истории жизни и смерти подпольных советских миллионеров, не отказывавших себе ни в чем и ходивших по краю пропасти.

Директора магазинов и 490 сексотов

Из семейных историй: дед рассказывал отцу, что в 30-е годы на заведующего магазином могли возбудить уголовное дело за то, что у него нашли двух кур. Откуда бы такое у советского человека? Курица — роскошь.

А отец рассказывал, как перед войной дед приезжал с работы, привозил немного продуктов, и на все у него были товарные чеки.

Он был осторожен, хоть и не знал, что в августе 1940-го в торговой сети Москвы работало 490 осведомителей экономического отдела московского УНКВД и почти столько же милицейских сексотов. Деньги в торговле делались на пересортице, обвешивании, активировании убытков.

Агентурные разработки назывались «Земляки», «Гробы», «Недобитые», «Неугомонные», в сводках НКВД фиксировалось, к примеру, что директор магазина N 32 купил загородный особняк. Кроме этого ему принадлежали машина, два мотоцикла и личная асфальтовая дорога.

В составленном НКВД списке московских богачей был и директор Гастронома N 1, коммунист и член Моссовета. Его подвели покупка особняка в Малаховке, скупка драгоценностей и обильные застолья в ресторанах. Все это происходило на фоне массовой бедности, когда людям было нечего надеть и мясо считалось роскошью, а пирожное было чем-то сказочным.

В голодные 30-е здесь свободно продавались ананасы, в поздние брежневские времена сюда приходили за дефицитнейшими бужениной и ветчиной

В 50-е был осужден заведующий коммерческим отделом Гастронома N 1 Ушаков, наживший на обмане покупателей непредставимые в те годы 700 тысяч рублей.

Но все это меркнет перед делом директора магазина Соколова, или «Елисеевским делом». Оно вызвало эффект снежного кома, начались аресты во всей системе московской торговли.

На 15 тысяч человек были заведены уголовные дела, Соколов приговорен к высшей мере и расстрелян.

Как украсть миллионы

Елисеевский был местом, где элита получала свои спецзаказы. Вход был с Козицкого переулка, в небольшой комнате бросались в глаза стоящие на витрине бутылки с надписью «Спирт» — сами заказы, впрочем, были отличными. Но аппетит приходит во время еды, высокое начальство и небожители, Галина Брежнева и ее муж Юрий Чурбанов, получали другие продукты и в совсем ином количестве.

Соколов был хорошим менеджером и талантливым расхитителем. При помощи закупленного в Финляндии оборудования он снизил потери при хранении продуктов. Нормативы остались прежними, сэкономленное шло в нелегальный оборот.

Гастроном N 1 стал центром закрытого сбыта дефицита — икры, балыков, копченой колбасы, тропических фруктов. Заведующие отделами выплачивали Соколову фиксированную мзду, он передавал деньги наверх, своим многочисленным «крышам».

Основным передаточным звеном был начальник главка торговли Мосгорисполкома Трегубов, получивший 15 лет.
О чем в 1939 году писал в СССР монгольский лидер Чойбалсан

Незадолго до смерти Брежнева КГБ оборудовало служебные помещения Гастронома N 1 микрофонами и теленаблюдением, когда Генерального не стало, доказательства были налицо. Говорили, что это стало одним из этапов борьбы за власть между Андроповым и первым секретарем московского горкома Гришиным — для того все это стало ударом.

Судьба главного продуктового магазина страны так или иначе отражает и ее путь. Дело Соколова (его называли и «рыбным делом») несколько очистило московскую торговлю, но стало прелюдией к гибели советского строя. Есть вещи, которые лучше не трогать — если нет уверенности в том, что постройка стоит прочно. Вслед за вынутым из стены гнилым бревном может рухнуть весь дом.

Черви и сыр

Послесловием к судьбе Гастронома N 1 может служить перестроечная участь работавшего в бывшем Елисеевском Музея Николая Островского. Сейчас он переориентирован на интеграцию в общество людей с тяжелыми недугами, рядом с ним разместился дорогой ювелирный бутик.

А в самом начале девяностых ушлый сторож за почасовую оплату сдавал постель автора «Как закалялась сталь» проституткам. Музей служил идеологии, Гастроном N 1 олицетворял несуществующее советское изобилие.

Какие черви живут в этом сыре, знали лишь они сами, их привилегированные клиенты и НКВД с КГБ.

Источник: https://rg.ru/2019/10/02/reg-cfo/istoriia-eliseevskogo-magazina-stala-otrazheniem-istorii-rossii.html

Советский гастроном: как это было

Советский гастроном

  Советский гастроном! Когда-то это звучало гордо. Массивные сталинские дома из кирпича с гранитной облицовкой, с колоннами, арками, эркерами, башенками и лепниной уже сами по себе поражали воображение, а размещенный по длине всего первого этажа продуктовый магазин – тот самый гастроном – автоматически казался средоточием изобилия.

     ***
Нижний Тагил. 1950-е гг.

  Приятно было сойти на трамвайной остановке и неспешно пройтись по весенней улице — вдоль тоненьких юных деревьев и ряда прекрасных домов, с любопытством заглядывая в высокие окна гастронома, еще из трамвая завидев его наклонные светлые буквы на вывеске. Этот светлый наклон словно обещал  удовольствие от посещения, а строгая коричневая плашка, на которой и размещали надпись, словно призывала к культуре питания ))

     ***

  Впрочем, вывески имели некоторые варианты. Например. Горизонтальные светлые буквы без плашки. Горизонтальные темные буквы без плашки. Вертикальные светлые и темные буквы на плашке и без. И даже одновременно оба расположения – горизонтальное и вертикальное – во всем остальном вполне одинаковой вывески.
     Был и вот такой вариант, когда каждая буковка имела свой личный кружочек )) А то и квадратик, что тоже хорошо ))Пермь. 1955 г.

     ***

  Если окна магазина были простой прямой формы, на них нередко крепили тенты («маркизы») – это была простая механическая защита торгового зала от излишней солнечной активности. Если же окна имели иную форму, то ни о каких тентах и речи быть не могло!

Москва, конец 1930-х гг.     ***

  Вот как раз у этого гастронома такие фигурные окна – если не ошибаюсь, это венецианское окно. И никаких тентов. Впрочем, эту красоту надежно выручали шторы – легкие, обязательно белые и в сборочку по типу французского занавеса.

Пермь, ул. Карла Маркса (ул. Сибирская). 1950-е гг.

       ***

  Мое первое знакомство с гастрономом состоялось в конце 1960-х. Тот гастроном был очень похож на магазин, изображенный на этой фотографии.

     Я была ребенком лет восьми, но я до сих помню, как меня поразили отделы этого продуктового гиганта тех лет – каждый отдел имел свою площадь, и в каждом из них была своя касса. Из отдела в отдел – а они располагались анфиладой – можно было попасть через внутреннюю арку.

При этом, чтобы выйти из гастронома, было вовсе необязательно возвращаться назад – как правило, такие  магазины имели два входа (и, соответственно, два выхода).

  Стены в том гастрономе были сплошь выложены кафелем – просто белой плиткой, и все. Названия отделов были выписаны краской. Собственно, это был простой большой магазин в Карачарове. Удобный магазин, в котором можно было купить все что нужно, не теряя времени на походы по специализированным торговым точкам.

     Конечно, размещались гастрономы не только в  домах с арками, эркерами и колоннами. Им отводили место и просто в наиболее крупных жилых домах или в более-менее подходящих домах в центре города.

     Вот замечательная фотография, как раз иллюстрирующая сказанное.

Направо – частный сектор, налево – малоэтажное строительство, и наверняка первый этаж каждого дома отдан либо под торговую точку – гастроном, универмаг, аптеку – либо там расположена почта.

Кизел, улица Советская. 1965 г.

  Типовые на тот момент четырехэтажные жилые дома не представляли из себя вершину архитектурной мысли, но все равно украшали себя как могли )) Вы только гляньте на эти провинциальные венецианские окошки – замечательно!     ***

     А от этого домика просто невозможно оторвать глаз.

Мало того что он и сам по себе настолько замысловат, что похож на пирожное )) так еще и на вывеску оказался хитер: трех плашек домику показалось мало, и он дополнительно водрузил на крыше (прямо над средней вывеской) удивительный тоненький брусочек с меленькой вертикальной надписью «гастроном» по всем четырем сторонам )))
Ногинск. Гастроном на улице Третьего Интернационала. 1956 г.

  Французские шторы приветливо подняты. Широкие окна манят взгляд.

И похоже, что этот гастроном пользуется большой популярностью у больших людей – недаром возле него припаркованы сразу два автомобиля!     ***     Вот еще одна прекрасная фотография – как удивительно запечатлен на ней срез времени! Этот дом не похож на жилой, скорее это какое-то административное здание.  В городе праздник.

А может быть, какие-нибудь  выборы. То ли поздняя осень, то ли ранняя весна. За чудесным деревянным заборчиком снег.     Это одна из центральных улиц города – на еще деревянном столбе линии электропередачи прикручен громкоговоритель, из которого по случаю праздника весь день звучат песни советских композиторов.

     Здание украшено флагами, лозунгами и портретами Ленина, Маркса и Энгельса – эти портреты укреплены прямо на окнах второго этажа. На левой стороне здания тоже портреты, только помельче и уже в проемах между окон – возможно, это портреты местных руководителей.

Николаевск-на-Амуре. 1960 г.

  Ну и, конечно же, в этом доме просто не могло не быть гастронома! И он, разумеется, там есть – видите, справа широко распахнутая дверь? Это и есть гастроном. О чем свидетельствует и вывеска над входом, причем выполнена эта вывеска в форме подковы.

      В окнах магазина консервные горки, а на прилавках по случаю праздника наверняка появился дефицит )))     ***

     Размещались гастрономы и вот в таких зданиях постройки 1920-х годов, когда в моде был рационализм и конструктивизм, а проще говоря, аскетичность внешних форм, когда на первый план выдвигалась функциональность.

Такие постройки внешне скорее отпугивали покупателей, поскольку больше походили на какой-нибудь завод, а вовсе не на продуктовый магазин.

1939 год. Мурманск

  ***
     Две фотографии одного и того же гастронома с разницей в 21 год. На первой фотографии окна завешены изнутри все тем же французским вариантом, на второй – установлены тенты. Изменилась и вывеска: две вертикальные плашки исчезли, но появилась горизонтальная надпись, а вот шрифт остался прежним.

Первый гастроном города Сталино. 1939 год

  Автопарк страны за эти годы также поменял свои формы. Изменилась и форма постового милиционера. Уличное освещение приобрело современный на тот момент дизайн. Летнюю жару помогает перенести тележка то ли с мороженым, то ли с газированной водой, расположившаяся по левому фасаду.

Гастроном «Москва». Город Сталино. 1962 год

  ***
     И все-таки – при все разнообразии зданий тех лет – советские гастрономы запомнились нам прежде всего вот по таким сталинским домам, которые возводились в каждом крупном городе, с непременном присутствием на центральных улицах и площадях:

Подольск. 1960-е гг.

  Гастрономы часто приобретали себе второе имя. Например, я помню из детства, как бабушка говорила: «Я пошла в симиташку». И все в нашем дворе говорили – симиташка.

Что это за симиташка такая была, я долго не могла понять, пока случайно не выяснила, что это был тогда еще редкий в том районе строительный гость – сталинская семиэтажка (симиташка), где весь первый этаж был отдан под гастроном.

Однако называть эту симиташку гастрономом никому и в голову не приходило.

     Какими же были изнутри эти величественные красавцы гастрономы?

. ?

|

visualhistoryСреди многочисленных рейтингов ООН одним из наиболее интересных является статистика стран по числу заключенных на 100.000 человек населения. При всех нюансах, это простой и надёжный показатель степени репрессивности уголовной политики.В целом по миру в настоящее время выглядит так:
Крупнее

На сайте Международного центра изучения тюрем можно посмотреть самую свежую статистику по 223 странам и зависимым территориям.

На первом месте — традиционно США с 716 заключенными на 100 тыс. населения.Россия, которая ещё недавно «наступала на пятки» по этому показателю американцам, теперь на 8-м месте (497 на 100 тыс.). Правда, и сколько-нибудь значительных стран её опережает только Куба (510). Беларусь — на 24-м (335), Украина на 33-м месте (302), Эстония — на 52-м (245), Италия — на 141-м (108), Франция — на 146-м(102), Финляндия — на 189-м (45), Нигерия — на 213-м (32), Индия — на 215-м (30).Список замыкает Сан-Марино (6).Как видим, относительное количество заключенных не зависит от уровня экономического и политического развития страны.

На том же сайте можно посмотреть и абсолютные числа заключенных по странам.

Вот первые 15 мест:

США 2,239,751

КНР 1,640,000Россия 686,200Бразилия 548,003Индия 372,296Таиланд 273,013Мексика 242,754Иран 217,000ЮАР 153,000Индонезия 144,332Украина 136,223Турция 132,228Вьетнам 130,180Колумбия 117,863Эфиопия 112,361

Источник: https://visualhistory.livejournal.com/320513.html

Гастроном

Советский гастроном

     Гастроном — название специализированных магазинов, торгующий гастрономическими (и вообще продовольственными) товарами широкого ассортимента.

     В 20-е годы Гастрономов в СССР не было и не могло ещё быть. Торговля осуществлялась магазинами по старой схеме продажи товаров, установившейся ещё до революции.

 Однако, рост числа покупателей в городах заставил обратиться к вопросу об увеличении площадей под реализуемые товары и увеличения ассортимента. Соответственно, могла увеличиваться и стоимость создания магазинов. И естественно, организация крупного магазина, решала этот вопрос, уменьшая затраты.

Также было, например, и с созданием универмагов, когда крупные магазины оказались удобнее сети мелких, да и после того как в 1930 году в Северной Америке, трудами Майкла Каллэна, появился первый Супермаркет, а СССР внимательно наблюдал и перенимал новинки САСШ (Северо-Американские Соединённые Штаты), и обратил внимание на собственные ГУМ, ЦУМ и т.д., правда, созданные на базах ранее существовавших с дореволюционных времён больших магазинов.

     Итак, постепенно и слово «гастроном» вошло в лексикон советских людей отдельным, привычным термином.

Гастроном (Елисеевский) в Москве

     Для начала выбор не мог не пасть на московский Елисеевский магазин, т.к. он и расположен на виду и обладал достаточными площадями и штатом специалистов. Он и стал «Гастроном №1». Далее внимание было обращено на магазин Торгсина на Смоленской площади, 54/2 (Универмаг №100), который был переименован в «Гастроном №2».

Окончание строительства гостиницы «Москва» (Охотнорядская площадь) подарило городу ещё один гастроном — №3. Мощная редакция «Правда» (улица «Правды», 25) также получила гастроном — гастроном №5. Где гастроном №4 не вспомню, да и перед Отечественной войной его уже не было.

Но успешное функционирование привело к созданию других гастрономов: Мейерхольдовский проезд, 15 (гастроном №7), улица Чкалова, 23/25 (гастроном №9) , Новослободская улица, 14 (№10), улица Горького, корп. «Б» (№11), улица Кирова, 14 (№13), М. Кочки, 7 (№20), Русаковское шоссе, 41 (№26), Можайское шоссе, 61 (№31), улица Горького.

61 (32), Бауманская улица, 7 (№33), Восточная улица, 7 (№35). На Берсеневской набережной организован гастроном (№21) в Доме Правительства.

     После того как магазины под названием «Гастроном» впервые были открыты в Москве в 1933 году, такие же магазины были организованы в ряде крупных промышленных центров СССР.

Гастроном в Киеве

     Перед этими магазинами были поставлены следующие задачи: воздействовать на промышленность в целях производства большего количества высококачественных товаров; организовать лучшее обслуживание покупателей; повысить культуру торговли, применив новые методы и приёмы работы, которые можно бы было широко использовать во всей торговой системе; способствовать созданию широкого устойчивого ассортимента товаров; обеспечить рентабельность работы каждого торгового предприятия; организовать торговую рекламу и т.д.

     К концу 1958 года только на территории РСФСР действовало 568 магазинов «Гастроном», расположенных в 193 городах и объединённых Главным управлением гастрономических и бакалейных магазинов «Главгастроном» Министерства торговли РСФСР. В большинстве других союзных республик такие же магазины «Гастроном» объединялись конторами, подчинёнными непосредственно министерствам торговли союзных республик.

Гастроном (Елисеевский) в Ленинграде

     В зависимости от ассортимента магазины «Гастроном» разделялись на следующие типы:

1. Гастрономические магазины, торгующие преимущественно гастрономическими товарами в широком ассортименте и являвшиеся основным видом магазина «Гастроном»;

2. продовольственные магазины смешанного ассортимента, торгующие продовольственными и бакалейными товарами;

3. продовольственные магазины без бакалейных и мясо-рыбных отделов;. Кроме того, Главгастроном открывал специализированные магазины по продаже винно-водочных изделий и фруктов, специализированные магазины по продаже молочных продуктов, мяса и рыбы, а также магазины, действовавшие по принципу самообслуживания (без продавцов).

Гастроном и бакалея в Орджоникидзе (Автор фотографии Jacques Dupâquier)

     Гастрономические товары, гастрономия – наименование большой группы пищевых товаров высокого качества, пригодных к непосредственному употреблению.

Гастрономия происходит от греческих слов «гастер» — желудок и «номос» — закон и означает понимание тонкостей кулинарного искусства.

К гастрономии относятся продукты мясной, рыбной и консервной промышленности, а также винно-водочные изделия.

Нагрудные знаки сотрудников «Гастроном»

     Работники гастрономов обеспечивались нагрудными знаками. На сегодняшний день удалось установить четыре разновидности этих миниатюр, различающихся цветом заливки цифр (первый и третий), контррельефом на реверсе (второй) и изменённым наименованием наркомата (четвёртый).

, дополнения и вопросы на форуме

Источник: http://www.mintorgmuseum.ru/vocabulary/334/

6 старых магазинов Москвы: Часть 2

Советский гастроном

The Village выбрал шесть старейших магазинов Москвы и выяснил, какие из них работают до сих пор, что в них продаётся сегодня, а также поинтересовался судьбой мест, закрытых на ремонт.

Трёхэтажный жилой дом, в котором до сих пор находится магазин чая, был построен архитектором Романом Клейном в 1893 году по заказу основателя чайной компании «Перлов и сыновья» Сергея Перлова. Торговля велась и ведётся сегодня на первом этаже дома, хотя экстерьер был менее экзотичным: Клейн создал здание в стиле позднего Ренессанса.

Нынешний облик «китайской шкатулки», как прозвали Чайный дом москвичи, здание приобрело тремя годами позже. Стилизацию затеяли к коронации Николая II, на которую должен был приехать посол Китайской империи Ли Хун-Чжан. Перлов мечтал заключить с ним выгодное соглашение о поставках чая.

Оформление поручили другому известному архитектору того времени, Карлу Гиппиусу. Так появилась многоярусная пагода, черепичные крыши и драконы. С улицы Чайный дом украшали колокольчики — символ съестных лавок в Китае.

Дегустация проходила прямо в зале: посетители сидели на шёлковых пуфах, а приказчики подносили чай в деревянных и фарфоровых ёмкостях.

В советские времена магазин по статусу приравнивали к «Елисеевскому». Само здание считалось историческим памятником и находилось под охраной государства. Магазин на Мясницкой — пример бережного отношения к фамильным ценностям, он никогда не менял своего предназначения, а его внешний вид сегодня копирует здание 1896 года.

Когда дом обветшал, фасад осыпался, а перекрытия прогнили, внучка основателя Чайного дома Жанна Киртбая создала ЗАО «Перловы и Ко», выкупила право аренды и отреставрировала здание за 4 млн долларов. Капитальный ремонт и реставрация прошли без изменения исторического облика здания.

Единственное упущение в современном «Чай-Кофе» — неприветливые продавщицы, оставшиеся с советских времён.

Гастроном № 40

Здание общества «Динамо» возвели в 1932 году как клубный дом сотрудников НКВД. Это первая московская работа ленинградского архитектора Ивана Фомина, который также построил дом Народного комиссариата путей и сообщений у Красных ворот.

В местный гастроном на первом этаже приезжали даже из других районов, потому что такой богатый ассортимент предлагали в Москве только в «Елисеевском».

В «40-м» продавались известные на всю столицу «пирожки с мясом и яйцом», здесь появились первые в городе молочные коктейли и установили кафе-автомат.

С 1994 года по настоящее время помещение гастронома занимает супермаркет «Седьмой континент».

 Во время ремонта новые владельцы сохранили исторический облик советского магазина: не тронули гранитный пол и стены, благодаря которым внутреннее пространство напоминает ещё одну знаменитую работу Фомина — станцию метро «Красные ворота», бережно отреставрировали лепнину на потолке, оставили грандиозные люстры и советские звёзды в названиях отделов на стенах. А вот ассортимент современного супермаркета мало чем отличается от других точек сети.

«БУКИНИСТ» НА ОСТОЖЕНКЕ

«Букинист» на «Парке культуры» работает более 30 лет. Сами продавцы не помнят, что было здесь до магазина.

Известно лишь, что в царское время здесь располагался флигель Катковского (императорского) лицея, который находился по соседству, на Остоженке, 53/2.

Сегодня в здании лицея находится Дипломатическая академия Министерства иностранных дел России. В советскую эпоху флигель служил сначала подсобкой для трамвайного депо, а затем магазином канцтоваров. 

Сегодня среди покосившихся деревянных полок можно встретить как охотников за ценными экземплярами по 50 тысяч рублей, так и студентов в поисках дешёвого учебника. Оригинальные книги гуманитарных направлений на русском языке, выпущенные до 1940 года, — главная специализация магазина.

Продавцы утверждают, что книги XIX века здесь могут стоить 300 рублей, если тираж издания был довольно большим, а редкую книгу начала XX века резонно оценят в 20 тысяч. Иногда на полках «Букиниста» можно встретить своего рода ценность комиссионного бизнеса — сохранившиеся детские книги.

«ДОМ ФАРФОРА» НА МЯСНИЦКОЙ

«Дом Фарфора» существовал на углу Мясницкой улицы и Большого Златоустинского переулка с 1903 года, правда, тогда магазин принадлежал товариществу производителей фарфоровых и фаянсовых изделий Матвея Кузнецова.

Хозяина называли «фарфоровым королём» Российской империи: Кузнецов владел лучшими заводами в Дулево, Вербилках, Новгороде, Гжели и многих других городах.

Изделия этих производств до сих пор продаются на Мяcницкой, а на тыльной их стороне указана фамилия купца.

Здание для магазина строили также по заказу Кузнецова. Архитектор Шехтель спроектировал трёхэтажный дом с красивыми окнами на каждой грани фасада. Постройку украшали многочисленные картуши и крылатые маски бога торговли Меркурия. В советское время надстроили два верхних этажа.

Сегодня в «Доме фарфора» можно купить вербилковский фарфор, фигурки из гжели. Но кассу магазину делают английские, голландские, немецкие марки столовой посуды, а также продукция Императорского фарфорового завода.

Основанное императрицей Елизаветой в 1744 году, это петербургское производство на протяжении столетий поставляет парадные сервизы и интерьерный фарфор для императорских дворцов, резиденций советских руководителей и нынешних российских лидеров.

«МОЛОКО»

Продавать молоко в этом здании стали только в начале ХХ века. До этого здесь несколько столетий располагался типовой жилой дом. Кто именно его построил, теперь установить невозможно: строение неоднократно ломали и возводили вновь. В конце XIX века в дом въехала семья Толстых.

Супруга классика Софья Андреевна в дневнике написала: «Вся жизнь шла хорошо, я всё любила в Москве, даже нашу Дмитровку и нашу душную гостино-спальню и кабинет, где Лева лепил свою красную лошадь и где сидели, бывало, вдвоём вечера».

В гостях бывал Тютчев, потом эти комнаты снимала его дочь Анна Фёдоровна.

Молочная лавка на Большой Дмитровке появилась до революции. Магазином владел купец Чичкин, крупный молочный гигант дореволюционной России, любивший повторять: «Поэты поэтами, но ведь и бочкою масла, и головкою сыра, и бутылкою вкусного молока можно в равной степени славить свое Отечество, служить благу и расцвету родной земли».

Покупателей подкупало качество молока и кассовые аппараты как гарантия честной торговли. Чичкин одел приказчиков во всё белое, а стены облицевал кафельной плиткой цвета свежего молока.

Каждый вечер продавцы в белом выносили на улицу бидоны с оставшейся продукцией и выливали у всех на виду: купец считал, что молоко не может быть вчерашним.

В 1917 году молочный магазин перешёл к жилтовариществу № 469. Однако внутри ничего не менялось вплоть до начала нулевых: белый кафель, выцветшие витрины с картонными рисунками пакетов молока, крикливые продавщицы и очереди. В мае 2011 года памятник советской торговли закрылся на ремонт. Что планируется на его месте сегодня, неизвестно, но ходят слухи об очередном кафе. 

Универмаг «москва»

Универмаг «Москва» на Ленинском проспекте открылся в 1963 году. Советское правительство хотело не отставать от капиталистического Запада и выводило торговлю на «европейский уровень», внедряя новые механизмы в сфере услуг.

В универмаге впервые в СССР появились зал для демонстрации новых коллекций одежды, внутренняя реклама новых товаров по радио и система телевизионной справки: на этажах стояли мониторы, и, нажав на кнопку, можно было узнать о товарах, услугах и расположении отделов.

«Москва» была экспериментальным полигоном, торговые новшества в случае успеха переносили в ГУМ, ЦУМ и «Пассаж». От прочих магазинов универмаг отличали просторные залы, открытые прилавки, аккуратные доброжелательные продавцы и современные импортные кассовые аппараты.

Стены из полированного стекла пропускали свет, а с трёх сторон здание окружала витрина, которая по вечерам освещалась люминесцентными лампами.

В здании «Москвы» открыли и информационно-учебный центр подготовки нового поколения торговых работников, которым преподавали теорию обслуживания, этикет, товароведение и экономику. Здесь же располагались некоторые факультеты вечерних курсов торговых вузов: Института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова и Заочного института советской торговли.

В 2005 году совет директоров ОАО «Универмаг „Москва“» избрал новых руководителей, которые обещали инвестировать в развитие универмага, но набрали кредитов на несколько сот миллионов рублей и исчезли из страны. В 2007-м старые и новые владельцы магазина начали судиться, прошла череда рейдерских захватов.

Открытое письмо работников к президенту и митинг на площади «Москвы» ни к чему не привели — сегодня здание закрыто и обесточено. Сергей Собянин поручил прокуратуре во всём разобраться, и вскоре Гагаринский суд восстановил старого хозяина в должности генерального директора. В планах — возобновление работы универмага.

Сейчас объявлен конкурс на управление магазином. 

6 САМЫХ СТАРЫХ
МАГАЗИНОВ МОСКВЫ

Источник: https://www.the-village.ru/village/service-shopping/shops/107615-starye-magaziny-moskvy-chast-2

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.