ВСЕ БЫЛО НЕ ЗРЯ, СНАЙПЕР…

Василий Зайцев: неизвестная история легендарного снайпера

ВСЕ БЫЛО НЕ ЗРЯ, СНАЙПЕР…

Помнишь шокирующее начало фильма «Враг у ворот»? Одна винтовка на двоих, чекистский заградотряд и атака в полный рост на немецкие пулеметы — кровавая бойня, так возмутившая российского зрителя, претендующего на знание истории. И действительно, война для Василия Зайцева началась совсем не так, как показали в Голливуде. На самом деле все было гораздо страшнее.

284-я стрелковая дивизия, куда вместе с тремя тысячами моряков-добровольцев был зачислен главстаршина Тихоокеанского флота Василий Зайцев, переправилась через Волгу ночью, очень успешно, немцы ее даже не заметили (в фильме дивизию на переправе расстреляли штурмовики Ju 87 «Штука»).

Но на правом берегу их словно не ждали. Связных от командования не было, боевую задачу дивизии никто не поставил, и ее офицеры боялись бесцельно вести бойцов в незнакомый лабиринт пылающих развалин. Так что тысячи красноармейцев бездействовали на открытом пространстве у причалов.

«Лежим один к одному. Прошел час, второй. Ночь на исходе. Ясно: скоро мы должны вступить в бой. Но где противник, где его передний край?Никто тогда не догадался проявить инициативу — разведать. Раннее утро.

Яснее стали вырисовываться дальние предметы. Слева от нас хорошо видны бензобаки. Что за ними, кто там? Выше баков — железнодорожное полотно, стоят пустые вагоны.

Кто за ними притаился?» — вспоминает Зайцев в «Записках снайпера».

Битва за Сталинград, 1942 г.

Это не могло закончиться хорошо.

Едва рассвело, их заметили немецкие наблюдатели, и началась настолько бессмысленная бойня, что голливудские сценаристы, знакомые с мемуарами Зайцева, даже не рискнули ее показать.

Зайцев описывает: «На берег Волги, в самое наше скопление, полетели мины. В воздухе показались самолеты противника, стали бросать осколочные бомбы. Матросы заметались по берегу, не зная, что делать».

Так прошло несколько часов. Мины и бомбы падали, матросы метались, приказа не было. В конце концов не выдержали младшие командиры. Лейтенанты и капитаны подняли свои поредевшие подразделения и без приказа повели их в атаку на то, что перед собой видели, — на бензобаки.

Но эта позиция оказалась не из лучших. Когда немцы перенесли на нее огонь, там начался ад: «Над базой взметнулось пламя, начали рваться бензобаки, загорелась земля.

Над цепями атакующих моряков с оглушительным ревом метались гигантские языки пламени. Охваченные огнем солдаты и матросы на ходу срывали с себя горящую одежду, но не бросали оружия. Атака голых горящих людей…

Что подумали о нас в этот момент фашисты — не знаю».

Ты видел эту атаку в недавнем фильме Бондарчука. Как и многое в том кино, что кажется бредом сценариста, было на самом деле. Так 22 сентября 1942 года для Василия Зайцева началась его сталинградская эпопея. Впереди был месяц самых жестоких уличных боев в военной истории — последнее наступление немцев к Волге.

Дивизия Зайцева держалась на метизном заводе и Мамаевом кургане. С кургана их немцы выбили, но завод они отстояли. 16 октября Зайцев первым в дивизии получил медаль «За отвагу», к этому времени он уже был несколько раз ранен и дважды по ошибке похоронен в братской могиле.

К ноябрю немецкое наступление выдохлось, начались советские контратаки.

«Удачно применяют воины новую тактику ближнего боя — мелкими штурмовыми группами… Противник тоже преподнес свою тактическую новинку: создавал большую плотность огня с помощью «кочующих» ручных пулеметов.

В нужный момент легкие пулеметы выбрасывались на бруствер и сосредоточенным огнем неожиданно захлестывали подступы к своим траншеям. Для наших штурмовых групп они были опаснее любого дота или дзота, потому что внезапно появлялись и так же быстро исчезали».

Это тактическое противостояние изменило судьбу воина Зайцева. Бороться с «кочующими пулеметами» советские командиры решили с помощью снайперов, и ему, бойцу пулеметной роты, зарекомендовавшему себя метким стрелком, предложили поменять военную специальность и создать снайперскую группу.

Родник на Мамаевом кургане

В первую снайперскую дуэль группа Зайцева вступила на южном плече высоты 102, знаменитом Мамаевом кургане, по склону которого тогда проходила линия фронта.

Немцы, удерживавшие вершину, сильно страдали там без питьевой воды — до Волги-то они дойти никак не могли. Спасались небольшим родником почти на нейтралке.

Главный (прозвище Зайцева, сокращение от главстаршина) привел туда с десяток своих снайперов и в один из дней устроил вермахту маленький геноцид, расстреляв несколько десятков солдат и офицеров.

Снайпер 203-й стрелковой дивизии (3-й Украинский фронт) старший сержант Иван Петрович Меркулов на огневой позиции. В марте 1944 года Иван Меркулов был удостоен высшей награды — звания Героя Советского Союза.

За годы войны снайпер уничтожил более 144 солдат и офицеров противника

Даже животные не охотятся друг на друга на водопое, но ожесточение сталинградских боев было таким, что люди становились хуже животных. Солдаты обеих армий стреляли в санитаров, добивали раненых, убивали и мучили пленных.

Как-то Зайцев с автоматчиками прокрались в траншею противника, зашли в блиндаж и расстреляли в упор спавших после боя немецких солдат. В мемуарах Зайцев признается, что после этого ему долго было как-то не по себе, уж слишком эта акция напоминала подлое убийство.

На следующий день группа Зайцева заметила в районе родника новый ход сообщения, который копали немцы, причем проложен он был неудачно: с советских позиций было удобно забросать работающих солдат гранатами.

Вызвался снайпер Александр Грязнов. Когда он приблизился к удобному для броска месту и стал доставать гранаты, раздался выстрел.

Это было ловушка: немецкий снайпер придумал, как выманить советского на расстрельную позицию.

Зайцев провел три дня у стереотрубы, ища противника. Немец был перед ним, то и дело он стрелял по красноармейцам, часто удачно, но бликов и вспышек не было. Вражеского снайпера подвел боец роты обеспечения, который принес ему на передний край горячую пищу.

Когда Зайцев заметил немца с дымившимся котелком у разбитой зенитки, вокруг которой валялись десятки отстрелянных гильз, поиск вражеской позиции сузился до нескольких квадратных метров. Вскоре обнаружилось, что у одной из гильз нет дна. Оказалось, что немец смотрит в прицел через нее, поэтому оптика не бликует на солнце.

Остальное было делом техники: напарник поднял над бруствером каску, немец выстрелил и Зайцев его убил попаданием через гильзу.

Так в Сталинграде началось противостояние, переписавшее все снайперские учебники и уставы. В постоянных боях тактика эволюционировала в ускоренном режиме, каждый день требовал свежих решений, шаблонность мышления наказывалась пулей в голову.

Немецкие снайперы придумали работать в тандеме с артиллерией и пулеметами. Они скрывали свои выстрелы в их грохоте, и красноармейцы долго не могли понять, что их убивает снайпер, а не случайные пули и осколки.

А вступив в снайперскую дуэль, немец трассирующим (тогда говорили — запальным) выстрелом направлял артиллерийский огонь на позицию советского оппонента (правда, этим же выстрелом он выдавал собственное лежбище).

Зайцев в ответ придумал «снайперский залп»: его группа занимала все доминирующие над местностью позиции, провоцировала немцев на открытие огня, а потом разом отстреливала сразу всех: и снайпера, и артиллеристов, и пулеметчиков.

Тогда немцы изменили свои основополагающие тактические привычки.

С Первой мировой их снайперы предпочитали работать из своих окопов (советские обычно прятались на нейтральной полосе), но в Сталинграде они вдруг вынесли свои позиции за передний край и стали маскировать их множеством ложных лежбищ и манекенов, чем надолго сбили с толку советских снайперов и убили многих из них.

А советские снайперы в это время придумали манок из консервных банок: ночью они развешивали их перед немецкими окопами и протягивали веревку к себе в траншею. Утром напарник за нее дергал, банки дребезжали, немецкий солдат выглядывал посмотреть, что там на нейтралке творится, и получал пулю в лоб.

Снайперы подразделения старшего лейтенанта Ф.Д. Лунина ведут залповый огонь по самолетам противника

Все эти эволюции происходили не за месяцы, а за одну-две ноябрьские недели.

К концу Сталинградской битвы противостояние с советскими снайперами настолько развило снайперское искусство в вермахте, что, когда в 1944 году союзники высадились в Нормандии, американцы, славившиеся своей меткостью, и англичане, достойно сражавшиеся с немецкими снайперами в Первой мировой, описывали происходящее двумя словами: снайперский террор. Однако немцы и близко не подошли к советскому уровню снайперского дела. Личные счета советских снайперов превосходят счета немецких настолько же, насколько немецкие танковые асы превосходили советских. Лучший немецкий снайпер Матиас Хетценауер (345 подтвержденных убийств) не вошел бы в первую советскую десятку.

Легендарный поединок

снайперская история из Сталинграда — это, конечно, поединок Зайцева и немецкого снайперского аса, прибывшего из Берлина, чтобы его убить.

Вот как он описывает кульминацию этого противостояния в своих «Записках снайпера»: «Куликов осторожно, как это может сделать только самый опытный снайпер, стал приподнимать каску. Фашист выстрелил.

Куликов на мгновение приподнялся, громко вскрикнул и упал. Наконец-то советский снайпер, «главный заяц», за которым он охотился четыре дня, убит! — подумал, наверное, немец и высунул из-под листа полголовы. Я ударил.

Голова фашиста осела, а оптический прицел его винтовки все так же блестел на солнце».

В мемуарах Зайцев называет фамилию и звание немца — майор Конингс. В других вариантах этой истории майора называют Кёнигом, Кёнингсом, а также Хайнсом (иногда Эрвином) Торвальдом.

Обычно он служит начальником школы снайперов в Берлине, реже в Цоссене, а иногда оказывается олимпийским чемпионом по пулевой стрельбе.

Все это очень странно, потому что Зайцев в своей книге утверждает, что забрал у убитого майора документы.

В СССР (да и в современной России) ставить под сомнение рассказы героев считалось недопустимым святотатством, поэтому первые возражения прозвучали на Западе. Британский историк Франк Эллис в книге «Сталинградский котел» сообщил, что нет никаких документальных подтверждений существования в вермахте майора-снайпера Конингса, равно как и Кёнига, Кёнингса и т.д.

Более того, не было даже берлинской школы снайперов, которую тот якобы возглавлял. И совсем уж легко проверить, что не было олимпийских чемпионов с такой фамилией.

Эллис пошел дальше и нашел нестыковку в описании снайперского поединка: если солнце светило немецкому снайперу в лицо вечером, то он должен был быть обращен лицом к западу, где находились немецкие, а не советские позиции.

Российский историк Алексей Исаев предположил, что Зайцев на самом деле убил немецкого снайпера, оказавшегося в чине майора.

Это вполне возможно, поскольку в вермахте существовала практика свободной охоты: майор мог быть связистом, артиллеристом или вообще тыловиком, а свободное от службы время проводил на переднем крае со снайперской винтовкой, охотясь на красноармейцев, как на оленей в своей Баварии, ради досуга.

Когда в советском штабе узнали о звании убитого Зайцевым немца, случай решили использовать для пропаганды. По закону жанра историю приукрасили, сделав поединок максимально эпичным.

Получается, что герой врал в своей книге? Нет, потому что он вряд ли ее писал. Для этого существовали специальные товарищи, политически грамотные и литературно одаренные. А сам Василий Зайцев в телеинтервью у родника на Мамаевом кургане рассказал эту историю совершенно иначе.

По его словам, он ничего не слышал об этом майоре, пока не забрал с трупа документы.

И только потом в штабе ему сообщили, что это, оказывается, начальник берлинской снайперской школы, который прилетел для изучения опыта сталинградских снайперских дуэлей (вариант — для убийства «главного зайца» — придумали, видимо, уже после войны, сделав историю еще лучше).

Проблема с пропагандой в том, что байки раскручиваются государственными СМИ настолько, что затмевают в общественном сознании реальную историю, как 28 мифических героев затмили тысячи настоящих героев панфиловской дивизии. И это неуважение к их памяти.

Впрочем, в этой истории не все еще ясно. Жена снайпера уже после его смерти в телеинтервью рассказала о поездке Зайцева в ГДР. Немцы сами его пригласили, захотели поговорить с ним о прошедшей войне.

Визит закончился скандалом: из зала поднялась женщина и обвинила Зайцева в убийстве то ли ее мужа, то ли отца (жена Зайцева не запомнила точно), оскорбляла, выкрикивала угрозы. Советская охрана ветерана вывела, посадила в самолет и отправила в Союз.

Самое интересное, что немка назвала имя, звание и воинскую специальность погибшего: майор Конингс, снайпер-ас. То есть легендарный поединок все же не выдумка?

Снайперские рекорды и исторические выстрелы

Дальность выстрела

В ноябре 2009 года британский снайпер Крэйг Харрисон в Афганистане из винтовки L115A3 Long Range Rifle с расстояния 2475 метров двумя выстрелами убил двух талибов-пулеметчиков, а третьим уничтожил сам пулемет.

Пули, выпущенные Харрисоном, летели до цели примерно 6 секунд, при этом их скорость упала с 936 м/с до 251,8 м/с, а вертикальное отклонение составило около 120 метров (то есть, если бы снайпер находился на одной высоте с целями, ему пришлось бы целиться на 120 метров выше).

Количество убитых

Финский снайпер Симо Хяюхя по прозвищу Белая Смерть во время Зимней войны за 110 дней убил 542 красноармейцев (по подтвержденным данным) или более 700 (по неподтвержденным).

21 декабря 1939 года он убил 25 советских солдат (предположительно этот рекорд был побит в Корее австралийцем Йеном Робертсоном, убившим 30 китайских солдат за одно утро, но официального подсчета он не вел, и его рекорд считается неподтвержденным).

Герой Советского Союза, снайпер 25-й Чапаевской дивизии Людмила Михайловна Павличенко (1916—1974). Уничтожила свыше 300 фашистских солдат и офицеров

Красивый выстрел

Американский снайпер-морпех Карлос Хэскок по прозвищу Белое Перо во Вьетнаме победил в дуэли с вьетконговским снайпером, попав точно в оптический прицел винтовки противника с дистанции около 300 метров. Стивен Спилберг подтвердил, что сцена дуэли снайперов в фильме «Спасти рядового Райана» основана на этом эпизоде из биографии Карлоса Хэскока.

Антиснайпер

Лейтенант Василий Голосов к концу июня 1943 года убил 70 немецких снайперов (всего на его счету 422 гитлеровца).

ФОТО: GETTY IMAGES

Источник: https://www.MaximOnline.ru/longreads/get-smart/_article/vasiliy-zaytsev-neizvestnaya-istoriya-legendarnog/

Снайперский счёт врага сечёт

ВСЕ БЫЛО НЕ ЗРЯ, СНАЙПЕР…

Привет!

В этом блоге я собираю информацию об операциях, военнослужащих, амуниции, наградах, быте и мифах Первой и Второй чеченских военных кампаний. Мне интересен исторический контекст, портреты людей и общая событийная канва, которой, как мне кажется, уделено преступно мало внимания. Мы — это наша история. Забывая её, мы забываем себя.

Сегодня я хочу коротко поговорить о снайперском опыте в Первой чеченской кампании — о том, как были представлены эти боевые единицы в федеральных войсках и у сепаратных сил (дудаевцев и УНСО).

Снайпер ВС РФ на позиции. Обратите внимание на два бушлата и две шапки

Опыт федеральных войск

Если открыть поисковик и вбить запрос «российские снайперы в первой чеченской войне», то может сложиться впечатление, что кроме Володи Якута никто СВД в руках в российской армии не держал; впечатление это дополнят слизанные друг с друга статьи о том, что снайперская война была проиграна — и все ошибки были учтены только к 1999 году, а до этого, видимо, перебивались как могли.

Соглашаться с этим не будем, так как правдой это является лишь отчасти.

Довольно длительное время использование снайперов (хотя в войсках их становилось все больше) не приносило должного эффекта, поскольку они действовали как обычные мотострелки: командиры не были обучены тактически грамотно определять их место в боевом порядке взвода и роты. Сказывалась общая несогласованность действий в войсковых группах характерная для Первой кампании в целом и в первых её этапах в особенности.

Помогал опыт Афгана: отрядная тактика в Первую чеченскую кампанию применялась для полковых (бригадных) и батальонных тактических групп — тактика, которая уже зарекомендовала себя в схожую войну, когда фронт повсюду и столкновения возникают эпизодически то в одном, то в другом месте, и также стихийно могут затихнуть.

Создание боевых пар, троек, групп (например, «пулеметчик-автоматчик-снайпер») вначале носило формальный характер.

Особенно трудно было добиться боевой слаженности, определенной синхронности действий групп, их взаимной поддержки, без чего терялся смысл их создания.

Мотострелки нередко спешивались на большом расстоянии от позиций боевиков, группы продвигались разрозненно, несогласованно, не поддерживали огневой взаимосвязи, что облегчало противнику отражение атаки.

Ещё одной проблемой была слабая оснащённость групп средствами радиосвязи — и подача им команд командиром взвода, роты осуществлялась звуковыми и световыми сигналами, что в условиях боя, особенно на пересеченной местности, весьма затруднительно. Ставка в такой обстановке делалась на самостоятельность, сообразительность, инициативу командиров отделений, расчетов, экипажей, старших боевых групп. Но сказывалась общая необученность и слабая подготовка солдат-срочников.

С особыми трудностями командование ОГВ столкнулось при применении боевых групп в горных районах Чечни. Дело в том, что многие подразделения, прибывшие в состав группировки, не имели возможности на местах дислокации пройти горную подготовку. Поэтому учиться приходилось в бою.

Российский снайпер и Т-62 позади

При этом безусловно говорить о проигрыше в снайперском противостоянии нельзя. Помимо мотострелков, где снайперами были просто меткие стрелки, в Первой кампании также участвовали специально подготовленные снайперы от спец.подразделений МВД и ФСБ. Вооруженные СВД и знающие своё дело — они могли представлять реальную угрозу противнику.

Но, как и во всей Первой чеченской войне, действовать приходилось «по обстоятельствам»: что мотострелкам, что снайперам от спецуры — тактика менялась от ситуации к ситуации.

Как, например, с освобождением села Первомайское, во время которого бойцам ФСБ «Альфы» и «Вымпела» приходилось несколько раз отступать из-за отсутствия координации и поддержки других подразделений — и действовать в открытом поле как обычной пехоте.

А в это время президент Борис Ельцин перед телекамерами произносил уже легендарные слова о 38 снайперах — порождая тем самым очередной поток злословия и иронии, обращённый не только на себя, но и на всех участников той войны…

Операция очень и очень тщательно подготовлена; скажем, если 38 снайперов, то каждому снайперу определена цель, и он всё время видит эту цель. Она — цель — перемещается, и он глазами, так сказать, перемещается, постоянно, постоянно, вот таким образом. Ну, и по всем другим делам — как задымить улицы, как дать возможность заложникам убежать. Когда заложники разбегаются, их трудно убивать.Б.Н. ЕльцинСнайпер ВВ РФ с СВД в промежутках между боёв

Опыт армии чри

У чеченских сепаратистов изначально имелось тактическое преимущество: бои велись на своей территории, в привычных условиях гор, предгорий и равнин.

Тактика дудаевских снайперов представляла собой следующее:

1) в условиях боёв за Грозный применялась тактика боевых ячеек, состоящих из 3-4 человек. В эту ячейку входил боец с РПГ, пулемётчик, снайпер и страхующий-подносчик боеприпасов, снаряжённый автоматом. Огонь снайпера и пулемётчика прижимал пехоту к земле, пока гранатомётчик разбирался с бронемашиной; часто против одного бронеобъекта выступало 4-5 ячеек.

2) в горных районах чеченские снайперы поражали войска с дальних расстояний — 900 и 1000 м, хотя условия местности часто ограничивали эффективную дальность стрельбы. Снайперы выходили с поддержкой из 4 человек, вооружённых автоматами.

Поддержка располагалась обычно примерно в 500 м позади снайпера.

Снайпер выполнял несколько выстрелов по солдатам федеральных войск и менял позицию; если в ответ открывался огонь, группа поддержки начинала вести неприцельный огонь, отвлекая внимание на себя и давая снайперу возможность скрыться.

Помимо отработанной тактики и общей слаженности, у сепаратистов были оборудованы и подготовлены позиции в городах, налажена связь, боевые единицы также были сработаны. Хватало и оружия: уходя из Чечни в 1992 году, армия в числе другого оружия оставила 533 снайперские винтовки СВД — так что нашем подразделениям противостояла не менее подготовленная и оснащённая армия.

В горах главным козырем чеченских снайперов было знание рельефа и, как следствие, мобильность.

Опыт унсо

В общедоступных источниках чаще всего можно обнаружить упоминание двух подразделений УНСО в Первой чеченской — это «Викинг» и «Арго». Чаще всего их называют снайперскими, но это не так.

Подразделение «Викинг» с 1994 года обеспечивало охрану иностранных журналистов, которые делали якобы независимые репортажи из зоны боевых действий. Подразделение же «Арго» с июля 1993 года считалось горно-стрелковым.

При этом нужно учитывать, что общее количество УНСОшников в Первой чеченской кампании вряд ли превышало сто человек — и амуниция приемлемого уровня (одинаковая форма, знаки отличия, схожее вооружение) была только у «Викинга», остальные же были именно «солдатами удачи», собравшимися под одним флагом.

Общая тактика бойцов УНСО, которые не были приставлены к журналистам, была партизанской, предпочтение также отдавалось мобильным группам. Чаще всего мы можем найти информацию о том, что наёмники от УНСО разделялись и по 1-2 человека вливались в дудаевские боевые единицы — и в таком составе выдвигались в бой.

О том, какой тактики придерживались снайперы УНСО говорить трудно: во-первых, из-за недостатка информации, а, во-вторых, из-за малого количества снайперов от этой группы на момент Первой кампании. Скорее всего, тактика также была «действовать по обстоятельствам».

Тренировочный лагерь батальона «Арго» УНСО в Грузии. Фото 1997 года, после Первой кампании

Вместо заключения

Как мы видим, в Первой чеченской войне главными для снайперов (и не только) были мобильность, слаженность и координация. Весомым козырем выступало умение работать в «зелёнке» и горах.

Нельзя сказать, что наши снайперы проигрывали сепаратистам в умении — но определённо проигрывали в слаженности действий и общей подготовке, что опять отсылает нас вопросами к командованию и системе в целом.

P.S. Тема статьи располагает к упоминанию т.н. «белых колготок», но данный мифический объект будет рассмотрен в отдельной статье — следите за обновлениями.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a2975cf830905098bde52f9/5ad8d6e94bf161ff1f719a0f

Читать онлайн Учебник выживания снайпера. Стреляй редко, но метко! страница 36. Большая и бесплатная библиотека

ВСЕ БЫЛО НЕ ЗРЯ, СНАЙПЕР…

В учебной роте учатся и солдаты срочной службы, прошедшие жесткий квалификационный отбор. «К-43» регулярно отправляет своих учеников для прохождения боевой стажировки в Чеченскую республику.

По сообщениям средств массовой информации, под Бамутом в ходе контртеррористической кампании в Чеченской республике снайперы уничтожили 44 боевика, из них 16 младших командиров, 3 ведущих полевых командира и 12 инструкторов, в том числе 7 иностранных наемников; выведено из строя 8 единиц техники. Во время штурма Г розного весной 2000 года этим подразделением уничтожен 51 боевик, из них 30 полевых командиров среднего звена, 8 ведущих полевых командиров, 6 инструкторов-наемников; выведено из строя 20 единиц техники. За весь период боевых действий весной – летом 2000 года российские стрелки ликвидировали 28 чеченских снайперов, сохранив тем самым жизни десяткам солдат.

Сегодня солнечногорская учебная рота занимается обобщением опыта, совершенствованием тактики применения и другими вопросами развития снайпинга.

Помимо подготовки инструкторов для других школ в Солнечногорске составляют программы боевой подготовки снайперов для различных войсковых подразделений, вырабатывают тактику применения снайперов и целых снайперских групп в различных видах боя и на различной местности, определяют потребности в снайперском вооружении и оснащении.

В плане развития тактики эта война дала очень много, теперь важно не растерять оплаченный кровью боевой опыт. Одной из специфических черт боев в Северо-Кавказском регионе является массовое использование снайперов в партизанской войне.

Во время боевых действий в Дагестане и Чечне (1999–2000) масштаб и их эффективность были такими, что российские военные справедливо говорили о «снайперской войне».

Чеченские стрелки использовали не только штатное оружие российского производства (ОВД и ВСС), но и автоматы, оснащенные оптикой, а также спортивные винтовки, приспособленные для снайпинга.

Типовое вооружение отделения боевиков, состоящего из 9-10 человек, составляют 6 автоматов Калашникова различных модификаций (7,62-мм АКМ или АКМС), один ручной или единый пулемет (7,62-мм РПК, 5,45-мм РПК-74 или 7,62-мм ПКМ), 1 гранатомет РПГ-7, 4–5 гранатометов одноразового использования (РПГ-18, РПГ-22 или РПГ-26) и одна снайперская винтовка СВД.

Основными способами боевых действий незаконных вооруженных формирований являются обстрелы гарнизонов, сторожевых застав, КПП и постов охранения; проведение нападений (налетов); устройство засад; совершение диверсионных и террористических актов; захват важных объектов и заложников.

При проведении обстрелов выделяются группы численностью от 10 до 50 человек. Чаще всего обстрелы проводятся ночью, с использованием всех видов вооружения, имеющихся в наличии, в том числе и снайперского.

Засады чаще всего проводятся на дорогах или вероятных путях движения федеральных войск с целью уничтожения личного состава, захвата пленных, вооружения и материальных средств; снайперские группы обычно входят в состав огневой группы, обеспечивающей поражение живой силы и уничтожение техники, и группы, препятствующей маневру противника.

Особая снайперская тактика в горах

В ходе боевых действий на территории Дагестана (август – сентябрь 1999 г.) чеченскими боевиками активно использовались характерные тактические способы применения снайперов. В частности, практиковался захват господствующих высот, наиболее выгодных маршрутов, перевалов и расположение там дальнобойных огневых средств, в том числе и снайперов.

Часто применялись малые огневые группы, состоящие из минометного расчета, гранатометчика и снайперской пары. Снайперы при этом вели огонь под прикрытием звуков от минометных и гранатометных выстрелов из пещер и других укрытий.

При осуществлении отхода боевики использовали сводные огневые группы прикрытия – 1–2 минометных расчета, 2 расчета крупнокалиберных пулеметов, 2 снайпера, 2 гранатометчика, 1–2 расчета АГС-17.

Чуть позднее, при ведении боевых действий на территории Чеченской республики (ноябрь 1999 г.), незаконные вооруженные формирования применяли методы партизанской войны.

Так же как и во время первого чеченского конфликта 1994–1996 годов, не вступая в непосредственное соприкосновение с федеральными силами, НВФ предпочитали действовать малыми группами по 3–5 человек, включающими гранатометчика, снайпера, пулеметчика и 1–2 автоматчиков. В эту группу во многих случаях включались и саперы, минировавшие позицию после ухода группы.

Принцип их действий очень простой: основная группа открывает огонь (иногда даже не прицельный) по объекту федеральных сил, а снайпер под прикрытием шума боя выбирает цели и уничтожает их.

Боевики не рассчитывали на большие результаты, довольствуясь короткими, но частыми и успешными обстрелами без потерь со своей стороны. Снайперы при этом часто занимали позиции на деревьях. Невдалеке от стрелков (по кругу или квадрату лесного массива) располагались наблюдатели, которые вскрывали цели и наводили на них огонь снайперов.

Особое внимание обращает на себя тактика действий так называемых «боевых троек», состоящих из снайпера, гранатометчика и автоматчика. Этот метод ведения боя был отработан чеченскими боевиками еще во время первого штурма Г розного зимой 1995 года.

На местности такая тройка располагается рассредоточение.

Автоматчик начинает бой, обстреливая противника и тем самым вызывая огонь на себя; снайпер выявляет огневые точки, обозначившие себя огнем, и уничтожает их; гранатометчик, используя шум боя как прикрытие, поражает бронетехнику и автотранспорт.

При ведении обороны участка непосредственно перед началом артподготовки федеральных сил или при ударах авиации группы боевиков делали быстрый рывок в сторону российских войск в безопасную зону и скрывались на местности.

После начала атаки федеральных войск боевики расстреливали солдат почти в упор – с расстояния 100–150 метров.

При этом снайперы стремились в первые минуты боя уничтожить командный состав и активных солдат и сержантов, чтобы посеять панику.

Снайпер первой чеченской…

Наиболее эффективно снайперские группы применяются боевиками при ведении боя в населенном пункте. Прежде всего они выводят из строя офицеров, водителей и радистов.

Каждый снайпер действует под прикрытием пяти-шести боевиков, один из которых как минимум является гранатометчиком. Позиции для стрельбы обычно выбираются по классическому принципу – на средних этажах зданий, в глубине комнат.

Широко используются проломы в стенах домов. Автоматчики занимают нижние этажи, а гранатометчики располагаются на верхнем уровне.

Очень распространен среди чеченских снайперов прием, когда для уничтожения как можно большего количества людей он сначала «подстреливает» одного военнослужащего (обычно ранение в конечность), затем таким же образом обездвиживает пришедших к нему на помощь товарищей и в конце концов методично добивает всех.

Использовались и снайперы-одиночки. Эти люди, как правило профессионалы, заранее детально планировали свои действия, выбирая наиболее выгодные малозаметные позиции на чердаках и верхних этажах домов (чаще в угловых квартирах – оттуда удобно вести огонь в нескольких направлениях). На подготовленных позициях оборудовались тайники с оружием и боеприпасами.

В качестве еще одной характерной особенности войны в Чечне нужно отметить применение боевиками российского специального снайперского оружия – крупнокалиберной винтовки ОСВ-96 и бесшумных винтовок ВСС и ВСК-94.

Снайперская война в Чечне глазами современного журналиста: «Ночь. Приятное время для работы. Ночной прицел, «пятьдесят первый», – отличная вещь, в него видно все. В прошлый раз на большой дистанции расстрелял «Ниву» с боевиками, всадил туда обойму. Кого достал, кого нет – неизвестно, но малину им подпортил.

По информации, в этом доме, куда подъехала машина, был бандитский схрон…Но эта ночь совсем не такая. Она поделена на секунды. Глаз нестерпимо режет от «ночника», но оторваться нельзя. Олег ежесекундно ждет выстрела. Внизу, под сопкой, на которой они засели с радистом, с радиостанцией «Арбалет», раскинулся маленький заводик.

Там завелся снайпер, успевший достаточно нагадить нашим. Задача – вычислить его, не более того. На свой страх и риск, Труба решил работать по-своему. Засечь эту сволочь – что толку, если он тут же меняет позицию. Надо попробовать бить по вспышке. Это самый сложный вариант, но если повезет, лучше не придумаешь.

Нет приказа стрелять, но он уже часа полтора ждет момента, не отрываясь от прицела… Радист молчит рядом, страхуя его с автоматом.

Наконец, он все-таки дождался. Вспышка выстрела мелькнула в проеме ребристого, типа дюралевого, ангара. Он тут же прицелился и послал туда пулю. Расстояние порядка 350 метров. В это мгновение он успел учесть тот факт, что бить нужно не по самой вспышке, ведь это ствол, а чуть в сторону, где должна быть голова этой твари. Или, на худой конец, тело.

Отчетливо слышно, как пуля проходит сквозь тонкую стенку. Он попадает в намеченную точку. Невозможно проверить поражение. Они с радистом тут же сматываются, чтобы не попасть под очень возможный ответный удар. Снайпер вполне мог работать с прикрытием. Дело было сделано. Больше с заводика никто не гадил…» (О. Коломиец.

«Все было не зря, снайпер…» – Солдатудачи, 2001, № 6).

И все же, несмотря на все трудности, русские снайперы множество раз доказывали свое мастерство на этой войне. В частности, снайпер Александр Чернышов за мужество и героизм, проявленные в ходе контртеррористической операции в Чеченской республике, удостоен звания Героя Российской Федерации.

Источник: https://dom-knig.com/read_186478-36

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.