Такое ли это благо: быть единственным ребенком в семье?

Содержание

10 бонусов, которые жизнь дает тем, у кого нет братьев и сестер (И парочка разочарований)

Такое ли это благо: быть единственным ребенком в семье?

Семьи, в которых ребенок только один, начали активно появляться в прошлом веке. С того момента их количество постоянно увеличивается.

Сегодня в Европе дети растут без братьев и сестер почти в половине семей. А государственная политика Китая привела к появлению целого поколения единственных детей.

Сейчас они уже выросли, и можно делать выводы о том, как их статус в рамках семьи повлиял на их характер.

AdMe.ru постарался взвесить все плюсы и минусы большой семьи и семьи с одним ребенком.

Безраздельная любовь родителей сейчас vs. Совместная забота о родителях потом

© Sho3 / Reddit  

То чувство, когда ты больше не единственный ребенок.

В детстве единственные дети в семье окружены заботой и вниманием на все 100 %. Им не нужно ни с кем делить маму и папу.

В зрелом возрасте они обнаруживают, что их друзья, у которых есть братья и сестры, заботятся о пожилых родителях всей семьей: по очереди навещают их, по очереди ухаживают за ними, если это необходимо.

Это имеет особое значение, если родители живут далеко или болеют. Когда ребенок один, все заботы и ответственность лягут только на его плечи.

В том числе из-за повышенной ответственности и груза одиночества такие дети оказываются более подвержены депрессивным состояниям. Однако процент этот не столь значителен: люди из больших семей также могут страдать депрессией. Это лишний раз доказывает, что гораздо важнее не количество близких людей, а качество отношений с ними.

Спокойное развитие vs. Постоянная конкуренция

© Jux_ / Reddit  

«Сыграл с братом в лотерею».

Те, у кого есть братья и сестры, постоянно подвержены сравнению. Они соревнуются в том, кто лучше учится, кто более успешен в работе, кого же, в конце концов, больше любят родители. Это довольно стрессовая ситуация.

Не все мамы и папы могут объяснить своим детям, что нужно не гнаться друг за другом, а проявлять индивидуальность.

У единственного ребенка в семье такой проблемы нет. Он может развиваться в своем темпе и не бояться, что родители каждый день будут приводить ему в пример брата или сестру.

Это позволяет ему точнее выбирать профессию и жизненный путь (в случае когда нет гиперопеки).

Способность занять себя самому vs. Эмпатия

© Gifted / 20th Century Fox  

О единственных детях часто говорят, что они способны лучше занять себя сами, остаются более сконцентрированными во взрослой жизни. Зато про тех, у кого были братья или сестры, говорят, что они не раздумывая проявляют больше сочувствия к другим.

На самом деле все зависит от воспитания. Единственного ребенка можно научить эмпатии (правда, если есть братья и сестры, то ее даже прививать не надо). А нескольких детей вполне можно научить заниматься своими делами независимо друг от друга.

Личное пространство vs. Близкие люди с теми же воспоминаниями

© Playtonic1 / Reddit  

«Я не понимал, что значит расти с братьями, пока не увидел эту детскую фотографию своей жены».

Единственным детям завидуют в детстве, ведь им не нужно ни с кем делить игрушки и родительское внимание. У них есть свое личное пространство, в которое никто не вторгается.

Но зачастую с возрастом реакция окружающих меняется.

Они начинают относиться скорее с сочувствием, ведь тем, кто рос единственным ребенком, будет просто не с кем разделить воспоминания своего детства. Особенно остро это ощущается, когда родители уходят. У единственного ребенка не будет рядом человека, который мог бы полноценно разделить боль утраты.

Брата или сестры, который сядет рядом и скажет: «А помнишь, папа купил килограмм мороженого тайком от мамы…»

Синдром маленького императора vs. Крепкий брак

© Depositphotos  

Термин «синдром маленького императора»появился в Китае, где до недавнего времени действовал демографический принцип «одна семья — один ребенок». Дети росли без братьев и сестер и неизбежно оказывались более избалованными и эгоистичными, чем дети из больших семей. Они редко слышали в свой адрес слово «нет».

Статистика показывает, что люди, выросшие в семье с несколькими детьми, впоследствии меньше склонны к разводам, чем единственные дети в семье. В большой семье волей-неволей учишься договариваться. В отличие от мужа или жены, нельзя сменить брата и сестру. Можно только принять их и полюбить такими, какие они есть.

Вероятность гиперопеки vs. Недостаток внимания

© I, Tonya / Clubhouse Pictures  

Дети в больших семьях могут страдать от недостатка внимания. Те же, кто растет единственным ребенком в семье, рискуют столкнуться с противоположной ситуацией — гиперопекой.

Когда у родителей больше никого нет, они могут начать контролировать каждый шаг своего ребенка.

Такие дети часто чувствуют огромный груз ответственности, ведь они в одиночку должны оправдать ожидания своих родителей.

Родителям больше не на кого надеяться и некому предъявлять требования. В таких семьях дети часто вырастают перфекционистами, чересчур строгими к себе. Им сложно принимать собственное несовершенство. В то же время они мечтают встретить любящего человека, которому наконец не нужно будет ничего доказывать.

В некоторых странах даже существуют психотерапевтические группы, направленные на работу с проблемами единственных детей в семье. Люди с удивлением обнаруживают, что многие из сложностей, которые они даже не связывали со своим статусом «одного ребенка», действительно свойственны данной категории людей.

Хорошее воображение vs. Постоянная компания для игры

© Ted 2 / Universal Pictures  

Единственные дети предыдущих поколений зачастую оставались без компании для игры, и за неимением гаджетов им приходилось включать фантазию на максимум. Воображение у таких людей развито чрезвычайно хорошо.

Игра с братьями и сестрами другая, она более активна и подвижна, в то время как игра в одиночку более вдумчива и медитативна.

Это еще одна причина, почему единственные дети могут вырасти более сконцентрированными и больше ценить одиночество.

Недавнее исследование говорит о том, что у единственных детей в семье иначе формируются нейронные связи головного мозга: участки, отвечающие за креативность, у них более активны, но участки, отвечающие за социализацию, развиты не настолько хорошо.

Хочу так же, как у меня vs. Хочу совсем по-другому

© Captain Fantastic / Electric City Entertainment  

Зачастую те, кто рос без братьев и сестер, мечтают о большой семье. Мечтают, чтобы их ребенок не был одинок так, как были они. Есть и абсолютно противоположный подход: единственный ребенок, вырастая, заводит тоже одного ребенка. Ему так понравилось расти в одиночку, что он хочет обеспечить своему малышу столь же позитивный опыт.

Дети из больших семей тоже могут хотеть завести лишь одного ребенка, особенно в том случае, если их отношения с братьями и сестрами (или родителями) были неудачными.

Здесь тоже все зависит не от количества детей, а от мудрости родителей. У думающих отца и матери и единственный ребенок вырастет общительным и сочувствующим человеком.

Напротив, можно испортить отношения братьев и сестер, если выделить себе любимчика и всю жизнь демонстрировать этот перевес чуть менее любимому ребенку.

Буря эмоций vs. Полная апатия

© Depositphotos  

Чувства взрослого, который рос единственным ребенком, бывает легко задеть. Если дети в больших семьях постоянно тренируют навык устойчивости к мелким дрязгам, конфликтам и обзывательствам, то единственному ребенку это все может оказаться в новинку. Садик, безусловно, оттачивает этот навык, но не в той же мере.

При конфликте в садике тебя всегда могут пожалеть дома и встать на твою сторону. В семье же при конфликте между братьями более разумно не занимать позицию одного из детей. Главное — дать всем им понять, что их чувства и мнения одинаково значимы для родителей. Это приучает детей находить выход из создавшегося положения самим.

Если единственный ребенок не был приучен к самостоятельному решению проблем и за него во всем разбирались родители, есть все шансы, что он вырастет довольно неустойчивым к конфликтным ситуациям.

Про единственных детей часто говорят, что они могут представлять собой два противоположных эмоциональных полюса: их либо задевает все, либо они, напротив, донельзя хладнокровны.

Бытовой эгоизм vs. Деликатность

© Depositphotos  

Без братьев и сестер можно расти, не зная о том, что бывает очередь в туалет или очередь мыть посуду. В юном возрасте это может вызывать трудности, когда вы съедетесь с кем-то впервые.

Выросшие единственные дети часто говорят о том, что их первый опыт проживания со сверстниками был для них непростым.

Терпеть беспорядок и шум, производимый соседями, считаться с режимом дня другого человека и подстраиваться под него — всему этому дети из больших семей учатся еще в детстве, тогда как для единственного ребенка это целый новый мир.

Рецепт успеха

© Modern Screen / Public Domain   © Eastnews   © Eastnews  

Среди знаменитых людей не так уж много тех, кто лишен братьев и сестер, но все же они есть. Например, Элвис Пресли, Шарлиз Терон и Роберт Де Ниро.

Синдром единственного ребенка — это недавнее явление. Примерно до середины XX века встретить где-либо семьи с одним ребенком было практически невозможно. В первую очередь из-за высокой детской смертности люди стремились заводить больше детей. Кроме того, традиционное распределение гендерных ролей в обществе не давало женщинам особого выбора.

Но времена меняются, и сейчас многие родители отказываются от рождения второго ребенка по вполне объективным причинам: нехватка средств или активный карьерный рост матери, который ей не хочется снова ставить на паузу.

Некоторые родители отказываются от рождения второго ребенка по более субъективным причинам (подчас надуманным).

Например, им кажется, что их ребенок будет настолько травмирован рождением брата или сестры, что это может сломать ему жизнь. Парадокс в том, что это предположение может так навсегда и остаться теоретическим, ведь его невозможно проверить, не заведя второго ребенка. Да, братья и сестры в детстве ругаются, это неизбежная внутрисемейная конкуренция.

Однако при грамотном воспитании в итоге они получают от родителей бесценный подарок — самого надежного и верного друга на всю жизнь.

В любом случае не стоит забывать о том, что не существует определенного шаблона счастливой семьи и вы не должны воплощать в жизнь чьи-то чужие сценарии (в том числе повторять сценарий своих родителей или, напротив, все делать наперекор ему). Единственные дети и дети из больших семей могут быть одинаково успешными как в личной жизни, так и в карьере, потому что количество детей — это отнюдь не решающий фактор. Гораздо важнее любовь и мудрость родителей.

Поделитесь своим опытом. С чем вы согласны, а с чем нет? Были ли вы единственным ребенком в семье или у вас были братья и сестры? Какие были с ними отношения в детстве и каковы они сейчас? А сколько детей вы хотели бы иметь сами?

Фото на превью Sho3 / Reddit

Источник: https://www.adme.ru/svoboda-kultura/10-bonusov-kotorye-zhizn-daet-tem-u-kogo-net-bratev-i-sester-i-parochka-razocharovanij-1916815/

Приказано не рожать

Такое ли это благо: быть единственным ребенком в семье?

В последние годы семьи нередко решают ограничиться одним ребёнком. И не только по экономическим соображениям.

Порой можно услышать, что единственному ребёнку психологически более комфортно: дескать, у него нет повода для ревности, ему не приходится делиться с братом или сестрой игрушками, да и в плане образования он получит больше, поскольку матери не надо разрываться между ним и другими детьми, и она сможет направить все силы на обучение своего единственного чада…

Но, так ли уж бесспорны эти выгоды? Давайте рассмотрим ситуацию с разных сторон.

Мой сын ревнует меня к телефону

У единственного ребёнка в семье гораздо больше шансов вырасти эгоистом, а такие люди — повышенно ревнивы. Им хочется, чтобы весь мир вращался только вокруг них, и, хотя объективно повода для ревности у них нет, единственные дети, всё равно, его находят.

Вот типичный пример. Днём 6-летняя Танечка вела себя прекрасно, но, когда с работы приходил папа, девочка резко менялась. Нет, не то, чтобы она проявляла недовольство…

Наоборот, Таня, вроде бы, радовалась отцу, но эта радость выражалась как-то чересчур бурно, и положительные эмоции быстро переходили в отрицательные.

Таня становилась обидчивой, раздражительной, не давала родителям спокойно поговорить, требовала, чтобы с ней поиграли, и совершенно не желала понимать, что папа устал и ему хочется отдохнуть.

Когда же наступало время сна, ревность проявлялась более откровенно: девочка наотрез отказывалась засыпать в своей кровати и, с детской непосредственностью, пыталась спровадить туда отца.

«Ты ложись в мою кроватку, я тебе уже постелила»,— умильно уговаривала она папашу, который, как вы понимаете, был отнюдь не в восторге от подобной «ссылки».

Другие «единоличники» ревнуют мать к работе или к подругам. А некоторые женщины жалуются, что они даже по телефону спокойно поговорить не могут: ребёнок-«единоличник» тут же начинает плохо себя вести, выкрутасничает, требует, чтобы мать положила трубку.

Так что, положение «единственного и неповторимого» вовсе не является охранной грамотой против детской ревности.

У семи нянек дитя со страхами

Единственный ребёнок обычно бывает окружён усиленным вниманием взрослых.

Особенно трепетно, в силу возраста, относится к малышам старшее поколение. Многие бабушки и дедушки души не чают в единственном внуке.

Но, сверхопека, как известно, порождает детские страхи. Детям передаётся тревожность взрослых.

Они могут вырасти несамостоятельными, зависимыми, часто и во взрослом возрасте бывают неспособны на смелые, решительные поступки.

Недовольство собой вызывает депрессию, а отсюда уже полшага до зависимости от алкоголя или наркотиков. А то и до самоубийства!

Трагедия «маленького принца»

Ребёнку вообще вредно чувствовать себя «пупом Земли», центром, вокруг которого вращается мини-вселенная его семьи. А в однодетных семьях это, увы, почти неизбежно.

Такой «детоцентризм» приводит к формированию потребительской психологии: дети начинают считать родных неким придатком, существующим лишь для того, чтобы удовлетворять их, детей, потребности и прихоти.

Особенно ярко это проявляется в подростковом возрасте, и родителям, которым, конечно, хочется какой-то отдачи, бывает очень обидно.

Они задаются горьким вопросом: «Откуда у моего ребёнка такая непробиваемая чёрствость? Ведь, ни о ком, кажется, так не заботились, как о нём, всё для него делали, а он так себя ведёт…».

Хотя, если разобраться, «единственный и неповторимый» ведёт себя вполне логично. Именно так, как и должно быть в подобной ситуации. Взрослые воспитывали «маленького принца», и вот «принц» вырос. С какой стати он должен служить кому-то?

Многие подростки прямо так и говорят родным: «Я вам — не слуга».

И, при этом, постоянно предъявляют претензии, требуя от родителей дорогих модных вещей, денег на развлечения и т.п.

В многодетной семье такое тоже, теоретически, может случиться, но вероятность подобного развития событий — гораздо ниже.

Сама жизнь не даёт матери возможности сильно избаловать детей: старшие вынуждены опекать младших, приходится как-то распределять домашние обязанности, иначе, просто не справиться с хозяйством.

Конечно, есть опасность чрезмерно перегрузить детей взрослыми «трудами», но, при разумном распределении нагрузки, работа по дому очень даже полезна.

У детей постепенно вырабатывается чувство ответственности, без которого ни один человек не может добиться успеха. Они привыкают к труду и вырастают гораздо более подготовленными к взрослой жизни. А это, во многом, — залог успешности их будущего брака.

Сколько семей распадается из-за того, что девушка, привыкшая к роли обожаемой дочки, не в состоянии войти в роль заботливой жены и самоотверженной матери!

А маменькин сынок остаётся таковым до седых волос. Наплодив детей от разных женщин, он, не то, что не помогает их вырастить, но даже не интересуется своими отпрысками!

Психологи и педагоги всего мира озабочены инфантильностью современных подростков и молодёжи.

Это, конечно, отдельная и очень обширная тема разговора. Скажу только, что далеко не последняя причина подростковой инфантильности — воспитание детей в одно-двудетных семьях, когда сверхопека взрослых не даёт нормально повзрослеть «пупу Земли».

А он, будучи эгоистом, уверен, что быть взрослым — значит иметь массу прав и не иметь почти никаких обязанностей.

Дети из многодетных семей развиваются быстрее

Считается, что у единственного ребёнка — больше возможностей для интеллектуального развития, но это — ещё одно распространённое заблуждение.

Дети, в основном, учатся, подражая старшим. Причём, замечено, что им гораздо легче подражать не родителям, а ребятам постарше, поскольку до ребят легче дотянуться, легче их с собой сопоставить.

Поэтому, подражая старшим братьям и сёстрам, малыши быстрее обучаются и развиваются.

Сколько сил обычно приходится тратить на обучение ребёнка чтению и письму! А в многодетной семье функцию учителей успешно выполняют дети постарше, освобождая маму от этой нелёгкой повинности.

Многодетные матери часто рассказывают, что они усиленно занимались только с первенцами. Дальше же, дети учились по эстафете от больших к маленьким. Так было и в моей семье: старший сын играл со средней дочкой в школу, а она, когда подросла, с удовольствием обучала в игре нашего младшего.

Порой можно услышать, что природа более щедро одаряет именно первенцев, а дальше происходит постепенное вырождение. Но, история человечества свидетельствует об обратном.

Среди великих людей гораздо больше было, как раз, непервенцев. Великий русский учёный Д. Менделеев был четырнадцатым (!) ребёнком в семье. Немецкий композитор Л. ван Бетховен — седьмым. Испанский классик М. де Сервантес — четвёртым, А. Чехов — третьим.

Благоверный князь Даниил Московский, которому Москва обязана своим возвышением, был, как явствует из летописи, четвёртым из сыновей (значит, в семье имелись ещё и дочери).

Выдающаяся женщина Екатерининской эпохи, княгиня Е. Дашкова, родилась четвёртой, знаменитый итальянский художник А. Модильяни — тоже. Наполеон был вторым сыном, Ч. Чаплин — вторым. Список можно продолжить, но, думается, и сказанного достаточно.

Кроме того, единственные дети мало играют или совсем не играют в ролевые игры. Им не у кого научиться, не с кем играть. А пробел в ролевых играх пагубно отражается на всём развитии ребёнка, в том числе, интеллектуальном.

Ведь, именно такая игра даёт маленькому человечку объёмное представление о мире. Недаром у детей с серьёзными психическими отклонениями (например, при аутизме) нормальной ролевой игры вообще нет.

Гораздо быстрее приобретаются в многодетной семье и навыки общения. Причём, общение в разновозрастном коллективе даёт дополнительные преимущества: опекая младших, дети учатся самостоятельности, получают уверенность в своих силах.

А, имея рядом старшую сестру или брата, малыш чувствует себя более защищённым.

У единственных детей совсем другой социальный опыт. При столкновении с жизнью за пределами дома, единственный ребёнок часто получает психологическую травму.

Попав в детский сад или придя в первый класс, он, по привычке, ждёт, что его будут выделять из окружающих. И, когда этого не происходит, невротизируется.

У него может пропасть интерес к учёбе, возникает «страх неуспеха», а это, опять-таки, не способствует интеллектуальному развитию.

В многодетной семье труднее стать трудным ребёнком

Если разобраться, в этом тоже нет ничего странного.

В подростковом возрасте, а именно он и является самым трудным, мнение других ребят зачастую становится для ребёнка гораздо важнее мнения родителей.

Родители начинают казаться отставшими от жизни, несовременными, не понимающими молодёжь. И даже, когда они говорят совершенно правильные вещи, подростки (особенно эгоистичные, не привыкшие ограничивать свои потребности и желания) отмахиваются от «предков», как от назойливых мух.

Возникает серьёзная опасность выхода ребёнка из-под влияния семьи. Чем это чревато, думается, объяснять излишне.

Когда консультируешь родителей таких «отвязанных» подростков, они почти всегда задают один и тот же вопрос: «Скажите, как нам на него повлиять?».

И ответить бывает порой очень сложно, ведь, у малодетной семьи и рычагов влияния мало. Родители подросшего ребёнка, как правило, много работают и воспитывают своё чадо урывками, «в свободное от работы время».

Школа вообще устранилась от воспитательных проблем; в кружках и секциях, руководители которых могли бы стать авторитетом, трудные подростки долго не задерживаются.

Дедушки, бабушки и прочие родственники тоже, скорее всего, не помогут, ведь они будут казаться подростку ещё более «замшелыми и дремучими», чем родители.

В многодетной же семье, ситуация — принципиально иная (разумеется, речь идёт не о семьях хронических алкоголиков, где голодные и оборванные ребятишки растут, как сорная трава. Впрочем, даже там старшие дети нередко проявляют удивительную — ведь их никто этому не учил! — заботу о младших.)

Во-первых, мать многодетного семейства, обычно, не работает или старается брать работу на дом, так что дети меньше выпадают из её поля зрения. Но главное — даже не в этом.

Главное, что старшие братья и сёстры — это, как раз, и есть те «рычаги влияния», которых катастрофически недостаёт малодетным семьям.

По возрасту, старшие дети вполне сопоставимы с трудным подростком. Значит, им уже не бросишь упрёк в «непонимании молодёжи». Ребёнок с детства привыкает тянуться за старшими братьями и сёстрами, подражать им.

Они гораздо лучше знают ситуацию во дворе или в школе, им проще проникнуть в замкнутый мирок подростка, проще развенчать его новых кумиров. А если понадобится, и разобраться с ними по-свойски, так, как не смогут разобраться родители (особенно, не очень молодые и интеллигентные).

Ну и, конечно, когда в семье несколько детей с небольшой разницей в возрасте, им вполне хватает общения между собой. Поэтому дети будут меньше подвержены отрицательному влиянию сверстников.

Ведь, они часто перенимают дурное не потому, что оно им безумно нравится, а, чтобы вписаться в коллектив.

А в многодетной семье — свой детский коллектив, и уже он может задавать тон во дворе или на даче.

Мне очень понравился рассказ одного калужского священника, отца шестерых детей.

«Мои ребята не сквернословят потому, что это грех, — сказал он. — А окрестным ребятишкам никто этого никогда не говорил. У них в семьях мат — “нормальный” язык, все так выражаются.

И, когда мы обосновались в Калуге, местная детвора попыталась задавать свои правила и в общении с моими детьми. Но мои твёрдо заявили: “Если хотите дружить, то не ругайтесь матом. А если будете ругаться, мы вполне обойдёмся без вас”. И переломили ситуацию, поскольку вели себя независимо».

Так что, при правильном воспитании, многодетность — это наилучшая профилактика асоциального поведения, наркомании и т.п.

Источник: http://all159z.narod.ru/artic/Ordered_not/10.html

Бездетность: Наказание или промысл?

Такое ли это благо: быть единственным ребенком в семье?

27 марта празднуется икона Божьей Матери Феодоровская. Именно перед этой иконой принято молитья о даровании детей.

Одна из наиболее злободневных сегодня тем — сколько в семье должно быть детей. При этом нельзя сказать, что отношение общества к многодетным за последние годы принципиально улучшилось (хотя некоторый прогресс тут есть). Но вот о бездетности не то чтобы не принято говорить — скорее, принято молчать.

А между тем сторонники «свободных отношений» считают бездетность нормой, в то время как во многих семьях она воспринимается как наказание Божие, доводящее людей до отчаяния. О том, как пережить бездетность, мы говорим с протоиереем Алексием Уминским, настоятелем московского храма Святой Троицы в Хохлах.

Есть ли надежда на спасение?

— Жена спасается чадородием. Сегодня это устойчивое словосочетание, весьма расхожее в православных кругах. Но как быть тем, у кого в силу обстоятельств детей нет? Что, никакой надежды?

Протоиерей Алексий Уминский

— Мне кажется, достаточно странно было бы воспринимать слово «чадородие», сказанное в известном послании апостола Павла (1 Тим 2:15), как просто «репродуктивность». Ведь тогда получается, что любая языческая репродуктивность, в основе которой лежит лишь архетип продолжения рода, — спасительная.

Мы знаем, что семья праведных Иоакима и Анны не была многодетной, как и семья святых Захарии и Елисаветы. Наоборот, долгое время им приходилось нести поношения за бесчадие.

Но ведь утробная религиозная идея о том, что продолжение рода и есть как бы твое продолжение в вечности, для нас, христиан, неактуальна — мы ведь знаем, что спасение — это обретение Царства Небесного, как об этом говорит Новый Завет.

Так что, по-моему, в данном случае апостол Павел имеет в виду не просто многодетность.

И хотя, разумеется, многодетность — благо, воспринимать ее как некое единственно возможное для женщины духовное делание, необходимое ей для спасения, — это не просто неверно, но даже опасно. Ведь все люди разные, а человеческий ресурс очень ограничен: кому-то многодетность действительно посильна, а кому-то непосильна совершенно.

Оксана Головко

Многодетность хороша, когда она осмысленна, когда она наполнена родительской любовью и одновременно духовными и физическими силами. Но, увы, бывает, что в семьях, где много детей, эти дети оказываются лишенными полной меры необходимой родительской любви, заботы и внимания. И не потому, что родители плохие. Просто у них сил не хватает.

— Что же тогда, на Ваш взгляд, имел в виду апостол Павел?

— На мой взгляд, он говорил о том, что женщина, как христианка и мать, должна как можно больше вложить в воспитание своих детей. Одного или многих — неважно, главное, стольких, сколько будет Богу угодно. В любом случае она несет за них ответственность перед Богом и должна даровать им полноту материнской любви, организовать окружающее их пространство как храм Божий в своей семье.

— Но как в таком случае спасаться женщине бесплодной?

— Она спасется следованием за Христом, исполнением Христовых заповедей, и прежде всего — заповедей любви. Так же, как спасется и мужчина.

А вот из логики странно трактующих высказывание апостола Павла выходит, что мужчина спасется сам по себе, он и так хорош, а женщине надо еще и детей родить. Но это, конечно, неправильно. Ведь это совершенно убогое понимание фразсемы, вырванной из контекста Священного Писания.

Она просто не может толковаться и читаться в том смысле, что женщине надо быть исключительно репродуктивной машиной и в том якобы состоит главная ее заслуга перед Богом.

Ведь в противном случае для нас идеалом христианской семьи должна стать мусульманская семья или люди племени мумба-юмба. Именно они живут установкой: чем больше детей, тем вероятнее, что хотя бы часть из них не умрет, останется в живых и, как следствие, род будет продолжаться. Только что в этом от христианства?

— Но бездетные супруги часто ощущают, что в их жизни не хватает чего-то очень важного…

— Да, когда в семье нет детей — это связано с очень большим человеческим страданием. Потому что в христианских семьях очень хотят иметь детей, исходя из самой природы христианского брака. Он осмысляется как брак, в котором любовь — это прежде всего любовь жертвенная, приносящая себя кому-то.

И дети — тот плод брачной любви, которому родители могут себя отдать. Когда этого не случается, супруги действительно чувствуют свою неполноту и неполноценность. Может ли быть это наказанием Божьим? Далеко не всегда.

Могут ли эти семьи толковать бесчадие как поношение в ветхозаветном смысле? Думаю, что ни в коем случае.

Наказание или Промысл?

— Однако мнение, что детей нет за какие-то грехи или проступки, можно услышать как от верующих людей, так и от тех, «кто ни во что не верит»…

— Это происходит потому, что хотя Христос и пришел на Землю 2000 лет назад, и нам было даровано Евангелие, но до сих пор по своему внутреннему содержанию человечество смотрит на мир вполне ветхозаветно. Даже язычески. Что по сути примерно одно и то же.

Ведь и в языческой семье, и в ветхозаветной — бесчадие, то есть прерывание рода, воспринималось как следствие какого-то личного духовного несовершенства. В христианстве этого быть не может.

Но у нас есть такое понятие, как Промысл Божий, который нам неведом, который мы постигаем, только оглядываясь назад, понимая, что нечто, казавшееся нам горем, лишением и катастрофой, на самом деле имело иную цель.

Таким вот странным, удивительным образом Промысл Божий провел нас между страшными, тяжелыми и невыносимыми испытаниями — и вдруг явил через это познание Божьей любви, Его заботу о нас. Датский философ, христианин Сёрен Кьеркегор написал однажды: «Если Бог не есть абсолютная любовь везде, во всем, то никакого Бога нет. Но если Бог есть любовь, то совершенно не страшно Его не понимать.

Ты можешь доверять Ему, не понимая». И мы порой не можем вместить Промысл Божий о нас, не можем его понять. Но если человек определил главное в своем отношении к Богу, если понял, что Он для него есть Любовь, тогда этот человек сможет принять всякую скорбь из Его руки, в том числе и бездетность. Как некий крест, как некое осуществление себя иным способом, иным путем, нахождение излияния своей супружеской любви на что-то иное или на кого-то другого. Например, можно взять на воспитание ребенка.

— Многих останавливает то, что они не сумеют полюбить чужого ребенка…

— Возможностей и способов любить много. Другое дело, когда человек хочет любить, обладая, то есть владеть ребенком, как некой собственностью. Так происходит порой и с кровными детьми. Родители думают: «Это наш ребенок, а значит — он должен быть нашим трафаретом, объектом наших амбиций.

Мы хотим, чтобы он соответствовал нашим чаяниям: учился в определенной школе, вузе и так далее». И они не видят и не слышат, чего же хочет сам ребенок; не замечают, что ребенок смотрит на мир собственными глазами; что у него восторженно бьется сердечко и его восхищают те вещи, которые родителям недоступны.

И так родители проходят в жизни мимо своего ребенка, при этом, конечно же, по-своему любя его.

Потому-то люди и боятся взять в семью чужого ребенка. Прежде всего они боятся, что ребенок не будет их собственностью, их тенью. А нужно любого ребенка — кровного ли, приемного ли — видеть как не своего, а Божьего, уйти от чувства собственности по отношению к нему. Только тогда можно по-настоящему полюбить. И тогда не будет боязни в вопросах усыновления.

Если женщина не может родить сама, она может спасти того, у кого нет родителей, и забыть о своей бесплодности. Забыть, прижимая этого ребенка к своей груди, даря ему тепло и ласку, но не присваивая его себе.

Усыновление — это не просто выход для бездетной семьи, это ее счастье и христианская обязанность. Детей, нуждающихся в заботе, можно любить, даже если их не дали тебе в руки. Их можно посещать в детских домах, в сиротских приютах и дарить свою нежность, внимание, время.

Наверное, Господь стремится сделать так, чтобы родители, у которых нет детей, и дети, у которых нет родителей, нашли друг друга.

О нашем доверии богу

— Желание иметь дитя, продолжение себя — это больше, чем желание, это инстинкт, с которым трудно бороться…

— Конечно, мы все — люди плотские, и в нас, кроме духовной, есть и инстинктивная, животная жизнь. И женщине в этом смысле гораздо сложнее, потому что вся ее природа предрасположена к деторождению.

Но если она будет постоянно заниматься самокопанием, надавливать на болевую точку своего природного инстинкта, вновь пробуждать в себе желание самой родить, выкормить грудью, тогда она неизбежно дойдет до отчаяния.

Нужно пытаться перебороть отчаяние, осознавая, что Господь нас понимает, участвует в каждом мгновении нашей жизни. Каким образом — я не знаю, но я верю в это.

Мы не знаем, почему одним что-то дано, другим нет; почему одни рождаются богатыми, другие нищими, одни здоровыми, другие больными.

Во всех ситуациях — это вопрос нашего доверия Богу, нашего следования за Ним и возможности поиска того, чего ты действительно хочешь. Если любить, а не приобретать эту любовь, тогда выход есть.

Если же ты хочешь присвоить любовь себе, то ситуация оказывается одинаково безвыходной и у тех людей, которые могут родить, и у тех, которым это не удается.

— Да, но многие женщины зациклились на своей боли и желании родить. Они глухи к любой аргументации.

— Понятно: «Мы хотим просто родить, использовать себя как матку, дающую потомство». Но это, простите, чисто животное стремление, а в человеке должно быть нечто иное, более высокое. Если тебе не дано — что ты сделаешь?! Надо перед Промыслом Божьим проявить смирение и учиться жить таким, каким тебе Бог дал — и тогда ты будешь жить.

— Но общество диктует стереотип: семья предполагает наличие детей. Без них — уже не семья.

— Вот это совершенная неправда. Семья существует и тогда, когда нет детей, но есть любовь двух людей, есть несение общего креста и тягот друг друга. Я знаю священнические бесплодные семьи. И люди несут свой крест. Тем более что вокруг них столько людей, нуждающихся в человеческом тепле и заботе.

Согласитесь, что не все люди имеют семью. Многие остаются вообще одинокими, не имея ни детей, ни мужа или жены. При этом у них есть шанс не чувствовать себя обделенными.

В русских семьях существовала традиция, по которой не вышедшая замуж девушка жила в семье замужней сестры или женатого брата, помогала нянчить детей, воспитывать их и была для них лучшей и любимейшей тетушкой.

Так что неполнота ее жизни растворялась в полноте жизни семьи близких.

— Тем не менее, в целом общество смотрит косо и на многодетных, и на бездетных…

— Мне так не кажется. Общество проблема бездетности не волнует. В основном волнуются родственники — теща, свекровь. Волнуются из чисто эгоистических соображений: им хочется внучков понянчить. А вопрос многодетных будоражит общество потому, что людям кажется, будто их объедают те, у кого большие семьи.

— По статистике бездетность — частая причина разводов.

— Причина разводов — это нелюбовь, это нежелание той любви, о которой говорит нам Христос, это стремление к присваивающему чувству. А если в конечном итоге присвоить нечего, то для таких людей нет дальше перспективы. Так что речь вовсе не об отсутствии детей. Разве мало браков, которые распадаются, несмотря на наличие детей?

— То есть семья — это муж, жена и их чувства. А детей Господь дает им в дар?

— Да, кому-то дает. А у кого-то потом забирает. И эти родители остаются осиротевшими без своих детей, и это труднее бездетности.

У кого-то рано забирает родителей. Мир, он же очень сложен, скорбен, и его совершенно невозможно по полочкам разложить.

Да, было бы хорошо, когда счастливые родители любили бы своих детей, а они бы слушались своих родителей, и все бы жили долго и счастливо.

Но мы живем в реальности, в которой бессмысленно мечтать о благополучной жизни, ставить себе цель достичь ее. Бог не обещает нам благополучия, о нем нет ни слова в Евангелии.

О чудесах

— Значит, супругам, если у них не получается с деторождением, стоит оставить мечты родить ребенка?

— Но в нашей жизни всегда есть место чуду. Тем более, если речь о молодой семье, жизнь которой еще не определилась окончательно. У таких людей должна быть надежда на чудо, на милость Божию.

В моем приходе были случаи, когда родители со всеми минусами здоровья, с медицинскими заключениями о бесплодии, все же рожали. Рожали по обету, по молитве, и очень часто рожали, потому что обращались в монашескую республику Афон. В монастырь Хиландар, где из гроба святого Симеона Мироточивого, отца святого Саввы Сербского, уже много-много столетий растет виноградная лоза.

В принципе, мне не свойственны разговоры о чудесах: смущает некая экзальтация в этих вопросах. Но тут уже ничего поделать не могу. Сам, несколько раз лично бывая на Афоне, привозил из Хиландара засушенные ягодки винограда.

И с иконой святого Симеона, с молитвой давал их некоторым нашим прихожанам, которые, исполнив сорокадневное правило поста и молитвы, потом вкушали эту ягодку, причащались и… зачинали детей.

У меня в приходе таких случаев несколько.

Но чудо дается, если действительно есть плод молитвы и великое упование на Бога. Не вырывание у Бога: «Дай во что бы то ни стало!», а готовность принять Его любое решение: «Да будет воля Твоя!» Главное — бездетная семья не должна чувствовать себя неполноценной. Супруги всегда должны помнить, что если Бог есть любовь во всем, то можно Его и не понимать, но нужно жить, спокойно Ему доверяя.

Источник: https://www.pravmir.ru/bezdetnost-nakazanie-ili-promysl/

Дети, выросшие в благополучных семьях, оказываются совершенно не готовы к жизни

Такое ли это благо: быть единственным ребенком в семье?

В России выросло первое после более чем столетнего перерыва поколение детей из богатых семей, и родители обескуражены. Они не понимают, почему колоссальные возможности, которые они предоставляют своим детям, не только не приносят ожидаемых результатов, но и имеют обратный эффект.

Родителям кажется, что ситуация с их ребенком особая, уникальная, но на самом деле проблемы, с которыми они сталкиваются, отнюдь не новы — на Западе о них говорят давно, и они хорошо изучены. На эту тему проведено множество исследований, написаны книги. Существует даже говорящий термин, который из научной литературы быстро перекочевал в прессу — «синдром серебряной ложки».

Дети с «синдромом серебряной ложки» пассивны, ничего не хотят, у них нет никаких устойчивых желаний, кроме материальных, они не способны ставить серьезные цели и достигать их, не в силах вынести даже малейшего разочарования, совершенно не приспособлены к жизни, в постоянной погоне за удовольствиями — а это алкоголь, наркотики, гонки на автомобилях. Они не интересуются «семейным делом», неблагодарны, холодны, безразличны, склонны к асоциальному поведению, депрессиям.

Чтобы вырастить «неиспорченного» ребенка, надо прежде всего понять, что его портит, чтобы воздействовать на причины, а не на симптомы и следствия.

ЧЧто мы делаем не так?

Ни в чем не ограничиваем. Мы готовы давать ребенку все и сразу, что бы он ни попросил. Мы ни в чем ему не отказываем — он не знает слов «нет, не могу, в следующий раз», а тем более «нам это не по карману».

Мы не только удовлетворяем все его желания, а стараемся предугадывать их: ребенку не надо мечтать о сказочных «джиннах из кувшинов» — он не успевает озвучить свое желание, как оно уже исполняется.

А зачастую мы покупаем и побольше, и подороже — раз финансы позволяют.

Что в результате? Дети, которые привыкают получать все, что хотят, причем без всяких отсрочек, не знают, что такое фрустрация, они не умеют ждать и терпеть, вынашивать мечту, ставить цели, планировать, прилагать усилия для достижения желаемого, ценить достигнутое. В конце концов наступает пресыщение — дети вообще перестают чего-либо хотеть. Отсюда скука, безразличие, депрессия.

Загружаем сверхмеры. Сегодня ребенок воспринимается как своего рода инвестиционный проект, в который надо вложить побольше средств и поскорее получить отдачу.

«Инвестиции» начинаются буквально с пеленок: развивающие занятия, кружки, спортивные и творческие секции. Потом подключается школа, но количество дополнительных занятий не уменьшается, а напротив, увеличивается.

Нам хочется учить ребенка всему, что модно и престижно, а еще тому, о чем мы сами мечтали в детстве.

https://www.youtube.com/watch?v=p6xZRyuGY0g

В итоге ребенок живет по жесткому расписанию, его день расписан по минутам. Мы все за него планируем — иначе не успеть, ему остается только подчиняться, и он привыкает к подчинению, к внешнему управлению.

Он не способен к самоорганизации, а тем более к лидерству, он постоянно нуждается в помощи и наставлениях. У него не остается сначала времени, а потом и желания реализовывать свои фантазии, свою креативность: бесконечные «надо» и «должен» гасят любые творческие порывы.

К подростковому возрасту дети зачастую доходят до своего «предела», и уже не хотят вообще ничем заниматься, все бросают и от всего отказываются.

Откупаемся. Мы вечно заняты, времени на детей не хватает, и мы пытаемся общаться с ними опосредованно: свои эмоции, теплые чувства, внимание мы заменяем подарками.

По сути, мы откупаемся от детей — вещами, деньгами, путешествиями, исполнением желаний.

И чем отчетливее мы это понимаем, тем активнее стараемся компенсировать свое отсутствие: ребенок растет, а вместе с ним становится больше и размер компенсации — от игрушек до драгоценностей, автомобилей, кредиток.

Дети привыкают к тому, что материальные проявления нашей любви заменяют реальные отношения. Но при этом «задаренный» ребенок, у которого, казалось бы, все есть, чувствует себя одиноким и заброшенным.

Он обделен эмоционально, ему не хватает родительского тепла и участия, он не умеет выражать эмоции, любить и дружить — ему не у кого было этому научиться.

В результате меркантильный интерес, выгода и польза становятся для него ведущими в отношениях с окружающими, в том числе и с родителями. Такие дети вырастают холодными, расчетливыми, равнодушными, эгоистичными.

ТТри золотых правила

Что делать? Прежде всего нужно зажечь свет в темной комнате и оглядеться. Надо увидеть и понять, что происходит с ребенком, осознать важность проблемы и искать способы ее решения. Вот «три золотых правила воспитания», которые помогают справиться с любыми трудностями.

Границы
Ребенку жизненно необходимы ограничения — «красные линии», чтобы он знал, как себя вести, и понимал, что каждый его поступок будет иметь определенные последствия. Запреты надо четко формулировать, объяснять и подавать так, чтобы не оскорбить ребенка, не спровоцировать его на бунт, на сопротивление.

Если мы, взрослые, не задаем границ, дети пытаются нащупать их сами, эмпирически, и зачастую это приводит к печальным последствиям.
Свобода
Нужно давать ребенку свободное время, чтобы он мог отдохнуть от всего и от всех, в том числе и от родителей, и заняться тем, чем ему хочется.

Играя, скучая, мечтая, исследуя, он ищет себя, учится принимать решения, управлять своим временем и своей жизнью. У него появляется возможность найти увлечения, какое-то интересное дело, спокойно поразмышлять, приобрести опыт, завести друзей, посмотреть на мир своими глазами.

ТеплоРебенка надо буквально накачать любовью и ничего не требовать взамен. Ему важно знать, что его любят — не за его характер, поведение, оценки, грамоты, спортивные трофеи, а просто потому, что он ваш ребенок и вы любите его таким, какой он есть, и не перестанете любить, что бы с ним ни происходило.

Мы должны радоваться вместе с ним, когда ему хорошо, и горевать, когда плохо. Он должен чувствовать, что мы родные люди, что мы всегда рядом.
На первый взгляд, эти правила взаимоисключающие.

И нас часто бросает из одной крайности в другую — мы то даем детям полную свободу, то запираем их в четырех стенах, то «либеральничаем», ни в чем не ограничиваем, то требуем жесткой дисциплины, то хвалим за все подряд, то безоглядно критикуем. Но эти три условия работают только в единой связке. Триединство границ, свободы и тепла — это универсальный рецепт воспитания ребенка в современной семье, который поможет нам не утратить чувства меры.

Источник: https://www.BabyBlog.ru/community/post/Mnogodet/3241223

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.