Хорватия — союзник нацистской Германии. Кое-что о хорватских футболистах. Преступления против сербского народа

Содержание

Новый скандал на Балканах: хорватская разведка вооружала салафитов в БиГ?

Хорватия - союзник нацистской Германии. Кое-что о хорватских футболистах. Преступления против сербского народа

22 апреля 2019
19:05

Между Сараево и Загребом разгорелся самый настоящий шпионский скандал, за которым стоят интересы не только собственно хорватов и бошняков-мусульман, но и других держав.

О так называемом Деле салафитов сейчас говорят все ведущие боснийские СМИ. Президиум БиГ отправил в Загреб ноту протеста по этому поводу, заявляя, что хорватское Агентство безопасности и разведки (SOA) незаконно действовало на территории страны.

В ответ же сараевские власти получили кучу громких заявлений, в которых хорватские официальные представители, не скупясь на эпитеты, упрекнули Сараево в «глупости и лжи», отставив всякий дипломатический политес.

Отношения между Хорватией и официальной БиГ еще никогда не находились на столь низком уровне, хотя история противостояния двух постъюгославских государственных образований началась далеко не вчера.

Союзники поневоле

С началом кровавой междоусобной брани в Боснии хорваты приняли участие в ней с самых первых дней, причем на первых порах на территорию республики без каких-либо рефлексий заходила даже регулярная хорватская армия.

В начале 90-х у боснийских хорватов существовало свое квазигосударственное образование Герцег-Босна со столицей в западной части города Мостар (восточная осталась за бошняками-мусульманами). Зачистив вместе с мусульманами сербов в центральной части БиГ, в 1993 году некогда союзники начали ожесточенно воевать между собой за территории, ресурсы, предприятия.

Конфликт продолжался вплоть до 1994 года со всеми характерными для югославских войн особенностями: этническими чистками, массовыми убийствами военнопленных и гражданских лиц, а также довольно замысловатой линией фронта. Именно в ходе этого противостояния был взорван знаменитый Старый мост через Неретву в Мостаре, четко разделив город на части.

Спустя десятилетия после этих событий в Гааге в том числе и за это будут судить режиссера и директора драматических театров, а позднее — генерала армии боснийских хорватов Слободана Праляка, который артистично примет яд после неудавшейся апелляции.

Из мусульман, которым мировыми политехнологами была отдана роль «невинных жертв», за те события никого не осудили, хотя действовали они с не меньшей, а подчас и с большей жестокостью, причём их подразделения превосходили хорватские по численности в несколько раз.

Самое интересное, что в ходе той бойни битые мусульманами хорватские части уходили под защиту сербов, в то время как другие хорватские подразделения вместе с другими мусульманскими отрядами продолжали с сербами воевать — все смешалось в той кровавой каше.

В итоге США и НАТО удалось примирить хорватскую и мусульманскую стороны чуть ли не насильно, надавив на лидера Большой Хорватии Франьо Туджмана, взамен, правда, пообещав ему кое-что.

Этим «кое-что» стало участие НАТО в войне против сербов, в результате чего Республика Сербская потеряла ряд территорий, а также содействие хорватскому (и частично мусульманскому) блицкригу против Сербской Краины, закончившейся уничтожением этой непризнанной республики.

Ну, а хорваты потеряли свою Герцег-Босну, которая была объединена с мусульманскими территориями в Федерацию БиГ, тем самым получив амплуа вечных актеров второго плана.

С амплуа этим они не смирились, особенно после того, как сараевским мусульманам удалось в минувшем году провести в президиум БиГ в качестве представителя от хорватов лояльного им Желько Комшича.

Он занял место популярного лидера партии «Хорватское демократическое содружество» Драгана Човича. И это хорваты восприняли как пощечину.

После чего возникший десятилетие назад союз хорватских и сербских политических лидеров только укрепился, причем до такой степени, что Чович в этом году присутствовал на празднованиях Дня Республики Сербской — празднике, который сараевские власти всё время пытаются запретить (недавнее решение Конституционного суда БиГ вновь подтвердило этот запрет, который откровенно игнорируется сербской стороной). А состоявшийся в начале года местный Хорватский народный собор принял недвусмысленную резолюцию, в которой четко постановил: боснийским хорватам нужен собственный энтитет в рамках БиГ. Дело дошло до того, что член Президиума БиГ Комшич вынужден был публично возмущаться, заявляя, что представитель сербов Милорад Додик добивается восстановления Великой Сербии, а Чович — Герцег-Босны и этому надо помешать! В итоге Комшич потерял остатки уважения соплеменников.

Как хорватские спецслужбы по столярам работали

И тут совсем к месту нарисовался шпионский скандал. У которого, впрочем, была своя предыстория.

Еще в 2017 году президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович заявила, что в соседней БиГ проживает пять тысяч салафитов, а вместе с их сторонниками в этой стране наберется и вовсе десять тысяч приверженцев радикального ислама, что является потенциальной угрозой европейской безопасности. Тогда эти слова спровоцировали бурю эмоций у политиков-бошняков, но брать их назад Китарович отказалась. При этом прозвучали они на фоне обострения отношений Вашингтона и Анкары, а неизменно протурецкая позиция Сараево ни для кого не является секретом. Так Европа спустя четверть века после отрезанных сербских голов и возникновения горных боснийских общин, где практикуются полигамия и женское обрезание, открыла для себя факт салафитского анклава в своем мягком подбрюшье.

https://www.youtube.com/watch?v=f6j09VBLvAY

Однако нынешнее «Дело салафитов» вполне уместно считать контратакой Сараево. Согласно заявлению министра безопасности БиГ Драгана Мектича, боснийскими спецслужбами раскрыта деятельность их хорватских коллег, действовавших как в его стране, так и у себя дома с целью скомпрометировать Боснию.

В частности, утверждается, что SOA вербовала или пыталась вербовать многочисленных бошнякских гастарбайтеров, работающих в Хорватии, — тем предлагалось получать в Хорватии оружие и взрывчатку, а после переправлять все это в мусульманские общины и мечети.

Впоследствии наличие оружия и милитаризированность закрытых мусульманских сообществ БиГ фиксировались в том числе и журналистами, один из которых якобы даже пользовался для таких поездок автомобилем хорватского консула.

Одновременно боснийские медиа начали публиковать истории соотечественников, пострадавших от произвола хорватских спецслужб. Например, рассказали про 47-летнего Нермина Спахича, семнадцать лет работавшего в Хорватии плотником по официальному разрешению, но в итоге депортированного в БиГ как «угроза национальной безопасности».

По словам плотника, в 2018 году его начали вызывать в SOA и разговаривать «по душам». С ним общались около шести или семи раз, интересовались как у воевавшего в 90-е, знал ли он боевиков-ваххабитов, посещает ли мечеть, как относится к ИГИЛ (запрещенная в России организация).

По признанию самого Спахича, он не любитель ходить в мечеть, но назойливость спецслужбистов настолько разозлила его, что он сказал, что посещал ее по пять раз в день, но к ИГИЛ относится как к «дерьму». Что тем не менее не уберегло его от депортации.

При этом справедливости ради нужно отметить, что в сообщениях СМИ все-таки не прозвучало ни одной истории про бошняка, которого таки заставили провезти оружие в одну из боснийских сел или мечетей.

Понятное дело, что в Загребе моментально отвергли все подобные обвинения, причем не стесняясь в выражениях, что, кстати, является традиционным стилем руководства Большой Хорватии, считающей себя форпостом белой цивилизации на Западных Балканах.

«Конечно, SOA общалась со всеми этими людьми (героями боснийиских репортажей. — EADaily), — прокомментировал ситуацию директор спецслужбы Даниэль Маркич. — И будет общаться и впредь, поскольку мы действуем исходя их своих интересов, а также обязаны обеспечивать безопасность Европейского союза и НАТО». «Мы имеем дело с очевидной манипуляцией, — отреагировал на обвинения соседей хорватский премьер Андрей Пленкович. — Хорватия — страна, которая борется с терроризмом и сотрудничает в этом деле с партнерами, а БиГ — наш партнер. Это просто чепуха, которую я отвергаю! Сотрудничество с БиГ происходит на регулярной основе… Большая глупость включать в эту историю еще и хорватских дипломатов, которые выполняют свою работу в соответствии с Венской конвенцией и ничем другим не занимаются!»

«К сожалению, это не первый случай, когда министр безопасности БиГ делает напыщенные заявления, — отреагировал председатель парламентского комитета по внутренней политике и национальной безопасности, глава хорватского МВД Ранко Остойич.

— Если бы я был на его месте, то представил бы арестованных и конкретные доказательства, прежде чем делать заявления в прессе. Так поступает ответственный министр.

Пока же я увидел сообщения без каких-либо аргументов… Я не могу поверить, что Хорватия могла бы вооружать исламистские группировки!»

Кто кому союзник и брат

И если реакция представителей Хорватии вполне предсказуема, то довольно оригинально поступила прокуратура БиГ, которая практически сразу же после раскручивания «Дела салафитов» возбудила делопроизводство против самого министра безопасности страны Драгана Мектича.

Что показывает, насколько неоднородно это лоскутное образование — Босния и Герцеговина. Мектич в ответ разразился тирадой о том, что таким образом его пытаются заставить молчать.

И его вполне ожидаемо поддержал лидер бошнякской общины БиГ Бакир Изетбегович, который в свою очередь заявил, что больше доверяет главе Минбеза, чем прокурорам.

https://www.youtube.com/watch?v=ua2juxAQcLU

Пикантности ситуации добавляет тот факт, что сам Мектич — серб. Но это только на первый взгляд необычно. В конъюнктурном балканском политическом бульоне национальность и вероисповедание когда нужно выступают в авангарде, а когда выгодно — уходят на второй план.

Достаточно вспомнить того же Комшича, хорвата на службе у мусульман. Или председателя Конституционного суда БиГ Златко Кнежевича — серба, при котором было принято решение о незаконности празднования Дня Республики Сербской.

Не совсем понятно, что связывает того же Изетбеговича с Мектичем, но то, что обвинение последнего в адрес Загреба пока звучит неубедительно, — это факт.

Мало того, когда на днях сам глава Минбеза прибыл именно в Загреб, причем на служебном автомобиле для прохождения лечения в офтальмологической клинике, его уже поджидали местные журналисты.

Которые, в частности, поинтересовались фотографией, где тот запечатлен вместе с главой Агентства по разведке и безопасности Боснии и Герцеговины (OSA) Османом Мехмедагичем, которого неоднократно обвиняли в покровительстве исламским радикалам, и журналистом, первым начавшим разрабатывать «Дело салафитов» в прессе.

Насчет второго Мектич заявил, что знает его около двух десятков лет и даже становился объектом его критики. После чиновник поспешил свернуть общение с прессой.

Из всей этой истории пока можно сделать несколько выводов. Западу выгодно давить на нынешнее сараевское руководство, дабы то поумерило свое протурецкое рвение, поэтому спустя четверть века после окончания войны 90-х и был выставлен на всеобщее обозрение салафитский козырь. Салафиты действительно присутствуют в БиГ.

Тем из них, которые находили возможность сотрудничать с сараевскими властями, давали зеленую улицу, непримиримых же начинали ловить и депортировать под предлогом борьбы с терроризмом. Многие сами уехали воевать на Ближний Восток.

Западу выгодно давить на Сараево руками хорватов, поскольку сербы в Брюсселе и Вашингтоне по-прежнему считаются «плохими партнерами», мальчиками для биться и ставленниками Москвы.

Боснийским сербам выгодно взаимодействовать с боснийскими хорватами, чтобы в борьбе с Сараево добиться для себя больше прав и свобод и снизить интенсивность давления на РС.

Неслучайно нынешний член президиума БиГ серб Милорад Додик недавно четко дал понять, что его партия «Союз независимых социал-демократов» (СНСД) и ХДС хорвата Драгана Човича готовы сформировать правительство хоть завтра, но пока этот вопрос саботирует лишь представитель бошняков Бакир Изетбегович.

А боснийским хорватам выгодно солидаризироваться с боснийскими сербами против боснийских мусульман, дабы добиться-таки создания собственного энтитета в рамках БиГ. Наконец, хорватам из Большой Хорватии выгодно представлять БиГ салафитским анклавом, дабы стопроцентно отработать антитурецкий заказ Запада и под занавесом давления на Сараево помочь соплеменникам в БиГ добиться создания собственного энтитета.

Такова боснийская политика, где вчерашние враги могут в один прекрасный момент броситься в объятия друг друга, а вчерашние друзья — посадить друг друга на ножи. Ну, а был ли на самом деле шпионский скандал или не был, мы если и узнаем, то, скорее всего, не очень скоро. Или вооще никогда.

Алексей Топоров

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2019/04/22/novyy-skandal-na-balkanah-horvatskaya-razvedka-vooruzhala-salafitov-v-big

Фашисты-усташи: кого прославляли футболисты Хорватии

Хорватия - союзник нацистской Германии. Кое-что о хорватских футболистах. Преступления против сербского народа

Кто такие усташи: песни, которые поют болельщики и игроки из Хорватии

Материал публикуется в свете последних событий на ЧМ-2018, связанных с высказыванием Домагоя Виды о «Славе Украины», с последующими извинениями за эти высказывания и последовавшие санкции ФИФА.

А впереди финальный матч Чемпионата Мира по футболу в Лужниках между Францией и Хорватией.

*******************************

Хорватские футболисты и болельщики уже не в первый раз поют песни и демонстрируют символику, прославляющую фашистов, которые в 1940-е годы захватили власть в этой стране. Кто такие усташи, зачем они истребляли сербов и какие зверства творились в местных концлагерях.

Футболисты сборной Хорватии Деян Ловрен и Шиме Врсалько спели песню, в тексте которой упоминается лозунг времен существования на территории страны фашистского государства. Фанаты Хорватии тем временем отметились демонстрацией флагов и баннеров с фашистской символикой, — причем как в России, так и в Вене.

Скандалы с хорватами на этой почве возникали неоднократно. Так, в 2006 году на матче Италия — Хорватия хорватские болельщики образовали на трибунах своими телами свастику.

А в 2013 году отличились сами футболисты — защитник сборной Хорватии Йосип Шимунич во время празднования выхода команды на бразильский чемпионат мира 2014 года использовал текст приветствия усташей. За это он был дисквалифицирован.

Хорватское движение усташей («повстанцев») зародилось на рубеже 1920-1930-х годов на Балканском полуострове при поддержке диктаторов Бенито Муссолини и Адольфа Гитлера.

Один из идеологов ранних усташей Миле Бурдак поначалу отвергал связь хорватского национализма с фашизмом и национал-социализмом.

Идеологию усташей он определил как продолжение политического учения о панхорватстве, созданного еще в середине XIX века австро-венгерским политиком и публицистом хорватского происхождения Анте Старчевичем.

Последний долгое время боролся за наделение Хорватии правами широкой автономии внутри Австро-Венгерской империи, за что не один раз подвергался репрессиям со стороны монархии.

Он стоял у истоков формирования первой Хорватской партии права. Другим предшественником своего движения усташи считали основателя Хорватской крестьянской партии Степана Радича, убитого в августе 1928 года во время заседания Скупщины (югославского парламента).

Опираясь на страны «Оси», в первую очередь на Германию и Италию, усташи во многом копировали их внутреннее устройство и идеологию. В их взглядах выделялись сербофобия и антисемитизм, а также ряд теорий, призванных оправдать территориальные претензии.

В 1918 году была воссоздана Хорватская партия права — националистическая партия, видевшая препятствие созданию национального хорватского государства в сербах. Тогда же часть ее лидеров покинула разваливающуюся Австро-Венгрию. Год спустя секретарем партии стал адвокат Анте Павелич.

Также была принята программа, определявшая целью партии «сохранение национальной самобытности и государственной самостоятельности хорватского народа».

Непосредственно перед выборами 1927 года ХПП, Хорватский крестьянский республиканский союз и Хорватская федералистская крестьянская партия объединились в Хорватский блок.

Его основным лозунгом был лозунг Старчевича «Бог и хорваты». Но политического влияния блоку добиться не удалось.

В 1928 году Павлевич создал террористическую организацию, а в 1929 бежал из страны и посетил Софию, столицу Болгарии, где установил связи с македонскими националистами.

В первой половине 1932 года был создан Главный усташский штаб и начала издаваться газета «Усташа». При этом Павелич и его сторонники пытались изобразить себя не как небольшую террористическую организацию, а как массовое движение хорватского народа.

Усташам удалось создать центр организации на территории Германии. Они нашли поддержку в Венгрии и Италии — странах, заявлявших о территориальных претензиях к Югославии.

Муссолини надеялся использовать усташей как средство давления на Белград и как возможного союзника в случае войны с Югославией. С его разрешения в 1931 — 1932 гг.

в Италии была создана сеть лагерей, где усташи проходили военно-политическую подготовку.

Усташи были сторонниками этнически чистой Хорватии — прежде всего без сербов.

При этом они не собирались удовлетвориться просто выселением тех сербов, которые жили на землях, доставшихся Хорватскому королевству. Они прекрасно понимали, что изгнанные могут требовать возвращения на родину — либо сами, либо их потомки. Усташи отдавали себе отчет в том, что только полное физическое уничтожение сербского населения могло «обезопасить» хорватов навсегда.

Миле Будак, теоретик этнических чисток и ближайший сотрудник Павелича, резюмировал эти планы в таком высказывании: «Треть сербов необходимо уничтожить, треть изгнать, остальных — окатоличить. Таким образом скоро затеряются их следы, а то, что останется, будет лишь дурным воспоминанием о них. Для сербов, цыган и евреев у нас найдется три миллиона пуль».

Осуществить это усташи попытались в годы Второй мировой войны. С 1941 по 1945 год на территории оккупированной Югославии погибло до 800 тыс. сербов, около 240 тыс. были насильно обращены в католичество, еще 400 тыс. были вынуждены бежать в Сербию.

«Когда главные усташи утверждают, что убили один миллион православных сербов (в том числе новорожденных, детей, женщин и стариков), это на мой взгляд, чепуха.

На основе документов, которые я получил, даю оценку в 750 000 убитых незащищенных людей», — писал немецкий посланник в Хорватии Герман Нойбахер.

В 1941 году Павелич, обрадованный активными действиями Германии, заявил о создании Независимого государства Хорватии. НГХ, по сути, было марионеточным государством Германии и частью оккупационной системы, установленной в Югославии.

Павелич сосредоточил всю власть в своих руках и создал вокруг себя культ личности. Движение усташей переросло в единственную партию страны.

Параллельно к основанной на призывном принципе армии по примеру немецких СС были созданы специальные военные отряды усташей. Павелич сам принимал все законы, назначал членов высшего руководства и функционеров усташского движения.

В НГХ не существовало каких-либо выборных органов ни на государственном, ни на локальном уровнях.

В новообразованном государстве на тот момент проживало около 6 млн жителей, из них 2 млн сербов, а также евреи и цыгане.

Страшнейшие зверства происходили на территории концлагеря «Ясеновац». Заключенных убивали тупыми предметами: кувалдами, молотками, болванками, дубинами, затаптывали солдатскими башмаками.

Ликвидации проводились и острыми предметами: ножами, кинжалами, саблями, топорами, плотничными топорами и специально приспособленными большими ножами и лезвиями. Узников морили голодом и жаждой. Надрезали кожу и посыпали солью. Прижигали им раскаленным железом гениталии.

Сажали крысу на живот, затем накрывали ее крышкой и грели лампой, пока крыса не прогрызала кожу и не проникала в живот узника.

Выдирали ногти металлическими инструментами, выкалывали глаза особыми крюками, ослепляли узников уколом иглы в глаз, отрезали нос, уши и язык, прокалывали шилом сердце, насиловали дочерей на глазах у родителей, под страхом мучений заставляли сыновей насиловать родных матерей, отрезали мужские половые органы и клали их в рот матерям и дочерям.

«По жестокости пыток и способам убийств концлагерь «Ясеновац» превзошел все, что мог выдумать и осуществить самый извращенный ум», — отмечается в докладе «Концентрационный лагерь Ясеновац».

С окончанием войны пришел конец и деятельности усташей.

Многие бежали в другие страны, сам Павелич в 1947 прибыл в Аргентину и прожил до конца 1950-х в Буэнос-Айресе, где служил советником по безопасности аргентинского диктатора Хуана Перона.

Часть усташей осталась в Югославии, пытаясь при широкой поддержке ряда католических священников организовать повстанческую деятельность. Однако они были арестованы либо уничтожены югославской армией и милицией.

Среди эмигрантов-усташей сформировались террористические подпольные группировки.

Усташи создали свои центры в Германии, США, Канаде, Австралии и Аргентине. Под непосредственным руководством Павелича было создано «Хорватское освободительное движение». К активной террористической деятельности оно приступило только в 1967 году.

Его члены планировали и осуществляли покушения на югославских политиков, чиновников и других граждан, а также на своих бывших членов, покинувших движение. Всего с 1967 и до середины 1970-х гг.

данная организация провела несколько десятков атак на югославских граждан в Америке и Европе.

Они активизировались в 1990-е годы, во время распада Югославии. В 1991 году президент Хорватии Франьо Туджман позволил вернуться в Хорватию находившимся в эмиграции усташам.

Также он начал рассуждать о роли НГХ как хорватского национального государства.

В одном из своих выступлений Туджман заявил, что Хорватия времен Второй мировой войны была не только нацистским образованием, но и выражала тысячелетние стремления хорватского народа.

С момента провозглашения независимости Хорватии в начале 1990-х годов некоторые националистические политические группы пытались продолжить традиции усташей. В частности, в 10 населенных пунктах ряд улиц был переименован в честь усташских лидеров. Произошло массовое уничтожение памятников антифашистам, а бывшие усташи и ветераны вооруженных формирований НГХ стали получать пенсии.

=====================================

Усташи-хорваты вырезали целые сербские деревни. О жестокости хорватов вспоминает бывший офицер полка «Варяг» Н. Чухнов:

«В течение всей четырехлетней оккупации Югославии германскими войсками марионеточное хорватское правительство Павелича, убийцы короля Александра,поддержанное католическим духовенством, занималось Во славу Господа истреблением православных сербов, которых в то время оказалось на территории Хорватии свыше миллиона человек. Тысячи трупов расстрелянных сербов, привязанных один к другому,плыли по Саве в Белград. Смрад разложения отравлял воздух на десяток километров от реки.

Иногда сербов сначала переводили в католицизм, а затем только убивали. Вот что говорил обречённым в селе Клепец католический священник Томас Илья: «вы ошибаетесь, если думаете, что мы переводим вас в католичество для сохранения вашего имущества, пенсии или платы. Не хотим мы спасать вашу жизнь, а только ваши души».

===========================

Бегство

Большинство лидеров усташского движения после крушения государства успели покинуть страну и эмигрировать в Западную Европу и Америку. 

Несмотря на то что югославские власти постоянно передавали Союзникам списки военных преступников, только десятая часть из числа усташей вернулась на родину и предстала перед судом.

Последний усташский министр внутренних дел Андрие Артукович был освобожден британцами из-под стражи и выехал в США.

Анте Павелич по поддельным документам перебрался в Аргентину, где прожил ещё два десятилетия, пока его не настигла шальная пуля уцелевших четников в апреле 1957 года в Буэнос-Айресе. 

Через два года, так и не оправившись от этих ранений, он умер в Мадриде. 

=============================

Так что болеть за Хорватию я сегодня не буду, просто посмотрю финальный матч ЧМ-2018 без фанатизма

  • Геополитика
  • Пятая колонна
  • Идеология и патриотизм
  • Россия-Запад

Источник: https://cont.ws/post/1005532

Почему Хорватия и Сербия так ненавидят друг друга: война, которая началась после футбола

Хорватия - союзник нацистской Германии. Кое-что о хорватских футболистах. Преступления против сербского народа

«Шахтер» сегодня сыграет матч Лиги чемпионов на загребском стадионе «Максимир» – принято считать, что именно здесь началась горячая фаза конфликта между Хорватией и Сербией, которая в 1990-е переросла в тысячи жертв и в постоянную ненависть друг к другу. 

Что вообще не поделили Сербия и Хорватия?

Если коротко: национализм в обеих странах разными путями пришел к выводу, что спокойствие на Балканах невозможно без расселения или даже уничтожения соседней нации. В Хорватии так думали о сербах, в Сербии – о хорватах. Католики о православных, православные о католиках. При этом более 85 процентов хорватов считают себя католиками, более 85 процентов сербов – православными. 

Обе страны еще в середине 19 века не были независимыми и находились под оккупацией разных империй (Сербия до вмешательства России оставалась в Османской империи, Хорватия вплоть до Первой мировой базировалась в Австро-Венгерской), но такие движения постоянно выносились на повестку дня.

В 1844 году сербский министр Илья Гарашанин опубликовал «Начертания», в которых основной идеей было создание военным путем Великой Сербии. Хорватов он считал «сербами католической веры» и «народом без самосознания».

В Хорватии «отцом отечества» стал публицист Анте Старчевич, который называл боснийцев и сербов «хорватами, которые вышли из под контроля». 

Подобные разговоры то и дело вызывали даже беспорядки. Например, в 1902-м в Загребе случились погромы сербов за статью местного депутата «Do istrage Vaše Иле Naše» – в ней единственным возможным вариантом величия Сербии называлось истребление всех хорватов. 

Но Первая мировая война на время отодвинула эти противоречия, а в 1918-м и вовсе после полного передела границ по всей Европе достаточно неожиданно появилось Королевство сербов, хорватов и словенцев (которое в 1931-м переименовалось в Югославию).

Пагубное для хорватской политики, потому что премьер-министр новосозданной страны Никола Пашич принял «Начертания» Гарашанина почти официальной идеологией государства.

Со всеми вытекающими последствиями: сербы назначались на все ключевые должности, хорватский язык признали вне закона, а в 1928-м основной лидер хорватской части населения Степан Радич был застрелен сербским депутатом после речи, в котором Сербию обвиняли в колонизации Хорватии.

Большой след в отношениях между народами оставили усташи – фашисты, которые установили своей режим в Хорватии в 1941-м после помощи со стороны муссолиновской Италии. Теперь уже хорваты считались новой властью единственной достойной нацией, которая могла жить на этих землях.

Только в концентрационном лагере Ясеновац было убито не менее 100 000 сербов, евреев, цыган и антифашистских хорватов.

Усташи продержались на крови четыре года, пока не были выбиты из страны после победы югославских партизан под руководством хорвата Йосипа Броз Тито – будущего великого диктатора Югославии. 

Однопартийная система и социалистический строй также пытались подавить конфликт – в 70-х правительство ввело обширную децентрализацию в пользу Хорватии и Словении.

Но Сербия так и осталась основой основ в государстве, а хорватский национализм все равно стал главной альтернативой югославскому (и сербскому) коммунизму.

В 1986-м Сербская академия наук и искусств опубликовала меморандум, в котором признавала упадок Югославии, а в качестве решения проблемы было предложено создать Великую Сербию (опять!), в которую должны были войти почти все земли Хорватии за исключением нескольких окраин. 

Все началось заново, хотя отношения Хорватии и Сербии – это лишь малая часть противоречий балканского супер-государства. Югославия в конце 80-х – это огромный котел с водой, который стоит на огне уже довольно продолжительный срок. И взрыв был неизбежен – нужно было только дождаться причины.

А при чем тут футбол?

В конце 80-х югославская сборная была одной из лучших в мире, но вот внутренний чемпионат постоянно был зоной конфликтов. Матчи между «Црвеной Звездой» и загребским «Динамо» постоянно заканчивались задержанием фанатов – и это в лучшем случае.

А игра в Загребе в мае 1990-го стала чуть ли не аналогом убийства эрцгерцога Франца Фердинанда в 1914-м. Тот же спусковой крючок, после нажатия которого все завертелось.

Хотя бы потому, что этот матч был первым после победы на выборах в Хорватии партии ХДС, которая взяла прямой курс на независимость.

На «Максимир» прибыло больше 3 тысяч сербских ультрас «Героев», ультрас «Динамо» Bad Boys Blue аналогично выставили лучших своих бойцов.

С чего все началось, до сих пор не понятно, но обе стороны охотно подбивали друг друга: хорваты скандировали Srbi – na vrbi, гости – Zagreb je Srbija! и Ubit cemo Tudmana! (Туджман – глава ХДС, – прим. Tribuna.com).

Довольно быстро началась настоящая бойня – «Герои» разломали рекламные щиты под своим сектором и пошли в атаку на хозяев. 

И это было бы пусть и очень масштабным, но все же типичным боем между ультрас, если бы не действия милиции на матче. Она была почти полностью сербской, фактически не трогала гостей и очень активно избивала хозяев. В ход шли и резиновые дубинки, и слезоточивый газ. Но 350-400 хорватских ультрас все равно прорвали кордон – и началось месиво с сотней пострадавших. 

Отличились и футболисты: Звонимир Бобан на полной скорости влетел в милиционера с коленом и был так взбешен, что его оттаскивали собственные фанаты. 

«Я был там, публичный человек, готовый рисковать всем: жизнью, карьерой и всеми благами, которые может принести слава футболиста, ради одной цели и одного идеала: свободная Хорватия», – рассказывал потом он из Италии. За этот прыжок его дисквалифицировали на шесть месяцев, а милиционер публично простил его спустя несколько лет. 

Бойню на «Максимире» удалось остановить лишь после прибытия на стадион водометов и бронетехники, но беспорядки в самом Загребе продолжались еще несколько дней. 

Через две недели после матча новоизбранный хорватский парламент проал за новую Конституцию, которую сербское меньшинство открыто бойкотировало.

 Глава ультрас «Црвены Звезды» Желько Ражнатович (он и сам был на «Максимире») основал Сербскую добровольческую армию, которая была одной из самых заметных и жестоких военных единиц в начале войны.

А уже в июле была самопровозглашена Сербская Автономная Область Книнская Краина (позже просто Сербская Краина). Буквально целый кусок территории Хорватии, в котором не желали независимости, а выступали за единое югославское государство. 

После объявления независимости Хорватии в июле 1991-го именно с этой территории начались основные военные действия. 

Что нужно знать о войне между Сербией и Хорватией?

Общее количество погибших за четыре года с 1991-го по 1995-й оценивается в 20 000 человек. Еще около 500 000 человек стали беженцами. Немного цинично, но эта война была гораздо менее кровавой, чем последующая война Боснии за независимость от той же Сербии. 

Своего Сараево тут не случилось, но в этой войне, как и во всех остальных, есть свои ключевые моменты:

1. Численность войск была далеко не в пользу Хорватии. Югославская армия на начало войны насчитывала 145 000 человек, тогда как хорватская – всего 70 000. Но особенное преимущество было в технике: хорватские войска преимущественно состояли из полицейских отрядов, когда как у их противников были пусть и устаревшие, но танки, авиация и артиллерия. 

Башня Вуковара

Первая серьезная битва войны – за Вуковар – знаменита тем, что город оборонял хорватский гарнизон из 2000 человек против 40 000 человек Югославской народной армии. Оборонял 87 дней почти до полного своего уничтожения. Сербские добровольческие батальоны после захвата города устроили показательную казнь почти 300 хорватов, которых не вывезли вовремя из госпиталя.  

Вуковар стал символом борьбы за независимость Хорватии – и его вернули одним из последним. Два года с 1996-го город был под временной администрацией ООН, но мирно отдали его хорватам лишь в 1998-м.

2. Сербия никогда не признавала, что война в Хорватии проходит с их участием. В Белграде постоянно заявляли о «гражданском конфликте», о силе добровольческих батальонов.

Но в 2007 году Международный суд по преступлениям в бывшей Югославии доказал факт сговора между лидерами Сербской Краины и президентом Сербии Слободаном Милошевичем.

На 90% Сербская Краина финансировалась соседним государством, были постоянные поставки оружия через неконтролируемую границу.

Официально Хорватия никогда не была в состоянии войны с Сербией и Югославией. Она не вводила военное положение, но провела первую мобилизацию в истории страны уже в октябре 1991 года. 

3. Хорватии пришлось пройти несколько унизительных мирных переговоров, пока не пришло время военных действий. В 1995-м хорваты скрытно провели сразу две крайне масштабные операции – «Молния» и «Буря», которые до сих пор в стране отмечаются военными парадами и государственными праздниками. 

В общей сложности они длились всего 9 дней, но была освобождена вся территория от Пакраца до Книна.

 К 1995-му официальный Белград перестал поддерживать сепаратистов в Хорватии, а сами хорваты наростили огромную как для своей страны армию.

К операции «Буря» была произведена мобилизация почти 200 000 военных, которые выступили против 30 000 сербов – полное изменение численности обеих армий за 4 года войны и переговоров. 

Существует легенда, что когда наступление началось, главный штаб сепаратистов достал из сейфа запечатанный в Белграде конверт – официальный план противодействия хорватским войскам. Исследователи утверждают, что эти директивы содержали только одно слово: «Отступайте».

4. Территории, где в 1991-1995 годах существовало сепаратистское «государство», до сих пор остаются наиболее экономически отсталыми регионами Хорватии. В результате этой необъявленной никем войны Хорватия была фактически парализована четыре года, этот конфликт стоил Загребу порядка 15% годового ВВП.

5. Война никем не забыта и сейчас. Даже в футболе – этим летом ультрас «Црвены Звезды» и загребского «Динамо» провели идентичные акции перед матчами Лиги чемпионов. 

Сербские фанаты где-то откопали трофейный танк, который участвовал в битве за Вуковар в 1991-м – и поставили его у ворот стадиона «Маракана» в Белграде. 

Хорваты же поставили перед «Максимиром» старый ржавый трактор, который символизировал основной транспорт беженцев из Сербской Краины в 1995-м. 

Война Хорватии и Сербии сказывается даже на украинском футболе

Последний скандал – скандирование фанатами «Динамо» кричалки Ubij Srbina. «Если бы это сделали мы или россияне, всегда бы играли при пустых трибунах. УЕФА, разве это не двойные стандарты?» – в официальном паблике «Црвены Звезды» даже не поскупились на реакцию на это видео. В ответ болельщики «Динамо» обвинили посла Украины, что тот не реагирует на сербские антиукраинские проявления.

Все по классике.

Война Сербии и Хорватии слишком сильно напоминает Украине события с 2014 года. Проблемы все те же: великодержавие соседа, сепаратисты, насаждение языка и конфликт на годы вперед. 

Когда наша сборная играла с хорватской в отборе на ЧМ-2018, то ультрас «Динамо» опубликовали заявление, которое больше смахивало на пакт о ненападении: «Война на Балканах в 90-х годах и события последних лет в Украине – очень похожи. Именно поэтому количество добровольцев из Хорватии, которые сейчас борются на Востоке Украины, одно из крупнейших из числа европейских стран.

Нам нечего делить с хорватами. Во время ответного матча наших сборных, который состоится в Украине, мы сделаем все зависящее с нашей стороны, чтобы пребывание фанатов из Хорватии у нас в гостях прошло в позитивной атмосфере и без инцидентов».

С Сербией такой мир невозможен. Их общая российская направленность начала новый виток после 2014-го – несколько раз фанаты «Црвены Звезды» даже вывешивали флаг так называемой «ДНР» на своих трибунах. Выезд в Белград для наших болельщиков (как и для их – во Львов) просто невозможен, поэтому УАФ даже не заказывала билетов на матч наших сборных.

Но даже такие выверты в сто раз лучше, чем реальная война. Об этом все же стоит помнить.

Что такое Косово и почему Украина его не признает

Getty Images, BBC, Reuters

Источник: https://ua.tribuna.com/tribuna/blogs/hokkeyfootball/2627802.html

История конфликта сербов и хорватов

Хорватия - союзник нацистской Германии. Кое-что о хорватских футболистах. Преступления против сербского народа
?

Categories: Краткий экскурс в недавнюю историю братского народа и государства Сербии и его конфликта с Хорватией.

Довоенная Югославия

Югосла́вия была идеей среди южных славян, она под­ра­зуме­вала создание единого государства, объединив все славянские народы Балкан (за исключением Болгарии). Идея осу­щест­ви­лась в 1918 году, после распада Австро-Венгерской империи и при создании Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев.

Название «Югославия» было принято после го­сударс­твен­но­го переворота короля сербов, хорватов и словенцев Александра, 6 января 1929 г., пос­ле­довав­ше­го за убийством лидера Хорватской кресть­янс­кой партии Степана Радича, которое было совершено сербскими на­ци­она­лис­та­ми прямо в здании парламента.

Правление короля в этот период ха­рак­те­ризо­валось авторитарно-кон­серва­тив­ны­ми тенденциями. Королевство Югославия во избежание ме­жэт­ни­чес­ких конфликтов и опасности распада делилось на провинции (бановины), не со­от­ветс­тво­вав­шие территории расселения ни одного из основных юж­носла­вянс­ких народов.

Это со­от­ветс­тво­вало идеологии стирания меж­на­ци­ональ­ных различий и ассимиляции.В этот момент сфор­ми­рова­лось движение усташей. Усташи видели себя борцами за не­зави­симость от сербской гегемонии внутри Югославии, ставя своей задачей создание этнически чистой независимой Хорватии.

С самого начала движение усташей создавалось для проведения политики геноцида. Позже они все больше принимали фашистские черты, ори­ен­ти­ру­ясь на примеры Гитлера и Муссолини. В отличие от других хорватских оп­по­зици­он­ных движений, усташи ис­поль­зо­вали для достижения своих целей прежде всего на­силь­ствен­ные методы, в том числе терроризм.

До ор­га­низо­ван­но­го хорватскими усташами убийства короля Александра в 1934 Югославия была ори­ен­ти­рова­на на союз с де­мок­ра­тичес­ки­ми державами Западной Европы (входило в так называемую Малую Антанту).

После гибели короля и прихода к власти князя-наместника Павла государство взяло курс, дру­жест­вен­ный к фашистским странам — Германии и Италии.В марте 1941 г. пра­витель­ство Югославии при­со­еди­нилось к Берлинскому пакту фашистских держав, что вызвало широкое движение протеста. 27 марта про­фашист­ское пра­витель­ство было свергнуто.

Вторая мировая

6 апреля 1941 г. на Югославию напали фашистские войска, ок­ку­пиро­вав­шие и расч­ле­нив­шие территорию страны. Было создано са­мос­то­ятель­ное Независимое государство Хорватия. Власть в стране при­над­ле­жала уль­тра­наци­она­лис­ти­чес­ко­му движению усташей.

Целью движения было превращение Хорватии в стоп­ро­цент­но ка­толи­чес­кую страну, а проживавших в ней сербов, цыган и евреев пред­по­лага­лось уничтожить. Хорватия была единс­твен­ной европейской страной-союзницей Германии, создавшей свои собственные кон­цент­ра­ци­он­ные лагеря.

Крупнейшим из лагерей был комплекс Ясеновац, в котором заключённых убивали с особенной жестокостью, причём убийства людей были поставлены на поток. Ясеновац был конвейером смерти. Наибольшее количество жертв было среди сербов.

В Ясеноваце по степени жестокости палачи превзошли даже своих немецких учителей[источник не указан 42 дня], массово сжигая людей живыми или разделывая живых людей спе­ци­аль­ны­ми ножами-сербосеками, крепящимися к руке.

Боснийских мусульман усташи, напротив, отнесли к хорватам му­суль­манс­кой веры и официально приравняли их в правах к католикам. Государство даже пре­дос­та­вило здание музея в Загребе для пе­ре­обо­рудо­вания в мечеть. Боснийские мусульмане в равной мере призывались на службу в армию.

Также из мусульман под немецким пок­ро­витель­ством был сформирован отдельный боснийский отряд СС, так называемая дивизия «Ханджар», под­держи­вав­ша­яся Хаджом Амином аль-Хуссейни, великим муфтием Иерусалима (а также дядей Ясира Арафата), а также дивизия СС «Кама».

Поскольку сами хорваты были славянами, а в со­от­ветс­твии с нацистской идеологией, славяне — люди низшего сорта, усташи выдвинули теорию готского про­ис­хожде­ния хорватов.Размах геноцида в Хорватии заставил даже Муссолини пре­дос­та­вить в Италии убежище сербам и евреям, спасавшимся от режима усташей.

Гитлеровцы также критиковали усташей за сербский геноцид (поскольку под­держи­вали в Сербии «дру­жест­вен­ное» ма­ри­оне­точ­ное пра­витель­ство Милана Недича), однако прак­ти­чес­ких действий по остановке террора не предп­ри­нима­ли.

Во время Второй мировой войны, согласно различным оценкам на территории Югославии было убито от 500 000 до 1 200 000 сербов. И про­фашист­ский режим усташей в Хорватии был основным ор­га­низа­тором геноцида.

Новейшая история. Война в Республике Сербская Краина

Сербы на территории современной Хорватии компактно проживали со времен Сред­не­вековья, но их земли никогда не входили в состав Хорватии, за исключением насильного их включения по решению Гитлера в так называемое «Независимое государство хорватское» в 1941 году.

На фоне обострения меж­на­ци­ональ­ных отношений в период распада Югославии, в Конституцию Хорватии были внесены изменения, согласно которым «Хорватия является го­сударс­твом хорватского народа», на территории Хорватии запрещается ис­поль­зо­вание сербской кириллицы.

Происходит смена го­сударс­твен­ной символики Хорватии и флаг меняется на «шаховницу» — хорватский флаг времён усташеского правления. В ответ на это, жившие в ад­ми­нист­ра­тив­ных границах Со­ци­алис­ти­чес­кой Республики Хорватия сербы, опасаясь повторения геноцида 1941—1945 гг., в декабре 1990 года про­возг­ла­сили Сербскую автономную область Краина.

В апреле 1991 года краинские сербы приняли решение о выходе из состава Хорватии и при­со­еди­нении к Республике Сербской, которое было затем подт­вер­жде­но на проведённом в Краине референдуме. 25 июня 1991 года Хорватия од­новре­мен­но со Словенией про­возг­ла­сила свою не­зави­симость от Югославии.Атмосфера неприязни к сербам ощущалась очень остро.

На 1989 год в Хорватии проживал один миллион сербов. Только с 1991 по 1993 год из Хорватии в целом были изгнаны около 300 000 сербов. Сколько сербов ушло со своих земель с 1989 по 1991, никто ещё не считал.

Население 28 му­ници­пали­тетов Краины перед хорватскими вторжениями на 1993 год насчитывало 435 595 человек, 91% из которых были сербами, 7% — хорватами и 2% людьми других на­ци­ональ­нос­тей. После Второй Мировой Войны и по сей день это была самая масштабная военная операция в Европе.

И после Второй Мировой Европа не видела такого массового потока беженцев: полмиллиона сербов всего за несколько дней были вынуждены бежать со своих земель.4 августа 1995 года в 3 утра хорваты официально оповестили ООН о начале операции.

4 августа же был день ос­во­бож­де­ния самого страшного концлагеря на Балканах Ясеновац во Второй Мировой, хорваты приурочили нападение именно к этой дате.

Пред­шест­ву­ющие этому 4 года войны и дальнейшее развитие событий наилучшим образом освящено в статье И. С. Плеханова: «Падение Р.С.К». Лишь коротко отметим, что степени зверства и бес­че­ловеч­ности хорватов и их союзников (в первую очередь из стран НАТО и «ми­рот­ворчес­ких» войск ООН) могли бы по­зави­довать войска третьего рейха. Нападавшие видели лишь одну цель — уничтожить сербское население краинских земель и сделать это с мак­си­маль­ной жестокостью.

Уже после окончания шес­тиднев­ной мас­си­рован­ной военной операции «Олуя» («Песчаная Буря») по зачистке территории Сербской Краины беженцев бомбят самолёты НАТО (хотя НАТО, естественно, и отрицает эти прес­тупле­ния) и хорватская авиация, ведётся ар­тилле­рий­ский обстрел сербов на дорогах, расстрел из стрелкового оружия и танков. Бесконечные колонны сербов атакуются хорватами непрестанно. Хорватские дети и ка­толи­чес­кие священники забивают женщин кирпичами и арматурой, закалывают вилами. Такое количество людей никогда не гибло в Европе после Второй Мировой за такой короткий отрезок времени.В Европе быстро ор­га­низо­выва­ет­ся настоящая охота на людей. Неделя «сафари» стоила около 3000 долларов. Была создана известная хорватская ин­терб­ри­гада. Наёмникам-убийцам бесп­ре­пятс­твен­но разрешалось фо­тог­ра­фиро­вать­ся над трупами сербов, убивать, насиловать. В основном в Хорватию приехали немцы, голландцы, англичане, американцы, датчане, венгры.

Материалы по теме

Краткая история прихода сербского народа в Краину, а также подробная хронология военных действий в Сербской Краине в 1990—1995 гг. хорошо описана в уже упомянутой статье Плеханова «Падение Р.С.К».

Источники

Источник: https://srbija-ru.livejournal.com/50769.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.